image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
[Скрыть витрину]


Рецензии и отзывы на наши книги

Александр Резник

ТРОЦКИЙ И ТОВАРИЩИ
левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы



Christopher Read

Slavic Review, Volume 77, Issue 4 Winter 2018 , pp. 1111-1112

Around 1988, in the fast-changing USSR, one of the signs of serious change was the appearance of officially-published editions of the works of Bolsheviks that had been banned up until then, including those of the demon-in-chief, Lev Trotskii. After initial enthusiasm driven by a naïve hope that they might contain an inspirational vision of a renewed Bolshevik socialism, most readers appeared to become rapidly disillusioned with the same old ideology, “theological” arguments comparable to angels on pinheads, and “langue du bois” wrapping arguments in heavy clichés. Not everyone was turned off, however, and a few devotees of Trotskii began to appear. Now, a generation later a few followers and some small groups interested in his ideas have promoted new studies like the one under review here. Aleksandr Reznik's superbly-researched account looks in greater detail and on a deeper archival base than any predecessor at the vital inner-party struggle of 1923–25 around the emerging left opposition.

Читать далее:
https://doi.org/10.1017/slr.2018.344

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Лиза Биргер

"Понять, как устроен ад"

"Такие дела"

"Роман Анны Клепиковой производит такое мощное впечатление именно своим отказом производить впечатление. Своим принципиальным несогласием как будто даже быть романом: с драмой, с сюжетными линиями, с эпитетами. Автор очень осознанно, очень старательно придерживается здесь позиции «Я наблюдатель», человек, лишенный эмоций или скорее даже права на эмоции, беспощадный в первую очередь к себе самой: а почему я так подумала? почему я так сказала? почему я в этой ситуации оказываюсь на стороне одних, а не других?"

Читать далее:
https://takiedela.ru/2019/02/ponyat-kak-ustroen-ad

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

«ОСОБЫЙ ПУТЬ» РОССИИ
от Достоевского до Кончаловского



Елена Иваницкая

«Особый путь» или тропинка неудачников?

"Инвест-Форсайд"

"Над идеей «нашего особого пути» автор саркастически посмеялся уже в оглавлении. Все главы книги нумерованы по кириллической системе, то есть древнерусскими буквами с титлом. «Азъ с титлом» – это 1, «вѣ́ди с титлом» – 2, «глаголь с титлом» – 3… По-моему, едко и остроумно. Дмитрий Травин отвергает все учения об «особом пути» как полностью ненаучные, во-первых, а во-вторых, как упаднические и деморализующие."

Читать далее:
https://www.if24.ru/osobyj-put-rossii-travin/

Все рецензии на эту книгу

Мэри Маколи

ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ НА ОКНЕ В ПЕТЕРБУРГЕ
Воспоминания чопорной англичанки



Мария Нестеренко

«Беспартийная женщина — это даже хуже, чем еврей»

Горький медиа

В чем польза герани для сердца, сколько раз нужно мыть голову, если горячую воду дают дважды в неделю на два часа, и почему не стоит совершать лишних движений? Британский социолог Мэри Маколи много лет провела в СССР и России, написала несколько книг по советской истории и наконец выпустила воспоминания о жизни в нашей стране. По просьбе «Горького» об этой книге, недавно переведенной на русский, рассказывает Мария Нестеренко.

Читать далее:
https://gorky.media/context/bespartijnaya-zhenshhina-eto-dazhe-huzhe-chem-evrej/

Все рецензии на эту книгу

Хюртер Й, ред.

ЗАМЕТКИ О ВОЙНЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ
Восточный фронт 1941– 1942 гг. в записях генерала Хейнрици



Андрей Мартынов

"Война на уничтожение против СССР, о которой немцы знали, но не вспоминали"

Regnum

Сам Хейнрици, судя по всему, придавал определенное значение своим записям. В письме к супруге он прямо заявлял: «Храни эти письма. Они — мои единственные записи. Если они заваляются в твоих сумочках, позднее их не соберешь».

Читать далее:
https://regnum.ru/news/2560311.html

Все рецензии на эту книгу

Мария Пироговская

МИАЗМЫ, СИМПТОМЫ, УЛИКИ
запахи между медициной и моралью в русской культуре второй половины XIX века



Александр Вилейкис

"Миазмы, симптомы и запах серы"

Личный блог

Чувствуется, что это self-drive research. Тема настолько узкая и по-хорошему странная, что вряд ли она интересна широкому кругу читателей. Впрочем исследование проведено с дотошностью, граничащей с одержимостью, что говорит в пользу авторки, которой, судя по книге, принципиально знать ответ на поставленные вопросы.

Читать далее:
https://vk.com/@alexandro.vileykis-sera

Все рецензии на эту книгу

Владимир Фещенко

ЛИТЕРАТУРНЫЙ АВАНГАРД
НА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ПОВОРОТАХ



Валерий Отяковский

Аномалии глоссолалии

Журнал «Знамя» 1, 2019

Богатством изобилует и количество подходов Фещенко к выбранному материалу. В одних главах он реконструирует историю понятий, в других — даёт биографические очерки зарубежных авангардистов, обойдённых вниманием в России. Есть фрагмент, где он составляет рекомендацию по переводу визуальной поэзии. Есть фрагмент, где он описывает неопубликованные материалы к истории футуризма. Есть фрагмент, где он делится чем-то вроде садового путеводителя (!). Структура этой книги сама сродни авангардистскому роману, где коллаж разнородных частей авторским назначающим жестом приобретает целостность и выстраивается в концептуальное единство. На самом деле, подобное собранье пёстрых глав, хотя и удивляет изначально, всё-таки служит лучшим способом раскрыть индивидуальность принципиально разных творческих манер и подчеркнуть своеобычность взгляда каждого учёного

Читать далее:
http://znamlit.ru/publication.php?id=7159

Все рецензии на эту книгу

Марина Бобрик

ПРОЗА ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА «ХОЛОДНОЕ ЛЕТО» (1923)
Языковой комментарий



Ирина Сурат

"Сохранённая речь"

Журнал «Знамя» 1, 2019

В отличие от нас, автор книги не пускается в толкования, а действует как историк языка и сосредотачивает свои усилия на тех мандельштамовских сдвигах, какие видны на фоне языка эпохи, таким образом следуя известной установке, сформулированной, например, Р.Д. Тименчиком: «Профессиональная проблема комментатора заключается в том, чтобы его агрессивные акции приближали читателя препарированного текста к исторической рецепции и, таким образом, к гипотетическому “авторскому замыслу”»2 . Эта задача, несомненно, решена в книге Марины Бобрик, но, повторю, предлагаемый комментарий открывает и более широкие пути и перспективы, подсказывает темы уже не лингвистического, а собственно литературоведческого разбора.

Читать далее:
http://znamlit.ru/publication.php?id=7156

Все рецензии на эту книгу

Фотомонтажный цикл Юрия Рожкова к поэме Владимира Маяковского «Рабочим Курска, добывшим первую руду...»: Реконструкция неизданной книги 1924 года. Статьи. Комментарии



Лекция Александра Бошковича

Constructivist Cinépoem: Rozhkov's Photomontages for Maiakovskii's Poem “To The Workers of Kursk”

In 1924 the self-taught artist Iurii Nikolaevich Rozhkov created a series of photomontages inspired by Vladimir Maiakovskii’s propagandistic ode to labor, “To the Workers of Kursk,” and the geological discovery of the Kursk Magnetic Anomaly (KMA), the biggest iron-ore basin in the world. The series was first shown at the “Twenty Years of Work” exhibition in January 1930, which the poet himself curated. In the exhibition catalogue, Maiakovskii made note of Rozhkov’s work as: “A temporary monument. Rozhkov’s montages. To be printed.” Two months after the exhibition Maiakovskii committed suicide. Rozhkov’s photomontages remained unpublished during his lifetime. The talk introduces Rozhkov’s less-known photomontage series as a new model of the avant-garde photopoetry book, which offers a sequential reading of Maiakovskii's poem and functions as a cinematic dispositive of the early Soviet agitprop apparatus (dispositif). Bošković argues that the photopoem itself converts into an idiosyncratic avant-garde de-mountable memorial to the working class: a dynamic ciné-dispositive through which the early agitprop apparatus is realized in lived experience, reproduced, and transformed, thus delineating its shift towards the new dispositif of the late 1920s—socialist realism.

Читать далее:
https://events.stanford.edu/events/821/82186/

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

«ОСОБЫЙ ПУТЬ» РОССИИ
от Достоевского до Кончаловского



Михаил Соколов, интервью с Дмитрием Травиным

"Страной овладела партия особого пути России?"

Радио "Свобода"

Вышла книга Дмитрия Травина "Особый путь" России: от Достоевского до Кончаловского". Говорим на эту очень актуальную, на мой взгляд, тему – что это за путь России, кто его адепты, находится ли путинская Россия на этой траектории весьма специфического пути. О судьбе имперской, советской, путинской России дискутируют Дмитрий Травин, научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета, и доктор философских наук Игорь Чубайс.

Читать далее:
https://www.svoboda.org/a/29679790.html

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

«ОСОБЫЙ ПУТЬ» РОССИИ
от Достоевского до Кончаловского



Вышла в свет книга о поисках «особого пути» России

Vatnikstan

Издательство Европейского университета выпустило исследование Дмитрия Травина «„Особый путь“ России от Достоевского до Кончаловского». Книга представляет собой обзор многочисленных мессианских теорий, в которых Россия представляется как страна с особым призванием, с особым путём в будущее, принципиально отличающимся от стандартного пути модернизации. В первой части книги анализируются классические теории особого пути от славянофильства и концепций Данилевского и Достоевского до евразийства и представлений Ричарда Пайпса. Во второй части представлены теории современных авторов: как идеологии, так и научные концепции различных направлений. Издатели отмечают, что большая часть современных теорий особого пути впервые рассматривается как единое целое и подвергается обстоятельному критическому разбору.

Читать далее:
https://www.vatnikstan.ru/news/kniga-o-poiskah-osobogo-puti/

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

«ОСОБЫЙ ПУТЬ» РОССИИ
от Достоевского до Кончаловского



Интервью в Дмитрием Травиным

«После Путина у нас вновь появится шанс в деле догоняющей модернизации»

Znak.ru

— Дмитрий Яковлевич, с каким замыслом вы выпустили свою книгу?

— Я много лет занимаюсь исследованием модернизации, в частности вопросом, почему Россия отстала от западных стран. Занимаясь этим вопросом, я обнаружил, что многие российские исследователи самого разного толка полагают, что у России есть какой-то «особый путь» и она не должна гнаться за Западом, но даже если будет это делать, то в силу разных жутких особенностей у нее все равно не получится пойти по западному пути. То есть среди сторонников «особого пути» есть как оптимисты, так и пессимисты. Пессимисты — это, например, либералы, разочаровавшиеся в народе и считающие, что широкие массы в любом случае поведут Россию «особым путем», то есть в тупик.

Читать далее:
https://www.znak.com/2018-11-19/nikakogo_osobogo_puti_u_rossii_net_ekonomist_dmitriy_travin_o_sudbe_nashey_strany

Все рецензии на эту книгу

Юлия Сафронова

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ
введение: учебное пособие



Дементьев И.О.

Что такое историческая память?

"Историческая экспертиза"

"Эта небольшая книга построена по проблемному принципу: в нескольких главах автор раскрывает основные тенденции в развитии  порой выходя за рамки «чистой» историографии, как и должно быть при обращении к междисциплинарному исследовательскому полю. В первой главе автор дает общую характеристику исследовательскому направлению  — обсуждает мемориальный бум рубежа столетий и институциональный кризис в исследованиях коллективной памяти. Читателю предоставляется возможность познакомиться с некоторыми известными именами в современной науке, получить ясное представление о феномене коллективной памяти. Ю.А. Сафронова показывает, что коллективная память — это социокультурная конструкция, которая функциональна, изменчива и нуждается в выборе конкретного объекта для анализа..."

 

Читать далее:
https://istorex.ru/page/dementev_io_chto_takoe_istoricheskaya_pamyat

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

«ОСОБЫЙ ПУТЬ» РОССИИ
от Достоевского до Кончаловского



Есть ли у России особый путь?

Росбалт

Попытки обосновать исключительность нашей страны напоминают поиски философского камня. И они ни к чему не приведут, считает экономист Дмитрий Травин.

 

Читать далее:
www.rosbalt.ru/russia/2019/01/12/1757386.htm

Все рецензии на эту книгу

Константин Тарасов

СОЛДАТСКИЙ БОЛЬШЕВИЗМ
Военная организация большевиков и леворадикальное движение в Петроградском гарнизоне (февраль 1917 г. — март 1918 г.



Бажанов Денис Александрович, Николаев Андрей Борисович

"Российская история" 2018 #6

Проанализировав канун выступления 3–5 июля, автор сделал обоснованный вывод, что большевики теряли популярность среди радикально настроенных солдат и уступали его анархистам. Именно под влиянием последних, а также некоторых рядовых большевиков и произошло стихийное выступление солдат гарнизона (с. 145–146, 149, 159–160). Такая интерпретация событий, основанная на значительном количестве материалов, довольно убедительна и нова для отечественной историографии. На данном конкретном примере показано, что процесс взаимодействия масс и политических организаций носил взаимный характер: с одной стороны, поддерживая требования масс (солдат), организация («Военка») обеспечивала поддержку ими своих лозунгов. С другой стороны, организация, не закреплявшая свое влияние институционально, вынуждена была учитывать пожелания солдат, а иногда и следовать им, как это произошло 3–5 июля.

 

Читать далее:
https://ras.jes.su/rushistory/s207987840001450-4-1

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Ольга Балла

"Антрополог спускается в ад"

Дружба народов. - № 11. - 2018

В целом же речь в книге идёт о существовании на границах человеческого – в той пограничной области, куда люди, считающие себя принадлежащими к так называемой норме, стараются лишний раз не заглядывать – и правильно стараются, таким образом норма, вещь чрезвычайно хрупкая, оберегает себя - это разрушительное зрелище. Не выходя за рамки исследовательских (то есть – отстранённых) интонаций (впрочем, у читателя будет много возможностей увидеть, насколько тяжело ей всё это далось), автор описывает область катастрофы, беды и безнадёжности, где они – не экстремальное состояние, а норма и рутина. Область, где обыденно то, что обыденным быть, по идее, не может и не должно.

 

Читать далее:
gertman.livejournal.com/248428.html

Все рецензии на эту книгу

Мария Пироговская

МИАЗМЫ, СИМПТОМЫ, УЛИКИ
запахи между медициной и моралью в русской культуре второй половины XIX века



Мария Нестеренко

"Истоки и смысл русских запахов"

Colta

Теория миазмов, с которой начинается исследование, представляет собой специфическую модель, оформившуюся к середине XVIII столетия и использовавшуюся «для объяснения эпидемических болезней, но постепенно распространенную на прочие проявления нездоровья». Иными словами, причина и следствие меняются местами: дурные запахи способны влиять на здоровье людей, они «впитывались в тела людей и животных и производили отравляющее и болезнетворное действие». Теория зародилась в Европе, а в Россию попала в конце XVIII столетия и стала весьма влиятельной среди медиков.

 

Читать далее:
www.colta.ru/articles/literature/20184-istoki-i-smysl-russkih-zapahov

Все рецензии на эту книгу

Виктор Кельнер

ЩИТ
М. М. Винавер и еврейский вопрос в России в конце XIX — начале XX века



М. Крутиков

Перевод Виктора Кельнера

"Форвертс"

 

ST. ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРЕССА / ВИКИМЕДИА

   Максим (Мордехай) Винавер (1862 - 1926) был одной из центральных фигур современной российской истории. Он был один из самых престижных российских юристов, известный либеральный политик и еврейский культуртрегер. Его прославленная биография, написанная петербургским историком профессором Виктором Кельнером, появилась в издательстве петербургского "Европейского университета". Название книги «Щит: Максим Винавер и еврейский вопрос в России в конце 20-го века» напоминает название сборник «Щит», который опубликовала группа заинтересованных русских литераторов, чтобы показать свою солидарность с евреями против антисемитских гонений. Сегодня эта монография показывает роль, которую взял на себя Винавер, в деле защиты российского еврейства с помощью политических и правовых мер. 

   Винавер – это новый тип еврейского политического деятеля нового поколения, появившегося в конце девятнадцатого века. До этого еврейская политика в России находилась в руках богатых меценатов и ходатаев. Антисемитская политика после погромов с 1881 по 1882 год показала, что их деятельность не имела никакого эффекта. Как российский политик, Винавер после событий 1905 года, стал одним из лидеров Конституционно-демократической партии, самой могущественной политической силы в России того времени. Он объявил, что политическая программа его партии должна включать в себя особое право евреев на равенство. 

   Еврейские либералы были членами объединений русско-еврейской интеллигенции. Они верили, что Российская Империя сможет реформировать себя демократическим путем, и она уже решит «еврейский вопрос». Но более популярными на еврейской улице стали два более радикальных политических направления: сионизм и социализм. Их влияние усилилось после погромного марта 1903 года. Несионисты и несоциалистические представители еврейства верили в либеральные формы реформ и создавали специальные еврейские политические организации. Как адвокат, а в то время многие адвокаты были вовлечены в активную политическую деятельность, Винавер не поддерживал деятельность сионистов и социалистов. Его самый сильный политический противник, Жаботинский, в отличие от Винавера, не верил, что евреи будут частью России в будущем. 

   Книга Кельнера представила яркую картину тех чувств, которые переживал Винавер в атмосфере общественного возрождения русского еврейства в первые годы двадцатого века. В то время поколение еврейских интеллигентов участвует в российской политике во многих ее областях. Возникали новые общественные объединения и политические организации, во главе которых стояли евреи-либералы. Часто в них входили и активисты Бунда и сионисты. Их деятельность распространялась и на провинциальные города. Относительно небольшое число либералов, входивших в эти объединения, попыталось соединить общероссийское общественное движение с особыми еврейскими интересами. Они стремились найти свое место, как русские евреи, поскольку полагали, что русским евреям нужно отстаивать собственные интересы в российском обществе. По этой причине они утверждали, что проблема политических и гражданских прав для евреев должна постоянно оставаться в центре внимания самых широких политических требований, наряду с другими актуальными вопросами, такими как полные права для женщин и независимость для Польши. 

Но даже такая ограниченная политическая программа была слишком радикальной для политически недалекого правительства. В 1906 году Винавер был избран депутатом Первой Государственной Думы (парламента), где он стал одной из самых важных фигур. Эта Дума просуществовала только 72 дня и была разогнана царской властью. Особые усилия были предприняты Винавером для того, чтобы, организовать избрание в новую Думу своих сторонников. Позднее он он сосредоточил свои усилия на создании и деятельности еврейских культурных и научных объединений. Вместе с историком Семеном Дубновым, писателем и этнографом С. Анским, он стал одним из основателей Еврейского историко-этнографического общества. С политической точки зрения, они принадлежали совершенно разным политическим направлениям: Анский был социалистом- революционером, а Дубнов – автономистом, то есть,  поддерживал идею еврейского национального культурной автономии.

   Биографические исследования В Кельнера о таких знаменитостях, каким являются Максима Винавер и Семен Дубнов, а также биография Галины Элиасберг, посвященная еврейскому литературоведу Израилю Цинбергу являются одними из самых значительных новых российских исследований в истории культуры идиша. К сожалению, они не доступны для публики, которая не может читать на русском языке. Но знание о наличии подобных исследований, стимулирует обращение к биографиям этих деятелей.

                                                             М. Крутиков.

 

ST. PETERSBURG UNIVERSITY PRESS/WIKIMEDIA

 

מאַקסים װינאַװער און וויקטאָר קעלנערס בוך וועגן אים.

מאַקסים (מרדכי) װינאַװער (1862 - 1926) געהערט צו די סאַמע צענטראַלע פֿיגורן פֿון דער מאָדערנער רוסיש־ייִדישער געשיכטע. ער איז געװען אײנער פֿון די די חשובֿסטע רוסישע אַדװאָקאַטן, אַ פּראָמינענטער ליבעראַלער פּאָליטיקער, און אַ ייִדישער כּלל־טוער. זײַן פּרטימדיקע ביאָגראַפֿיע, אָנגעשריבן דורך דעם פּעטערבורגער היסטאָריקער פּראָפֿעסאָר װיקטאָר קעלנער, איז אַרױס אינעם פֿאַרלאַג פֿונעם פּעטערבורגער „אײראָפּעיִשן אוניװערסיטעט‟. דער טיטל פֿונעם בוך „שילד: מאַקסים װינאַװער און די ייִדישע פֿראַגע אין רוסלאַנד סוף 19טן ־אָנהײב 20טן יאָרהונדערט‟ דערמאָנט אָן דעם נאָמען פֿונעם זאַמלבוך „שילד‟, װאָס אַ גרופּע אָנגעזעענע רוסישע ליטעראַטן האָט אַרױסגעגעבן כּדי אַרױסצוּװײַזן זײער סאָלידאַריטעט מיט ייִדן קעגן אַנטיסעמיטישע רדיפֿות פֿונעם צאַרישן רעזשים. אײנצײַטיק באַצײכנט דאָס װאָרט די ראָלע, װאָס װינאַװער האָט גענומען אױף זיך, כּדי צו באַשיצן זײַן פֿאָלק דורך פּאָליטישע און לעגאַלע מיטלען.

װינאַװער איז געװען אַ ייִדישער כּלל־טוער פֿון אַ נײַעם שניט, װאָס איז אַנטשטאַנען סוף נײַנצנטן יאָרהונדערט. ביז דעמאָלט איז די ייִדישע עפֿנטלעכע פּאָליטיק אין רוסלאַנד געװען אין די הענט פֿון רײַכע שתּדלנים, אָבער דער אַנטיסעמיטישער נאָך די פּאָגראָמען פֿון 1881 - 1882 האָט דערװיזן, אַז זײער טעטיקײט האָט ניט קײן פּעולה. װינאַװער האָט זיך קונה־שם געװען װי אַ רוסישער פּאָליטיקער נאָך דער רעװאָלוציע פֿון 1905, װען ער איז געװאָרן אײנער פֿון די אָנפֿירער פֿון דער קאָנסטיטוציאָנעל־דעמאָקראַטישער פּאַרטײ („קאַדעטן‟), דעם שטאַרקסטן ליבעראַלן פּאָליטישן כּוח אין רוסלאַנד. ער האָט אױסגעפּועלט, אַז די פּאָליטישע פּראָגראַם פֿון זײַן פּאַרטײ זאָל אַרײַננעמען אַ ספּעציעלע פֿאָדערונג פֿון גלײַכע רעכט פֿאַר ייִדן.

ייִדישע ליבעראַלן זײַנען לרובֿ געװען מיטגלידער פֿון דער הױפּטשטאָטישער רוסיש־ייִדישער אינטעליגענץ. זײ האָבן געגלױבט, אַז די רוסישע אימפּעריע לאָזט זיך רעפֿאָרמירן אױף אַ דעמאָקראַטישן אופֿן, און דאָס װעט שוין אויך לײזן די „ייִדישע פֿראַגע‟. אָבער מער פּאָפּולער אױף דער ייִדישער גאַס זײַנען געװען צװײ אַנדערע, מער ראַדיקאַלע פּאָליטישע שטראָמען: ציוניזם און סאָציאַליזם. זײער השפּעה איז געװאָרן נאָך שטאַרקער נאָך דעם קעשענעװער פּאָגראָם פֿון 1903. ניט ציוניסטן און ניט סאָציאַליסטן האָבן ניט געגלױבט אין ליבעראַלע רעפֿאָרמען און האָבן זיך אונטערגענומען צו שאַפֿן ספּעציעלע ייִדישע פּאָליטישע אָרגאַניזאַציעס כּדי צו פֿאַרטײדיקן די אײגענע אינטערעסן. װי אַן אַדװאָקאַט, האָט זיך װינאַװער אַקטיװ באַטײליקט אין פֿאַרטײדיקן ייִדישע אַקטיװיסטן אינעם רוסישן געריכט, אָבער װי אַ פּאָליטיקער האָט ער ניט געשטיצט זײער טעטיקײט. דער סאַמע שטאַרקסטער פּאָליטישער קעגנער זײַנער איז געװען דער יונגער ציוניסט װלאַדימיר (זאבֿ) זשאַבאָטינסקי, װעלכער האָט ניט געגלױבט, אַז ייִדן קענען האָבן װאָסער ניט איז חלק אינעם צוקונפֿטיקן רוסלאַנד.

קעלנערס בוך מאָלט אַ לעבעדיק בילד פֿון װינאַװערס פֿילזײַטיקער טעטיקײט אין דער אַטמאָספֿער פֿון דער עפֿנטלעכער אױפֿלעבונג פֿונעם רוסישן ייִדנטום אין די ערשטע יאָרן פֿונעם צװאַנציקסטן יאָרהונדערט. דער נײַער דור ייִדישע עסקנים האָט זיך אַקטיװ אַרײַנגעמישט אין דער רוסישער פּאָליטיק דורך פֿאַרשידענע קאַנאַלן. די רײַכע פּני פֿונעם רוסישן ייִדנטום האָבן משתּדל געװען בײַ ליבעראַלע מיטגלידער פֿון דער צאַרישער רעגירונג און מיט אױסלענדישע פּאָליטיקער, בעת בונדיסטישע און ציוניסטישע אַקטיװיסטן האָבן אָרגאַניזירט ייִדישע מאַסן אין דער פּראָװינץ. די רעלאַטיװ קלײנע צאָל ליבעראַלן מיט װינאַװערן בראָש האָבן געפּרוּװט אױפֿצובױען אַ בריק צװישן דער אַלגעמײנער רוסישער פּאָליטיק און ספּעציעלע ייִדישע אינטערעסן װײַל זײ האָבן געגלױבט, אַז רוסישע ייִדן דאַרפֿן זײַן אַ טײל פֿון דער רוסישער געזעלשאַפֿט. דערפֿאַר האָבן זײ געהאַלטן, אַז דער ענין פֿון פּאָליטישע און בירגערלעכע רעכט פֿאַר ייִדן דאַרף מען לײזן אין אַ ברײטערן גערעם, אין אײנעם מיט אַנדערע אַקטועלע פּאָליטישע ענינים, אַזעלכע װי פֿולע רעכט פֿאַר פֿרױען און אַן אױטאָנאָמיע פֿאַר פּױלן.

אָבער אַפֿילו אַזאַ באַגרענעצטע פּאָליטישע פּראָגראַם איז געװען צו ראַדיקאַל פֿאַר דער צאַרישער רעגירונג. װינאַװע איז אױסגעקליבן געװאָרן װי אַ דעפּוטאַט פֿון דער ערשטער מלוכישער „דומע‟ (פּאַרלאַמענט) אין 1906, װוּ ער איז געװאָרן אײנע פֿון די װיכטיקסטע פֿיגורן. די דאָזיקע דומע איז צעלאָזט געװאָרן נאָך 72 טעג, װײַל איר טעטיקײט איז ניט געװען צום האַרצן דעם צאַר ניקאָלײַ דעם צװײטן. מען האָט ספּעציעל פֿאַרװערט װינאַװערן צו באַלאָטירן זיך אין די קומעדיקע דומעס. דעמאָלט האָט ער זיך אָפּגעגעבן מיט דער ייִדישער טעטיקײט. אין אײנעם מיט דעם היסטאָריקער שמעון דובנאָװ און דעם שרײַבער און עטנאָגראַף ש. אַנ־סקי איז װינאַװער געװאָרן אײנער פֿון די גרינדער פֿון דער ייִדישער היסטאָריש־עטנאָגראַפֿישער געזעלשאַפֿט. פּאָליטיש האָבן זײ געהערט צו ביז גאָר פֿאַרשידענע ריכטונגען: אַנ־סקי איז געװען אַ סאָציאַליסט־רעװאָלוציאָנער און דובנאָװ האָט געשטיצט די אידעע פֿון דער ייִדישער נאַציאָנאַל־קולטורעלער אױטאָנאָמיע אין גלות, אָבער זײ האָבן נאָענט מיטגעאַרבעט אין ייִדישע קולטורעלע אָרגאַניזאַציעס.

 

קעלנערס ביאָגראַפֿישע שטודיעס פֿון מאַקסים װינאַװער און שמעון דובנאָװ, װי אױך גאַלינאַ עליאַסבערגס ביאָגראַפֿיע פֿון ישׂראל צינבערג, זײַנען צװישן די סאַמע װיכטיקע נײַע רוסישע פֿאָרשונגען אין דער ייִדישער קולטור־געשיכטע. צום באַדױערן, בלײַבן זײ עד־היום ניט צוטריטלעך פֿאַר די לײענער, װאָס קענען ניט לײענען קיין רוסיש. זײ װאָלטן זיך זײער גוט צוגעפּאַסט צו דער ביאָגראַפֿישער סעריע „ייִדישע לעבנס‟, װאָס גײט אַרױס דורכן פֿאַרלאַג פֿונעם יעל־אוניװערסיטעט.

 

Читать далее:
http://yiddish.forward.com/articles/213266/maxim-vinaver-a-jewish-activist-and-liberal-politi/

Все рецензии на эту книгу

Оксана Булгакова

СУДЬБА БРОНЕНОСЦА
Биография Сергея Эйзенштейна



Зиновьева Е.

"Нева". 2018. № 1. С. 226–227.

"...подробно и увлекательно пишет О. Булгакова. Дана широкая панорама театральной и кинематографической жизни СССР и зарубежья 20—40-х годов прошлого века, времени исканий и находок. И, конечно, реалии страшной жесткой эпохи: показательные политические процессы, травля художников, поэтов, писателей, музыкантов, людей, близких Эйзенштейну, и его врагов. <...> Булгакова пишет о том, как он выживал и почему выжил. Сквозная линия в книге — малоизвестные  страницы о влиянии психоанализа Фрейда на жизнь и творчество Эйзенштейна. Интенсивный самоанализ он вел всю жизнь, встречался с ведущими зарубежными психоаналитиками, посещал сеансы психоанализа. Так он хотел найти объяснение своим темным переживаниям, собственным кризисам, преодолеть сложный травматический комплекс <...>. В итоге все же — впечатляющий портрет человека аполитичного, для которого самым важным оставалось творчество, поиск необычных визуальных, цветовых и звуковых решений, создание особого языка кино..."

 

Читать далее:
http://magazines.russ.ru/media/uploads/2018/06/17/23_%D0%97%D0%98%D0%9D%D0%9E%D0%92%D0%AC%D0%95%D0%92%D0%90.pdf

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Елена Погорелая

«Остров Сахалин» Э. Веркина и "Наверно я дурак" А. Клепиковой

"Новая юность" №147

Почему я их сравниваю? Потому что они похожи. И там, и там в центре событий оказывается исследователь — человек из другого мира, футуролог или антрополог. И там, и там этот «исследовательский» фокус хотя и обеспечивает дистанцию, но немало вредит непосредственному повествованию. Футурологические выкладки веркинской Сирени беспомощны, особенно на фоне действительно впечатляющих картин разлагающегося Сахалина. Антропологические изыскания волонтера Ани, под которую, чтобы попасть «вполе» — в ДДИ 1, а потом и в ПНИ2, — мимикрирует студентка кафедры антропологии Клепикова, в отличие от ее же «полевых» наблюдений, временами выглядят слишком очевидной данью диссертацинному жанру и создают невольный — ну, пусть не комический, но раздражающий эффект. Зачем подчеркивать само собой разумеющееся? Разве для того, чтобы «освоить волонтерскую этику работы с подопечным и пересмотреть собственное отношение к тому, что делает персонал учреждений: перейти от критики к пониманию», обязательно быть антропологом?

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/NovayaYunost147.pdf

Все рецензии на эту книгу

сост. М. С. Карасик и А. А. Россомахин

«КОМСОМОЛИЯ» ТЕЛИНГАТЕРА / БЕЗЫМЕНСКОГО
Шедевр конструктивизма и запрещенный бестселлер. Репринтное издание. Комментарии и исследования



Зиновьева Е.

"Нева". 2018. № 9. С. 228–229.

"...В данном издании два тома. В первом – репринтное воспроизведение уникальной книги, во втором – статьи и комментарии, содержащие десятки иллюстраций, архивные материалы, воспоминания, профессиональный филологический и искусствоведческий анализ. Подробно освещены биографии создателей книги, их творческие судьбы и судьба самой книги, история отечественной книжной графики 1920-х годов, приемы оформления и конструирования..."

 

Читать далее:
http://magazines.russ.ru/media/uploads/2018/06/17/23_%D0%97%D0%98%D0%9D%D0%9E%D0%92%D0%AC%D0%95%D0%92%D0%90.pdf

Все рецензии на эту книгу

Александр Резник

ТРОЦКИЙ И ТОВАРИЩИ
левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы



Игорь ОРЛОВ

“Верная оппозиция ее величества Партии”

Ab Imperio 3/2018

 

Автор убедительно развенчивает ряд сложившихся стереотипов, уходящих своими корнями в период самой дискуссии. Например, в силу персонификации политического противостояния, сложилось представление о дискуссии как верхушечной борьбе за власть между И. Сталиным, Л. Троцким и Г. Зиновьевым, а принципиальные вопросы “начали ускользать” от внимания как ее участников, так и исследователей. Говоря о механизмах проведения дискуссии, А. Резник справедливо отмечает, что выступления в печати не могли заменить “живого присутствия” на дискуссионных собраниях, тогда как “сил офицерского состава оппозиции было недостаточно”. Более того, курс “Правды” на ограничение публикаций оппозиционеров способствовал тому, что их аргументация “не всегда звучала убедительно”. Автор также деконструирует распространенные представления о том, что политорганы армии во главе с В. Антоновым-Овсеенко организованно поддерживали оппозицию. Кроме того, в силу того, что Троцкий проболел до апреля 1924 г., по мнению историка, “подлинными глашатаями оппозиции были в первую очередь Преображенский и Сапронов” (С. 63, 65, 79).

 

Читать далее:
https://muse.jhu.edu/article/712901

Все рецензии на эту книгу

ЭЛЬ ЛИСИЦКИЙ. РОССИЯ. РЕКОНСТРУКЦИЯ АРХИТЕКТУРЫ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ. Комментированное издание



Публикация фрагмента книги

"Проект Балтия"

В издательстве Европейского университета в Санкт-Петербурге скоро выйдет комментированный перевод единственной архитектурной книги Лазаря Лисицкого. «Россия. Реконструкция архитектура в Советском Союзе» (1930) — памятник истории архитектуры и книжного дизайна. Книга вышла на немецком языке в Вене, в серии «Neues Bauen in der Welt», что надо понимать как название «Нового стиля» в мировой архитектуре. Впервые дается панорама имен новых архитекторов и их построек. Лисицкий оформляет три книги серии — «Россия», «Америка», «Франция» — и прямо на их обложках создает фотомонтажный образ новой архитектуры.

 

Читать далее:
http://projectbaltia.com/events-ru/17397/

Все рецензии на эту книгу

Мария Пироговская

МИАЗМЫ, СИМПТОМЫ, УЛИКИ
запахи между медициной и моралью в русской культуре второй половины XIX века



Мария Нестеренко, интервью с Марией Пироговской

"Запах — своего рода драйвер"

Горький медиа

Как и вкус в литературе, парфюмерный вкус создается из пересечения множества факторов. Если посмотреть на ХIХ век, мы увидим, что в парфюмерии сосуществовали две тенденции: правильные, благопристойные цветочные композиции (их называли «букеты») и животные компоненты, которые в течение столетия выходят из моды в верхних слоях общества. Это движение — упрочение моды на цветы и дискредитация мускуса — связано с общей идеей, что аромат может что-то делать с человеческим телом, лечить или калечить, тонизировать или лишать чувств. В этом смысле парфюмерия до самого конца XIX века была частью фармацевтики, а духи были не только гигиеническим, но и лекарственным средством. Но постепенно возникало представление, что избыток духов подозрителен. Если мы используем слишком много духов, значит, мы хотим замаскировать телесный запах, то есть много душится тот, кто редко моется. Из-за этого громкие животные запахи начали выходить из моды.

 

Читать далее:
https://gorky.media/context/zapah-svoego-roda-drajver/?fbclid=IwAR2X0xfLu8jcrp0P_aaRQQNxK0aeRBX0nDjLZ5KWvg4gIxVWxlDDKt9mMnE

Все рецензии на эту книгу

Вадим Волков

ГОСУДАРСТВО
или Цена порядка



Горький медиа

43 книги 2018 года, на которые стоит обратить внимание

Автор книги «Силовое предпринимательство», первого социологического исследования российского бандитизма 1990-х, в этом году не только выпустил небольшую книжку в серии «Азбука понятий», но и стал ректором Европейского университета в Санкт-Петербурге, которому все-таки вернули лицензию. Новая работа Волкова представляет собой критический анализ генезиса, развития и нынешнего состояния института государства

 

Читать далее:
https://gorky.media/context/43-knigi-2018-goda-na-kotorye-stoit-obratit-vnimanie/

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Лев Данилкин

"18 книг года"

Esquire

Выдающийся историк Борис Колоницкий провел ревизию событий 1917 года. Масштабная и очень вменяемая ревизия всего огромного пласта революции. Причем в популярном изложении, доступной любому кругу читателей. Эта книга — то, как сегодня нужно говорить о революции 1917 года, идеальный текст. Канон разговора об этом историческом событии менялся — в советскую эпоху, в перестроечное время, — и сейчас настала пора адекватно говорить о них с учетом опыта 100 лет. Это и сделал Колоницкий.

 

Читать далее:
https://esquire.ru/letters/75672-18-luchshih-knig-goda-vybor-pisateley-publicistov-i-kritikov/

Все рецензии на эту книгу

Грегори Фриз

«ГУБИТЕЛЬНОЕ БЛАГОЧЕСТИЕ»
Российская церковь и падение империи



Андрей Тесля

"Российская церковь и православная религиозность конца империи"

Regnum

Ревизионистский подход Фриза продуктивно обращает внимание не только на целый ряд черт истории российской церкви, до этого остававшихся вне поля зрения — так, из не упомянутых выше, следует отметить и сохранение церковью своей роли официальной инстанции в регистрации браков, и сильный рост присутствия церкви в сфере образования в конце XIX — начале XX века, противоположный процессам на западе Европы — но и ставит под вопрос привычный тезис о существенной секуляризации российского общества накануне революции. Рост грамотности, быстрая урбанизация и другие взаимосвязанные и/или синхронные процессы, разумеется, серьезно модифицировали православную религиозность — но Фриз отмечает нелинейность процессов: так, грамотность оказывалась не только фактором, уводящим от церкви, но и, для других, формирующих иной, интроецированный тип религиозности, что можно видеть в том числе и по отчетам благочинных, отмечавших неоднозначность перемен (в то время как предшествующие исследователи, зачарованные послезнанием, в первую очередь фиксировали в этих и подобных источниках указания на нарастающую не-религиозность населения).

 

Читать далее:
https://regnum.ru/news/innovatio/2538343.html

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Книги премии Просветитель 2018

Все рецензии на эту книгу

Вадим Волков

ГОСУДАРСТВО
или Цена порядка



Игорь Гулин

Новые книги

"Коммерсант Weekend"

Государство в ней предстает как постепенно разрастающийся институт легитимированного насилия, эволюционировавший из простых грабительских или военных отрядов. Такой институт ограничивает возможности взаимного насилия со стороны жителей, оберегает их от внешнего, конкурирующего насилия, одновременно эксплуатируя их экономически. В любых современных государствах с их сложнейшими системами управления и представительства можно увидеть это простое ядро. 

 

Читать далее:
https://www.kommersant.ru/doc/3818518

Все рецензии на эту книгу

Сост. О. Соколова

ПОВАРЕННАЯ КНИГА ФУТУРИСТА
Манифест Ф. Т. Маринетти и Филлиа «Футуристическая кухня». (Комментированное издание)



12 главных новинок юбилейного книжного фестиваля «Смены»

Все рецензии на эту книгу

Грегори Фриз

«ГУБИТЕЛЬНОЕ БЛАГОЧЕСТИЕ»
Российская церковь и падение империи



Интервью с Грегори Фризом

inPress

Все рецензии на эту книгу

Хюртер Й, ред.

ЗАМЕТКИ О ВОЙНЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ
Восточный фронт 1941– 1942 гг. в записях генерала Хейнрици



Сергей МИТРОФАНОВ Геннадий ПОЛЯКОВ.

"Откровения Хейнрици"

"Тульские известия"

Издание объемом более 320 страниц наверняка заинтересует тульских музейщиков, краеведов, преподавателей и студентов. Эта книга была одной из самых раскупаемых новинок на ярмарке «Non Fiction – 2018»

 

Читать далее:
http://m.ti71.ru/~QtWqr

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

«ОСОБЫЙ ПУТЬ» РОССИИ
от Достоевского до Кончаловского



Выступление Дмитрия Травина

"Культура памяти"

Все рецензии на эту книгу

Сост. О. Соколова

ПОВАРЕННАЯ КНИГА ФУТУРИСТА
Манифест Ф. Т. Маринетти и Филлиа «Футуристическая кухня». (Комментированное издание)



Выбор Игоря Гулина

55 книг, которые надо купить на non/fiction

Коммерсант Weekend

Читать далее:
https://www.kommersant.ru/doc/3804696

Все рецензии на эту книгу

Мария Пироговская

МИАЗМЫ, СИМПТОМЫ, УЛИКИ
запахи между медициной и моралью в русской культуре второй половины XIX века



Выбор Игоря Гулина

55 книг, которые надо купить на non/fiction

Коммерсант

Читать далее:
https://www.kommersant.ru/doc/3804696

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Андрей Тесля

17 очерков о 1917-м

Colta

В этом плане сама книга ближе всего если не к примирению — то к пониманию, демонстрации многогранности событий и логик/чувств/влечений, стоящих за ними. Так, обращаясь к «делу Корнилова», Колоницкий отмечает, что в этой ситуации — где переплелись и стремление Керенского установить власть над столицей, избавившись от становившегося все более опасным петроградского гарнизона, и опасения перед приходом генерала во власть, и стремление самого Корнилова играть политическую роль, и многое другое — уже обозначились черты будущей Гражданской войны.

 

Читать далее:
https://www.colta.ru/articles/literature/19710?fbclid=IwAR0cutY34-vkzNBkDUWOue5fFne8dAf94JCnyG-fU5ZnoQac6AnkRpO8vlM

Все рецензии на эту книгу

Сост. О. Соколова

ПОВАРЕННАЯ КНИГА ФУТУРИСТА
Манифест Ф. Т. Маринетти и Филлиа «Футуристическая кухня». (Комментированное издание)



Джузи Амабиле

Футуристический вечер состоялся в Неаполе

9 ноября в неапольском Культурном центре им. М. Горького состоялся «Футуристический вечер». Исследователи авангардного искусства из Италии и России представили результаты своих работ, новые книги и переводы. Русский центр университета «Л’Ориентале» принял участие в организации мероприятия.

С докладами выступили Михаэла Бёмиг (руководитель Русского центра университета «Л’Ориентале») – «Авангард как особое направление в искусстве и как его изучают сегодня»; Ольга Соколова (Институт языкознания РАН) – «Поликодовые тексты как особый формат авангардных текстов: между визуальным и вербальным кодами»; Владимир Фещенко (Институт языкознания РАН) – «Языковой эксперимент в литературе: взаимодействие художественного опыта с научными подходами к языку»

В ходе встречи были представлены две книги: издание Аннализы Ди Санто (университет «Л’Ориентале») и Ольги Соколовой «Поваренная книга футуриста. Манифест Ф. Т. Маринетти и Филлиа “Футуристическая кухня”» (Санкт-Петербург, 2018) и книга Владимира Фещенко «Литературный авангард на лингвистических поворотах».

 

Читать далее:
https://russkiymir.ru/news/248748/

Все рецензии на эту книгу

Хюртер Й, ред.

ЗАМЕТКИ О ВОЙНЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ
Восточный фронт 1941– 1942 гг. в записях генерала Хейнрици



"Портрет врага"

Gistory

Составитель, вероятно, решил вынести вперед самую ударную часть, чтобы "блицкригом” захватить внимание читателя, берущего книгу с полки, спрятав "тягомотину" в конец. Но, но мой взгляд, нужно читать с первого приложения, с января 1915 года, что позволит его лучше понять, в том числе его отношение к фюреру. Впрочем, подобно “Звездным войнам” эту книгу можно читать и перечитывать в любой последовательности.

Хейнрици не был близок к Гитлеру, но нельзя сказать, чтобы он был к нему в оппозиции. Его главной задачей было воевать, исполняя поставленные перед ним задачи и приказы, и он их выполнял, даже, в, казалось бы, безвыходных условиях. И в этом, он оказался исключительно удачливым, эффективным и жестоким, став лучшим специалистом по обороне.

 

Читать далее:
https://gistory.livejournal.com/329069.html

Все рецензии на эту книгу

Хюртер Й, ред.

ЗАМЕТКИ О ВОЙНЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ
Восточный фронт 1941– 1942 гг. в записях генерала Хейнрици



"Честный нацизм"

Горький медиа

Заметки о войне на уничтожение» — отличный пример того, что предисловиями нельзя пренебрегать. Предисловие к русскому изданию написали Олег Бэйда и Игорь Петров, к немецкому оригинальному — Йоханнес Хюртер. Благодаря им мы узнаем, что большинство громких мемуаров немецких военачальников фальсифицированы или серьезно «подработаны». И это не от плохой памяти или желания себя обелить, а результат совершенно целенаправленной программы.

Читать далее:
https://gorky.media/reviews/petrov-vodkin-imperskaya-politsiya-i-chestnyj-natsizm/

Все рецензии на эту книгу

Хюртер Й, ред.

ЗАМЕТКИ О ВОЙНЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ
Восточный фронт 1941– 1942 гг. в записях генерала Хейнрици



Павел Гаврилов

"Некоторые досужие рассуждения"

В предисловии О. Бэйда и И. Петров уделили немало внимания тому, как прусский генерал описывал противника и тому, как послевоенная рефлексия высших чинов вермахта заложила фундамент образа немецкого солдата , причем этот образ сейчас укоренился на отечественной почве как бы не больше, чем на зарубежной. Хотелось бы прибавить, что и образ «Русского» получил жизнь не только в зарубежной масс-культуре. Непредсказуемый и чудовищно выносливый сын природы, всегда готовый пожертвовать всем – это так же приятно для сердца русского читателя, как марш из Red Alert. Цитаты из текстов, написанных немцами для американцев в конце сороковых, в сети расходятся на ура. Правда, в основном это те цитаты из Pecularities of Russian Warfare , где идет речь о фантастических способностях русского солдата к просачиванию, окапыванию, маскировке, противотанковой обороне и и самопожертвованию. Строки о безынициативности и дурной индивидуальной выучке цитируют не так охотно. При этом нельзя не заметить, что упомянутые способности, так же, как удивительные качества танка Т-34 и отсутствие дорог приобрели вес только после того, как вермахт потерпел поражение. Что и понятно: проигрыш самим стихиям и детям стихий – это уже не проигрыш, а сюжет трагедии.

 

Читать далее:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2096848453978052&id=100009587528862&hc_location=ufi

Все рецензии на эту книгу

Хюртер Й, ред.

ЗАМЕТКИ О ВОЙНЕ НА УНИЧТОЖЕНИЕ
Восточный фронт 1941– 1942 гг. в записях генерала Хейнрици



"Мемуары vs. дневники"

Как известно, садясь за написание мемуаров, генералы проигранной когда-то войны в какой-то мере заново пытаются её выиграть. Особенно это применимо к генералам Третьего рейха — им за письменным столом удалось гораздо больше, чем на командных пунктах своих соединений («чистый вермахт», Гитлер как помеха на победоносном пути при полном умолчании о целях войны, «жгли СС, мы воевали» — конструкты очень живучие).

 

Читать далее:
https://www.facebook.com/notes/jaakob-valamolainen/дневник-войны-на-уничтожение/10156661214933771/

Все рецензии на эту книгу

сост. и автор вступ. статьи В. В. Фещенко

ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКИЙ АВАНГАРД
Англо-американские литературные движения (1910–1940). Программные документы и тексты



Валерий Отяковский

"ЗАРУБЕЖНОЕ ПОЛЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ"

Прочтение

По словам составителей, оба издания уникальны даже в мировом контексте, оба богато и остроумно иллюстрированы (антология ЕУ — богаче и остроумнее). Но приходится также оговориться, что именно манифестация своей эстетики — то, в чем за русскими футуристами сохраняется безоговорочное первенство. Даже самые изощренные прокламации Андре Бретона или Уиндема Льюиса лишь приближаются к внутренней силе «Пощечины общественному вкусу», «Слова как такового» или «Сдвигологии русского стиха». <...>Две антологии на поверку оказываются далеко не тем, чем кажутся изначально. «Трансатлантический авангард», поданный как сугубо специальное издание материалов к истории литературы с обстоятельной вступительной статьей в четверть книги, в итоге рассказывает об эволюции открытого всему миру языка, а идеи многих авторов живы и по сей день в language poetry.А вот сборник «Гилеи», пытающийся выглядеть как политический жест современной группы, свидетельствует лишь о деградации когда-то яркой идеологии. Эта книга посвящена «истории сюрреализма» — но вряд ли можно придумать более беспомощный оксюморон.

 

 

Читать далее:
https://prochtenie.org/reviews/29589

Все рецензии на эту книгу

Панеях Э., Титаев К., Шклярук М.

ТРАЕКТОРИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
институциональный анализ



Николай Проценко

"Судят не только за мемы"

Горький медиа

Так что если после прочтения уже нескольких десятков страниц вы поймаете себя на мысли, что читаете не социологическое исследование, а неопубликованный роман Кафки, то именно этого эффекта авторы, возможно, и добивались. Ирония — естественная реакция внешнего наблюдателя на абсурд, но представьте себя внутри структуры, в которой происходит нечто подобное: «Проведение кампаний — единственный способ, которым существующая система умеет реагировать на внешние раздражители. В ответ на любой скандал необходимо „провести цикл мероприятий”. Однако далеко не всегда речь идет о борьбе с безусловным злом. Нередко кампания посвящена борьбе с неподобающим внешним видом сотрудников или должному озеленению жилых массивов силами полиции».

 

Читать далее:
https://gorky.media/reviews/sudyat-ne-tolko-za-memy/

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Gleb J. Albert,

H-Soz-Kult

Eine Veröffentlichung setzte sich von dieser Flut angenehm ab. Boris Kolonitski, einer der über die Landesgrenzen hinaus bekanntesten russischen Revolutionshistoriker, präsentiert ein schmales, unspektakulär gestaltetes Bändchen. Der Hashtag im Titel und das Fehlen von Fußnoten weisen auf die populärhistorische Zielrichtung hin, und in der Einleitung hält der Autor fest, das Buch sei ursprünglich konzipiert „für Freunde, die keine professionellen Historiker sind“ (S. 7). Herausgekommen ist dabei erfreulicherweise ein Buch, das nicht nur von der nichtakademischen Leserschaft, sondern auch von Historiker/innen mit Gewinn und Vergnügen gelesen werden kann.

 

Читать далее:
https://www.hsozkult.de/review/id/rezbuecher-30292?language=en

Все рецензии на эту книгу

Сост. О. Соколова

ПОВАРЕННАЯ КНИГА ФУТУРИСТА
Манифест Ф. Т. Маринетти и Филлиа «Футуристическая кухня». (Комментированное издание)



10 свежайших книжных новинок: выбор «Горького»

Все рецензии на эту книгу

Травин Д., Гельман В., Заостровцев А.

РОССИЙСКИЙ ПУТЬ
Идеи, Интересы, Институты, Иллюзии



Thomas F. Remington, Harvard University

SOCIAL SCIENCES, CONTEMPORARY RUSSIA, AND OTHER

The Russian Review. An American Quarterly Devoted to Russia Past and Present VOLUME 77/NUMBER 4 OCTOBER 2018

The authors digress into nineteenth-century Russian history to trace the interplay of ideas and interests, showing the power of Marxist-fed illusions about the world revolution. The power of ideas was again manifest in the manipulation of the illusion of a besieged Soviet fortress state to justify the forced industrialization and collectivization drives. The basic argument is that while elites have rationally pursued their interests, they have fostered illusory ideals and fears at the mass level. Most recently, for example, despite the fall in living standards since 2013, public opinion has supported the annexation of Crimea out of a deep attachment to the idea of derzhavnost'—Russia’s putative status as a great world power.

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/travin-et-al-oct18.pdf

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Галина Артемченко

В Петербурге представили единственный в России антропологический роман про ПНИ

"У Анны в книге нет ни малейшего оттенка пафоса и того возвышенного ощущения причастности к избранности, что нередко можно встретить в статьях о тех, кто решил провести год в качестве волонтера в ПНИ или вообще работает в благотворительности на одном из самых тяжелых ее участков — с людьми с множественными нарушениями. Анна — ученый, она открывает и анализирует мир, населенный людьми — детьми и взрослыми, тела и мозг которых не такие, как у обычных детей, с которыми надо научиться контактировать и которым надо максимально дать возможность проявить себя, даже в этом замкнутом мире". 

 

Читать далее:
http://m.mr7.ru/articles/190006/

Все рецензии на эту книгу

Владимир Фещенко

ЛИТЕРАТУРНЫЙ АВАНГАРД
НА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ПОВОРОТАХ



В книжной полке Дениса Ларионова

Новый мир. 2018. № 8. С. 209.

Все рецензии на эту книгу

Марина Бобрик

ПРОЗА ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА «ХОЛОДНОЕ ЛЕТО» (1923)
Языковой комментарий



Александр Марков

"Новые книги"

НЛО, №152

...Чтение образчика журнальной прозы Мандельштама со словарями, с опорой и на современные информационные базы и поисковые инструменты весьма поучительно тем, насколько невозможно оказывается обойтись без интерпретации. Большинство интерпретаций очень удачны и чаще доказываются от противного, указывается не только, как употреблялись у Мандельштама эти слова, но и каких употреблений у него быть не могло. Скажем, «толстые колонны» (с. 42) — это не противоположность тонким, а скорее, массивные и производящие впечатление надежности и, дополним, мелькания, как следует из приведенного примера из переводов Мандельштама «толстые леса». Или «скромных городских коней» (с. 50) — противопоставление вовсе не благородным скаковым или боевым коням, но квадриге Аполлона — описывая площадь перед Большим театром (в книге Бобрик он ни разу не назван ГОТОБ, как он тогда правильно назывался, и не упоминается возмутивший многих большевиков дорогостоящий ремонт его, подходивший к концу как раз на момент написания «Холодного лета»; хотя несколько страниц, объясняющих, почему Мандельштам сравнил театр с Парижской оперой, просто неподражаемы), Мандельштам как киноглаз Дзиги Вертова переводит камеру с верхнего яруса театра на оживленную улицу. Равным образом и уроки текстологии этой книги пригодятся любому филологу, от студента до профессора.

Читать далее:
https://www.nlobooks.ru/magazines/novoe_literaturnoe_obozrenie/152/article/20050/

Все рецензии на эту книгу

Владимир Фещенко

ЛИТЕРАТУРНЫЙ АВАНГАРД
НА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ПОВОРОТАХ



Александр Уланов

"Новые книги"

НЛО, №152

...Работа привлекает тщательностью проработки вопросов, в частности, термины используются с вниманием к их истории. Фещенко вспоминает, что слово «революция» употребляется для описания не только коренного переворота, но и (в астрономии) оборота с возвращением в исходное состояние. И действительно, революционизация в искусстве — часто разрыв с текущей традицией, но во имя возвращения к истокам (с. 15). А родственник концепта — итальянское «concetto», экстравагантный поэтический образ (с. 297). И термин «концепт» в России сейчас существует одновременно в трех разных смыслах — художественном (практика поэтов и художников-концептуалистов), лингвистическом (в лингвокультурном подходе и когнитивном анализе языка) и философском (идущем еще от немецкой классической и феноменологической философии). <...> 
Исследование представляет собой хороший пример взаимодействия литературы и науки. Многие его разделы посвящены средствам, которыми русская литература до сих пор не слишком пользуется: возможностям графики, игры дейксисом, вариативностью синтаксиса. Так что его чтение имеет практическую пользу для автора стихов или прозы. С другой стороны, в книгу включены прекрасные переводы стихов Каммингса и прозы Стайн. Будем надеяться, что и того и другого у Фещенко когда-нибудь наберется на отдельные книги.

Читать далее:
https://www.nlobooks.ru/magazines/novoe_literaturnoe_obozrenie/152/article/20050/

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Антон Романенко

"Языки нормального в России"

Colta.ru Литература

Собственно, Клепикова и пытается создать новый язык, с помощью которого вопрос отклонений в развитии у детей и взрослых можно было бы обсуждать без ужимок, стыда и эмоциональности. Такая попытка тем более важна, что в литературе (не только в русской) умственные и физические особенности часто не выходят за рамки художественного тропа. 

 

Читать далее:
http://www.colta.ru/articles/literature/18923

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Публикация главы "Баба-яга"

"Такие дела"

Чтобы написать магистерскую диссертацию, Анна Клепикова пошла волонтером в детский дом для детей с нарушениями развития. Кроме научной работы, результатом стала еще и книжка «Наверно я дурак: антропологический роман» обо всех обитателях дома-интерната — и детях, и санитарах, и волонтерах, и врачах

 

Читать далее:
https://takiedela.ru/2018/08/baba-yaga/

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Андрей Курилкин

Личный блог

"Волнуюсь, что одна из главных русских книг последнего времени завалится в щель и никто ее не прочтет. Несколько месяцев прошло уже - ни одной рецензии и ни одного разговора. Мы сделали презентацию на фестивале ЕУ, но она не сдетонировала. Книга вышла в замечательном изд-ве Европейского университета тиражом 800 экземпляров, она называется "Наверно я дурак: антропологический роман" и ее написала антрополог из Европейского университета Анна Клепикова (Anna Klepikova) поверх своей кандидатской диссертации и соответствующего полевого дневника. В 2008 году юная девушка поступила в магистратуру по антропологии, волею Илья Утехин (Ilya Utekhin) взялась написать антропологическую диссертацию о детском доме-интернате, записалась туда волонтером и провела там в этом качестве три, по-моему, года (нет книги под рукой) - а потом еще год в психоневрологическом интернате для взрослых - написала попутно какое-то кол-во научных статей, защитила эту диссертацию, а теперь вот и выдающаяся книга в каком-то сложном межеумочном жанре, ускользающем от определения.

 

Детский дом-интернат - это такое место где находятся дети с "отклонениями", психическими и физическими. От них отказываются в роддоме или позже, государство берет их на свой кошт и прячет от "нормального" общества в специальном учреждении. Страшный мир, где сосуществуют беспощадный модернизм и теплая и дремучая архаика, то ли тюрьма, откуда не бегут, то ли больница, где не лечат - мы что-то об этом знаем, из книги "Белое на черном", из постов Вера Шенгелия (Vera Shengelia). Какие-то дыры в пространстве - права, философии, этики, медицины само собой - в которые проваливаются все наши здешние умствования. И вот Анна Клепикова все это подробно описала, как этнограф, как врач, который фиксирует не только то, что важно для него, но и то, что кажется ему несущественным - мб это станет существенным для другого врача через 10 или 100 лет (так ведь и происходит). Сотни самых разных ситуаций с самыми разными героями, наблюдения и рассказы, запахи и звуки - теперь у нас есть внимательная к деталям, глубокая, умная картина пограничного куска реальности, где каждый день решается вопрос о том что такое человек и чем он отличается от нечеловека.

Наверное, нельзя представить более сильного материала, но дело совсем не только в нем, дело в том, как с ним обращается автор. Книга поражает своим сдержанным, трезвым тоном, в ней нет ни обличений, ни призывов, ни взвинченности, всего того, что неизбежно предполагает эта тема - а как с ней справиться иначе? Оптика антрополога - это мощный инструмент, она остраняет все, для нее нет ничего естественного, все подлежит анализу - насилие и благотворительность, чужие реакции и собственные чувства. Антрополог по определению - гуманист, и болезнь для него - это социальный конструкт, отклонение - издержки классификации. И этот взгляд, его возможность - это прямо захватывающе, хочется стать таким антропологом повседневной жизни, хотя конечно взгляд автора на мир этой профессиональной оптикой не исчерпывается. Ведь после остранения, когда ты разобрался, что тебя окружают одни условности, нужно с этим что-то сделать, какой-то следующий шаг, это самое главное.

И вот эта книга - это не просто описание, это действительно роман, как указано в подзаголовке, и хотя внешней сюжетной интриги в нем нет, он разворачивается во времени, и не герои движутся через время, а время через героев - в этом книга похожа на "Соборян" и другие тексты такого рода. Героев очень много, жители интерната, санитарки, волонтеры, врачи, родители - но главный герой на самом деле сама рассказчица, вооруженная оптикой ученого и даром трезвого взгляда на мир и на саму себя - ее рассказ это классический роман воспитания, только у Клепиковой автор не становится "лучше" ("фильм, после которого зритель не становится лучше" - завораживающая фраза Трюффо о документальном фильме Алена Рене про концлагерь), он просто пропитывается этим миром и принимает (курсив) его, сохраняя при этом свой трезвый взгляд, расчет на собственные силы, способность к самоанализу - и это ужасно много.

Один глаз мокрый, другой сухой - так эффектно описал работу кинодокументалиста Герц Франк, который "На 10 минут старше", это любимая формула Расторгуева, он не раз ее цитировал, и у него это точно получилось. И у Анны Клепиковой получилось ---- в общем, прочтите обязательно"

Читать далее:
https://www.facebook.com/press.euspb/posts/2250896595134357?__tn__=K-R

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



2-е лондонское издание книги нашего автора

The touch and movement senses have a large place in the modern arts. This is widely discussed and celebrated, often enough as if it represents a breakthrough in a primarily visual age. This book turns to history to show just how significant movement and the sense of movement were to pioneers of modernism at the turn of the 20th century. It makes this history vivid through a picture of movement in the lives of an extraordinary generation of Russian artists, writers, theatre people and dancers bridging the last years of the tsars and the Revolution. Readers will gain a new perspective on the relation between art and life in the period 1890-1920 in great innovators like the poets Mayakovsky and Andrei Bely, the theatre director Meyerhold, the dancer Isadora Duncan and the young men and women in Russia inspired by her lead, and esoteric figures like Gurdjieff. 

Movement, and the turn to the body as a source of natural knowledge, was at the centre of idealistic creativity and hopes for a new age, for a 'new man', and this was true both for those who looked forward to the technology of the future and those who looked back to the harmony of Ancient Greece. The book weaves history and analysis into a colourful, thoughtful affirmation of movement in the expressive life.

 

Читать далее:
https://www.bloomsbury.com/uk/the-sixth-sense-of-the-avant-garde-9781350087408/

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Козлов

СТАДИОНЫ ЛЕНИНГРАДА
1920-1950-е гг. История и архитектура



Публикация фрагмента книги

Masters journal

В Издательстве Европейского университета в Санкт-Петербурге вышла книга Дмитрия Козлова «Стадионы Ленинграда», посвященная истории и архитектуре этих спортсооружений в 1920–1950-х годах. По словам автора, «во многом это спортивный Ленинград, которого нет». Masters Journal публикует фрагмент исследования Дмитрия Козлова.

Читать далее:
http://journal.masters-project.ru/leningrad-stadiums/

Все рецензии на эту книгу

Травин Д., Гельман В., Заостровцев А.

РОССИЙСКИЙ ПУТЬ
Идеи, Интересы, Институты, Иллюзии



Александр Мелихов

"Под властью холодильника. России необходима новая версия либерализма – не потребительского, а романтического"

"Независимая газета"

Но в чем трудно сомневаться, корейское чудо было бы невозможно без генерала Пак Чонхи, отказавшегося служить личному холодильнику и сумевшего заставить богатых не транжирить, а развивать производство, бедных же – не бузить, а работать. Генерал не побоялся нажить могущественных врагов и в конце концов пал жертвой отнюдь не первого покушения. Рационально ли было его поведение с точки зрения холодильника? Холодильник не может вывести из тупика рациональности, поскольку именно он-то и загнал ситуацию в тупик. Возможен лишь выход, требующий определенного самопожертвования, то есть выход романтический. Рациональность не может быть целью самой себе, но лишь средством достижения какой-то иной – иррациональной – цели. Поэтому и либеральная экономика не может быть самоцелью, а может возникнуть лишь как средство достижения какой-то иной, более сверхчеловеческой цели.

 

Читать далее:
http://www.ng.ru/ideas/2018-07-25/5_7274_ideas1.html

Все рецензии на эту книгу

Травин Д., Гельман В., Заостровцев А.

РОССИЙСКИЙ ПУТЬ
Идеи, Интересы, Институты, Иллюзии



Виктор Шейнис

ОБМАНЧИВЫЙ ПУТЬ

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, 2018, том 62, № 6, с. 56–66

На первый взгляд может показаться парадоксальным утверждение, что в России с экономической точки зрения утвердилась система институтов неэффективная, но рациональная. Однако это так и было. К тому вело не столь уж редкое в истории совпадение объективных условий и субъективных устремлений групп меньшинства. Страна пришла к этому не по ошибке команд, которые сменяли друг друга у власти. Шаг за шагом эти группы сначала утвердили свою доминантную роль в обществе, а затем обустроили завоеванные позиции. Но это только половина дела. Чтобы обеспечить социальную стабильность, необходимо было, чтобы более широкие массы вообразили – верно или ошибочно – что эти интересы (например, сила и величие государства) совпадают с их собственными. Большинство в силу подробно описанных в книге причин оказалось неспособно сначала понять роль института частной собственности для развития в условиях рынка, а затем защитить его. Верно, что “в России в пореформенные годы сложились представления о собственности, которые не благоприятствуют развитию страны, но благоприятствуют максимизации частных выгод отдельных привилегированных групп. И это является следствием не только процесса приватизации, но совокупным результатом всего хода преобразований в стране”

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/sheinis-memo-book-review.pdf

Все рецензии на эту книгу

Анна Клепикова

НАВЕРНО Я ДУРАК



Анастасия Цылина

"Изнутри наружу"

"Прочтение"

Опыт волонтерства и исследования трансформирует отношение девушки к себе: она бреется налысо вместе с подопечными, соприкасается со смертью, отстраняется от собственного тела, проецируя состояние больных на себя. При этом способность эмпатии к ребенку или взрослому подопечному парадоксальным образом развивается в ней с каждым днем по мере того, как героиня наблюдает и ухаживает за ними.

 

Читать далее:
http://prochtenie.ru/reviews/29451

Все рецензии на эту книгу

сост. и автор вступ. статьи В. В. Фещенко

ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКИЙ АВАНГАРД
Англо-американские литературные движения (1910–1940). Программные документы и тексты



Александр Марков

Книжная полка

Новый мир. 2018. № 4.

Все рецензии на эту книгу

Александр Резник

ТРОЦКИЙ И ТОВАРИЩИ
левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы



Ian D. Thatcher

Book reviews

Revolutionary Russia. Volume 31, 2018

The author has produced a well-researched and highly informative account of the debate in the RCP(B) over political and economic matters during the late autumn and winter of 1923–24. The book covers the general issues at stake, with particular reference to Trotsky’s role and writings, but also usefully examines the broader nature of the opposition, its modes of political operation, and the extent to which it can be identified outside of the main urban centres and the capital.

Читать далее:
https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/09546545.2018.1470790

Все рецензии на эту книгу

сост. М. С. Карасик и А. А. Россомахин

«КОМСОМОЛИЯ» ТЕЛИНГАТЕРА / БЕЗЫМЕНСКОГО
Шедевр конструктивизма и запрещенный бестселлер. Репринтное издание. Комментарии и исследования



Валерий Отяковский

"Советский комикс"

Прочтение

...автор «Комсомолии» составляет текст из обрубленных фрагментов реальности, кусков фраз, отголосков чьей-то речи. <...> художественный эффект достигается их соположением, столкновением разных реальностей. Резкий переход от одного кадра к другому заставляет мысленно достраивать мостики между ними, что напоминает механизм работы важнейшего изобретения эпохи модерна — комикса.
Контурно очерченные герои, их убежденность в понимании добра и зла, нескрываемый дидактичный пафос и кадровость восприятия — все напоминает об Action и Detective Comics. Но если в американских аналогах за художественную часть отвечали далекие от актуального искусства люди, то издание «Комсомолии» стало вехой в развитии советской книжной графики.
Книгу оформлял Соломон Телингатер, ответственный за дизайн важнейших книжных проектов 1930-х, — поэма Безыменского была его блестящим дебютом, первой крупной работой. Использование шрифтов разных цветов и размеров, экстремальное вторжение типографских символов в стихотворное тело и фотографии, фотографии, фотографии: вдохновленный Лазарем Лисицким и Ильей Зданевичем, Телингатер вдохнул настоящую жизнь в поэму и неожиданной расстановкой акцентов преобразил текст.

Визуальная динамика, яркие образы и мощные цвета, благодаря которым каждая страница воспринимается в первую очередь как изображение, превосходит по силе воздействия лучшие образцы комикс-искусства. Сложные траектории, по которым следует читать некоторые строфы, вызывают в памяти жалобу впервые берущих в руки графический роман: «Я не понимаю, что с этим делать».
Работа Телингатера куда важнее работы Безыменского, это подчеркивается и в исследовательских статьях, <...> и даже в выходных данных его фамилия стоит перед фамилией поэта. Культовый когда-то поэт, собравший свидетельства своей удивительной эпохи, не смог их осмыслить так, чтобы перерасти уровень «документа эпохи», но в руках художника книга все-таки стала объектом высокого искусства...

Читать далее:
http://prochtenie.ru/reviews/29358

Все рецензии на эту книгу

сост. М. С. Карасик и А. А. Россомахин

«КОМСОМОЛИЯ» ТЕЛИНГАТЕРА / БЕЗЫМЕНСКОГО
Шедевр конструктивизма и запрещенный бестселлер. Репринтное издание. Комментарии и исследования



Игорь Гулин

Новый книги

"Коммерсант"

...полузабытый официозный виршеплет, объект всеобщих насмешек, прототип булгаковского Ивана Безродного <...>

в 1920-х был едва ли не самым популярным советским поэтом, а написанная в 1923 году «Комсомолия» — его главным хитом.>Это удивительный и довольно нелепый текст — экстатическое признание в сыновьей любви партии и репортаж о различных сферах деятельности комсомола: от боев до пролетарского флирта и от агитации до продразверстки. <...> Однако в аляповатых лозунгах «Комсомолии» <...> есть свежесть, которая была доступна агитационной поэзии только в начале 20-х. <...>

[Художник] превратил поэму в авангардистский фильм, выполненный типографскими средствами. <...> Телингатеровская версия «Комсомолии» будто бы иллюстрирует пропагандистские штампы о формализме. Ее виртуозность практически сводит на нет агитационную наглядность текста. Подобный саботаж, безусловно, не входил в планы самого художника <...>. Напротив, он искал идеальной формы для выражения революционного горения... 

 

Читать далее:
https://www.kommersant.ru/doc/3600195

Все рецензии на эту книгу

Пинский А. ред.

ПОСЛЕ СТАЛИНА
позднесоветская субъективность (1953–1985): сборник статей



Публикация статьи Алексея Голубева "Западный наблюдатель и западный взгляд в аффективном менеджменте советской субъективности"

Syg.ma

Все рецензии на эту книгу

Травин Д., Гельман В., Заостровцев А.

РОССИЙСКИЙ ПУТЬ
Идеи, Интересы, Институты, Иллюзии



Экономист Дмитрий Травин: что поколение Навального сделает с постпутинской Россией

Znak

Пока страна не начала модернизацию, она живет тихо, патриархально, в деревне. В городах что-то бурлит, но они такие маленькие, что не могут «раскачать лодку» гигантской страны, а потому больших противоречий не возникает. Как урегулируются противоречия между лендлордом и крестьянином, мы знаем из русской литературной классики: до пугачевщины доходит нечасто. Модернизация — это когда все вдруг начинает бурлить: люди переезжают из деревни в город, возникают противоречия между трудящимися и капиталистами в связи с эксплуатацией. Возникают противоречия между аристократами и капиталистами: аристократ привык к тому, что он всем заправляет, а тут пришел какой-то безродный миллионер и всех купил. Возникают противоречия между штатскими и армией: армия — для того, чтобы разрубать накопившиеся проблемы переворотами, а тут говорят, что есть какая-то демократия. Возникают противоречия между этносами больших империй: раньше все воспринимали себя подданными царя-батюшки, а теперь то тут, то там говорят: «Мы не просто подданные, мы народ и хотим иметь как минимум собственную автономию». 

 

Читать далее:
https://www.znak.com/2018-04-05/ekonomist_dmitriy_travin_chto_pokolenie_navalnogo_sdelaet_s_postputinskoy_rossiey

Все рецензии на эту книгу

Юлия Сафронова

ЕКАТЕРИНА ЮРЬЕВСКАЯ
Роман в письмах



интервью Юлии Сафроновой

"Семейная сага императора"

журнал "Историк"

– По прочтении вашей книги у меня сложилось впечатление, что государственная деятельность императора часто носила едва ли не второстепенный характер по сравнению с личной жизнью – настолько плотным был поток его переписки с Екатериной Долгоруковой. Кажется, что Александр только о ней и думал. У вас не возникло такого впечатления при изучении их писем?

 

– И да и нет. С одной стороны, это, конечно, не Николай I с его ежеминутным ощущением себя как императора – в любой миг и при любых обстоятельствах. В этом смысле, на мойвзгляд, весьма показательно письмо Александра II из Эмса, в котором он
сообщил Екатерине: «…я пошел пешком, когда весь свет был на улице, ожидая моего приезда, и я очень рад был, что всех надул, прошел за спинами публики». Это очень похоже на него – сбежать от обязанностей, умчаться на охоту, поехать – любимое дело! – на смотр войск, еще что-то придумать в таком роде.
В другом письме Александр пишет: «…у меня было пять докладов один за другим… Но ты знаешь, дорогая дуся, что, несмотря на занятия, мысли мои не покидали тебя». Интересно было бы узнать, что за министры были у него в этот день. Возможно, во время обсуждения какой-нибудь из Великих реформ император как раз думал о том, какую еще «ловкую штуку» придумать для любимой женщины…
А с другой стороны, не будем забывать, что каждый вечер он писал письма своей Кате, предварительно прочитав все поступившие ему депеши. Ну или почти все. Есть, например, письмо, в котором Александр отмечает в час ночи: «У меня есть
еще пять телеграмм…» – из Вены, из Стамбула, еще откуда-то… То есть его деятельность в качестве государя, несмотря на роман, не останавливалась. По крайней мере, были те сферы, за которые он отвечал, – военное дело и дипломатия. С дипломатическими документами он работал всегда, ежедневно.

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/ 04.pdf

Все рецензии на эту книгу

Юлия Сафронова

ЕКАТЕРИНА ЮРЬЕВСКАЯ
Роман в письмах



Marina Soroka

Aspasia. Volume 12 / 2018, 1 issue per volume (March) pp. 191-194.

Фрагмент: "Using a broad array of sources, Safronova has written a coherent, well-organized story about a Russian aristocrat in the era of decline, the imperial court, women’s upbringing and education, the notions of family life, child-rearing, and sexuality among
the Russian elite. All of this provides a wealth of information for social history, gender history, and much else."

Читать далее:
https://www.berghahnjournals.com/view/journals/aspasia/12/1/asp120112.xml

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Игорь Гулин

"Новые книги"

"Коммерсант"

"...очерки посвящены разного рода двусмысленностям, подвисаниям, неочевидным причинам известных событий. [Автор] размораживает застывшие образы и понятия, возвращает их к неопределенности, присущей любому сегодняшнему моменту..."

Читать далее:
Сегодня в вестибюле ЕУ с 17.20 работает книжная торговля. Ждем всех, кто на "Carbon priсing", "Пиранези" и "После Сталина. https://eu.spb.ru/

Все рецензии на эту книгу

сост. М. С. Карасик и А. А. Россомахин

«КОМСОМОЛИЯ» ТЕЛИНГАТЕРА / БЕЗЫМЕНСКОГО
Шедевр конструктивизма и запрещенный бестселлер. Репринтное издание. Комментарии и исследования



Константин Львов

"ЦеКа играет человеком"

The Atr Newspaper Russia

«...шедевр идеологической полиграфии переиздан в серии Avant-Garde с блестящим научно-справочным аппаратом. “Комсомолия” вместила, по словам Льва Троцкого, “короткий — но какой содержательный! — жизненный опыт всей революционной молодежи...”»

Читать далее:
http://www.theartnewspaper.ru/posts/5487/

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Марк Матроскин

8 книг о Русской революции

Syg.ma

...книга Колоницкого станет для вас настоящим открытием и настольным противоядием от политических инсинуаций со стороны невежественных историков и ушлых государственных сановников...

...«Семнадцать очерков» — это кристаллизованный, новаторский и филигранно выстроенный текст, в котором читатель не найдет лишнего натужного словоблудия. Автор не стремится к тому, чтобы художественно описать всеобъемлющую революционную генеалогию, зато концентрирует читательское внимание на самых дискуссионных и репрезентативных моментах из жизни России 1916-1918 гг.

 

Читать далее:
https://syg.ma/@markmatroskin/8-novykh-knigh-o-russkoi-rievoliutsii-kotoryie-vy-nie-uspieli-prochitat-v-2017-ghodu

Все рецензии на эту книгу

Пинский А. ред.

ПОСЛЕ СТАЛИНА
позднесоветская субъективность (1953–1985): сборник статей



Публикация фрагмента

"Советские мейстерзингеры"

Горький медиа

Все рецензии на эту книгу

Иван Курилла

ИСТОРИЯ
или Прошлое в настоящем



Игорь Гулин

"Книги недели"

Коммерссант

Его книга не дает ответа на вопрос о том, что такое история, скорее заставляет сам этот вопрос заметить — скажем так, поместить историю в историю, увидеть ее как понятие, постоянно меняющее свое значение. Что такое история: само прошлое человечества? Свод имеющихся в культуре знаний и представлений о нем? Техника производства текстов со своими правилами, попросту род литературы? Напротив — беспристрастный поиск объективной истины? Отрасль политики, конструирующей представления о прошлом для производства власти в настоящем? Критическая практика разоблачения этих властных амбиций? Скорее область этики, источник наставительных уроков для будущего? Все это вместе и еще много всего. История притворяется делом законченным, противостоящим настоящему, но всегда является полем борьбы.

 

Читать далее:
https://www.kommersant.ru/doc/3529112

Все рецензии на эту книгу

Травин Д., Гельман В., Заостровцев А.

РОССИЙСКИЙ ПУТЬ
Идеи, Интересы, Институты, Иллюзии



Анна Щербакова

«Цивилизационного слома не будет, пока Россия не потерпит поражение в столкновении с западной цивилизацией»

Colta

Я считаю, что выходить из сложившейся ситуации можно, но нужны очень серьезные реформы. В России нет культуры, не сочетающейся жестко с рынком и демократией. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, были практически в любой западной стране, добившейся успехов в модернизации. После каждой реформы бывает серьезный откат или, по крайней мере, торможение, и это не особенность России. Все европейские империи так реформировались, и за этим всегда следовало торможение, а иногда и революция, как в России 1917 года. Но каждый раз движение понемногу шло вперед — по принципу «шаг назад, два шага вперед». 

 

Читать далее:
http://www.colta.ru/articles/society/17079

Все рецензии на эту книгу

Джонатан Брукс Платт

ЗДРАВСТВУЙ, ПУШКИН!
cталинская культурная политика и русский национальный поэт



Инна Булкина

НЛО № 148 (6/2017)

"...за тотальным «хронотопом» теряется историческая мотивированность текстов и жестов: очевидно, что все эти конфликтные сюжеты, связанные с противоречивыми формами времени, характерны как для юбилейных дискурсов вообще (не толь ко для пушкинского юбилея 1937 г.), так и для «монументальных» пушкинских рефлексий, обусловленных пресловутым «скульптурным мифом»." 

 

Читать далее:
http://www.nlobooks.ru/node/9189

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Олег Демидов

"Литературные итоги года"

Лиterraтура

Особое внимание необходимо уделить сборнику исследовательских работ «Василий Каменский. Поэт. Авиатор. Циркач. Гений футуризма» и конференции», подготовленному в Европейском университете Санкт-Петербурга.

 

Читать далее:
http://literratura.org/non-fiction/2576-literaturnye-itogi-2017-goda-chast-i.html

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Юрий Куроптев

10 книг, которые стоит купить на Большой книжной ярмарке

"Звезда"

Коллективный сборник, посвящённый жизни и творчеству Василия Каменского(1884-1961)одному из столпов русского авангарда. «Мать русского футуризма», поэт, авиатор, драматург, художник, культуртрегер, витальнейшая фигура эпохи родился в Перми, жил в Санкт-Петербурге и Москве, а каждое лето проводил в селе Троица. Вошедшие в книгу исследования впервые показывают Каменского во всем размахе его жизнетворческого темперамента: Каменский как пионер авиации, как первооткрыватель новых форм в поэзии, как циркач, как (само) рекламист, как дизайнер и типограф, как мастер перформанса, как поэт-орденоносец. Неоспоримое достоинство 300 иллюстраций: впервые собраны три десятка листовок и афиш Каменского, в том числе наполненных взрывной типографикой.

 

Читать далее:
http://zvzda.ru:81/lists/f25accf04ab6

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Олег Демидов

"Филологи Европейского университета смогли сделать невозможное"

Homo Legens: Литературный журнал. (Москва). 2017. № 1.

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



100 книг ярмарки Non/fiction 2017

Горький медиа

В небольшой, но важной и своевременной книге историк Борис Колоницкий отвечает на 17 вопросов о 1917 годе. Вокруг поднимаемых здесь тем уже сто лет идут различные спекуляции. Нужно или не нужно отмечать юбилей революции? Слабым ли царем был Николай II? Стал ли разгон Учредительного Собрания поворотной точкой русской истории? И еще четырнадцать столь же важных вопросов.

 

Читать далее:
https://gorky.media/context/100-knig-yarmarki-non-fiction-2017/

Все рецензии на эту книгу

Валерий Подорога

АНТРОПОГРАММЫ
Опыт самокритики. С приложением дискуссии



100 книг ярмарки Non/fiction 2017

Горький медиа

Теоретический авторский комментарий к двухтомнику «Мимесис. Материалы по аналитической антропологии литературы» Валерия Александровича Подороги. Во второй части помещена развернутая дискуссия с учениками и коллегами автора. К сожалению, в российской академической традиции не принято публиковать комментарии и материалы полемики о недавно вышедших книгах. Данное издание — редкое и очень удачное исключение.

Читать далее:
https://gorky.media/context/100-knig-yarmarki-non-fiction-2017/

Все рецензии на эту книгу

сост. М. С. Карасик и А. А. Россомахин

«КОМСОМОЛИЯ» ТЕЛИНГАТЕРА / БЕЗЫМЕНСКОГО
Шедевр конструктивизма и запрещенный бестселлер. Репринтное издание. Комментарии и исследования



100 книг ярмарки Non/fiction 2017

Горький медиа

Поэму Александра Безыменского «Комсомолия» вполне можно назвать бестселлером двадцатых. Суммарный тираж с 1924 по 1934 год составил 400 000 экземпляров. Одно издание особо примечательно. В 1928 году поэму оформил известный живописец Соломон Телингатер. Издание было выпущено к десятилетию Комсомола и стало одним из образцов конструктивистской книги. Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге воссоздало книгу и снабдило ее дополнительными материалами и комментариями.

 

Читать далее:
https://gorky.media/context/100-knig-yarmarki-non-fiction-2017/

Все рецензии на эту книгу

Корнелия Ичин

АВАНГАРДНЫЙ ВЗРЫВ
22 статьи о русском авангарде



Александр Уланов

Новые книги

"НЛО", 2017. № 148

Ичин исследует взаимоотношения Велимира Хлебникова и Платона. Оба, вдохновленные идеей справедливости, строили утопии. И оба, в стремлении рационально выработать законы, приходят к совершенно иррациональным положениям. Хлебников, разумеется, заходит в этом дальше, стремясь найти законы для столь текучего, как время, стремясь не разлучаться с природой, миром зверей и растений. С обращенностью Платона к сущностям сопоставимы и поиски Казимира Малевича (приведшие, отметим, к сходной тоталитарной монологичности). Для Малевича с его установкой на нуль покоя и единство в беспредметности, видимо, слишком беспокоен и неприемлем был Алексей Крученых, для которого идеалом был «бешеный темп, в силу чего его стихи строились на разного рода сдвигах — звуковых, синтаксических, смысловых» (с. 159–160).

 

Читать далее:
https://www.nlobooks.ru/magazines/novoe_literaturnoe_obozrenie/148_nlo_6_2017/article/19388/

Все рецензии на эту книгу

Джонатан Брукс Платт

ЗДРАВСТВУЙ, ПУШКИН!
cталинская культурная политика и русский национальный поэт



И. Булкина

Новые книги

"НЛО", 2017. № 148

Надо сказать, что Платт не первый автор, анализирующий противоречивость и непоследовательность сталинской исторической политики. Ссылаясь на предшественников, он вспоминает «Великое отступление» Николая Тимашева («The Great Retreat», 1946), «идеологический поворот на 180°», смену направлений: отказ от обращенной в будущее утопии коммунистического интернационала в пользу «русоцентричной» ретроспекции. В принципе, этот конфликт легко прочитывается в культурной оппозиции авангарда и традиционализма, но Платт обращается к «уточняющей» дихотомии Катерины Кларк — к «противостоянию монументалистов и иконоборцев».

 

Читать далее:
https://www.nlobooks.ru/magazines/novoe_literaturnoe_obozrenie/148_nlo_6_2017/article/19388/

Все рецензии на эту книгу

Корнелия Ичин

АВАНГАРДНЫЙ ВЗРЫВ
22 статьи о русском авангарде



Данила Давыдов

Змея кусает себя за хвост Авангард – не хаос, а культура, устроенная нелинейным способом

ExLibris "Независимая газета"

Сербская исследовательница русского авангарда (в контексте помимо прочего европейского) Корнелия Ичин славится и как организатор белградских конференций и составитель сборников по их итогам. Эти тома (посвященные Даниилу Хармсу и Введенскому, Андрею Платонову и супрематистам...) заслуженно известны в научном кругу, но, увы, малодоступны тем, кто не вхож в круг специалистов. Ичин в рамках пользующейся высокой репутацией серии, посвященной не только истории, но отчасти и теории авангарда, собрала в томе своих статей работы, казалось бы, разнородные, но объединенные единым синтетическим сюжетом, столь важным для авангардной картины мира.

 

Читать далее:
http://www.ng.ru/ng_exlibris/2017-11-16/14_912_avangard.html

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Интервью с Борисом Колоницким

«Общей концепции революции не будет»

Arzamas

-Почему вы решили заниматься историей революции?

Все началось, когда я прочитал книгу Джона Рида "Десять дней, которые потрясли мир". Это стало настоящим культурным шоком для меня. Я был советским школьником, учился в средней школе. Я находился в поле влияния устойчивого советского мифа — влияния, которого нельзя было избежать: залп «Авроры», штурм Зимнего и так далее. А тут передо мной оказалась сложная и противоречивая история. Джон Рид, конечно, не бесстрастный свидетель, он симпатизировал коммунизму и был основателем Компартии США. Но вме­сте с тем он и очень хороший журналист, выпускник Гарварда. Человек знал свое дело и давал очень хорошую картинку. Интересно, что потом то же самое испытали и мои студенты, которым я давал книгу Джона Рида как обязатель­ное чтение. В советское время они приходили с круглыми глазами и говорили: «Борис Иванович, это антисоветская книга».

 

Читать далее:
http://arzamas.academy/materials/1257

Все рецензии на эту книгу

Александр Резник

ТРОЦКИЙ И ТОВАРИЩИ
левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы



Елена Зиновьева

Нева. 2017. № 11. С. 250-251.

"ЦК ответил резолюцией «о партийном строительстве», где торжественно провозглашалась преданность партийного руководства внутрипартийной демократии и так же торжественно осуждался бюрократизм в партии. Оппозицию обвинили в том, что она нарушает или угрожает нарушить единство партии. Изначально не только лидеры оппозиции, но и рядовые ее сторонники в ячейках отмечали, что «многие не знают, что такое демократия». В массах иногда значение слова «демократ» разъяснялось как «бюрократы не у дел»." 

 

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/ из Neva201711_20171105.pdf

Все рецензии на эту книгу

Наталья Потапова

ТРИБУНЫ СЫРЫХ КАЗЕМАТОВ
политика и дискурсивные стратегии в деле декабристов



Интервью с Натальей Потаповой

ПРЕМИЯ ЕГОРА ГАЙДАРА «Николай принял решения расстрелять собственную гвардию, собственных подданных – и это требовало объяснения»

фонд Егора Гайдара

Я предлагаю гипотезу, что в декабре 1825 года на улицы выплеснулось напряжение, которое было вызвано целым рядом нерешенных проблем. С одной стороны, это острый финансовый кризис, который начался гораздо раньше в Европе и наконец докатился до России. Это проблема незаконченных наполеоновских войн и нерешенного состояния армии и проблема ее финансирования в условиях кризиса. Кроме того, довольно долго ждали, будет ли продолжена война, которая для армии в то время является источником существования. На следствии люди рассказывают, что армия уже начинала голодать и, в общем, почти мародерствовать. Им обещали, что будет война в Греции, они довольно долго стояли на границах на юге, эти войска в свете называли «Южной армией» —отсюда следователи придумают название Южное общество, а от противного — Северное общество. Но Александр откладывал и ничего не объяснял. С другой стороны, в Европе начинают обсуждать такую проблему, как необходимость гласности в политике. Неожиданно император умирает на юге, что будет дальше — непонятно, не известны ни наследники, ни политическая воля, ни что будет дальше с отечеством. Тайна, которая окутывает то, что происходит при дворе, в итоге выплескивается довольно сдержанным протестом на улице. Они просто стояли и трясли оружием, как римляне на форуме, а по ним выстрелили из пушек.

 

Читать далее:
http://award.gaidarfund.ru/articles/2942/tab1

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Интервью с Борисом Колоницким

«Всякая революция — это революция завышенных ожиданий»

Бумага

Можно ли было избежать революции?

Большинство историков согласны с тем, что после вступления России в Первую мировую войну избежать революции было невозможно. Другое дело, когда бы она произошла: революция могла быть отложена до окончания войны. Однако при таком напряжении общества возникали проблемы, решить которые было очень сложно.

Но вопрос не только в том, когда бы произошла революция, но и как. Это зависело от участников политического процесса. Мне кажется, что и Николай II, и правительство России допустили немало политических ошибок. Можно было бы как минимум смягчить ситуацию или отложить революцию на какое-то время.

Главным действующим лицом до момента отречения оставался император. До революции он принимал все важнейшие решения. Но никто не может ему позавидовать, потому что в этой ситуации даже очень хороший политик мог бы вырулить с очень большим трудом, если бы вообще мог. Но Николай II не был хорошим политиком.

 

Читать далее:
https://paperpaper.ru/kolonitskiy/

Все рецензии на эту книгу

Борис Колоницкий

#1917
Семнадцать очерков по истории Российской революции



Интервью с Борисом Колоницким

Что осталось от революции?

Радио "Свобода"

Какие у вас впечатления от того, как отмечается столетие революции в России? Вам как историку чего-то не хватает или, наоборот, что-то кажется излишним или неадекватным?

Это большой вопрос. Потому что одно дело – это восприятие историком событий самой революции, и другое дело – это восприятие истории памяти, того, что с нашей исторической памятью происходит. Мне кажется, хотя некоторые коллеги придерживаются иного мнения, что не используется юбилей так, как он мог бы быть использован. За одним, пожалуй, исключением – православная церковь. Она активно использует ресурс юбилея для продвижения своей версии истории. Если говорить о других игроках на поле политики памяти, то нет.

 

Читать далее:
https://www.svoboda.org/a/28838275.html

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Сергей Сигерсон

"Баралайза Мама Футуризма"

Журнал "Вещь" №1,2017. с 118-119

 Большая ерническая рецензия на том вокруг Каменского (автор-поэт "множит на ноль" прославленного земляка-трикстера)

"Книга «Василий Каменский: Поэт. Авиатор. Циркач. Гений футуризма. Неопубликованные тексты. Факсимиле.Комментарии и исследования»  представляет нам ещё одного Каменского. Точнее,сразу нескольких (в разных ипостасях). Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге данным томом пополнило свою серию «Авант-гард», где факсимильно републикуются книжные раритеты авангарда начала ХХ века с подробнейшими комментариями да иллюстрациями: В. Маяковский, Б. Пастернак, И. Терентьев, В. Хлебников и прочие в том же направлении. На первый взгляд, том Каменского просто логично продолжает обозначенный ряд, ибо легко вписывается в компанию. Два типографских раритета прилагаются. Но при детальном осмотре выявляется принципиальное отличие — в широте охвата. Перед нами отнюдь не книжка про поэта (хотя бы даже и очень разностороннего). Забракованный режиссёром Мейерхольдом в качестве актёра Васильковского на сцене, наш герой срочно дружится с другим тогдашним режиссёром-новатором — Николаем Евреиновым, проповедником теории театра для себя, «театра жизни». С тех пор появляется знаменитый «Актёр Жизни Вася Каменский»."

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/images/ рецензия 2017 ВЕЩЬ №1.pdf

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Валерий Отяковский

"Серьезный Семенко"

Prosōdia#7 осень–зима 2017

Конечно, Семенко не творит в вакууме. Как и в других странах, начинающий авангардизм буквально выгрызает себе место в литературе, на что уходят колоссальные силы: панфутурист пишет манифесты и ищет соратников, издаёт сборники и запускает периодические издания. При этом у Семенко уже есть мощные предшественники: не только Маринетти, но и кубофутуристы, Маринетти отменившие. Он, конечно, опирается на их опыт и стратегию поведения. И эта складывающаяся традиция футуризма играет злую шутку с манифестами Семенко: они выглядят вторичными, их деструктивный настрой — не до конца искренним. Даже кощунственное «Я палю свiй “Кобзарь”» в первую очередь воспринимается как аллюзия-пародия на ритуальное бросание Пушкина с парохода.

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/ из 2017 рец на СЕМЕНКО _ Просодия №7. С.93–97.pdf

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Калугин

ПРОЗА ЖИЗНИ
русские биографии XVIII–XIX вв.



Жофия Калавский

Сайт Института литературы Академии наук Венгрии

Reciti

Читать далее:
http://reciti.hu/2017/4270#more-4270

Все рецензии на эту книгу

Альберт Байбурин

СОВЕТСКИЙ ПАСПОРТ
История, структура, практики



Сергей Ким

"Я достаю из широких штанин"

Горький медиа

После Октябрьского переворота послевоенная чехарда с документами закончилась решением избавиться от паспорта как репрессивного инструмента царского режима. В качестве внутригосударственных идентификационных документов использовались трудовые книжки, удостоверения личности, паспорт же требовался исключительно для заграничных поездок. Однако коллективизация, спровоцированный ей массовый голод и огромные миграционные потоки из сельских местностей в города в начале 1930-х годов поставили государство перед сложной социальной проблемой, и попыткой решить ее стало введение паспортной системы в 1932 году. Паспортизация, которая началась в Москве, Ленинграде и Харькове, стала распространяться на другие города, возникли так называемые режимные зоны, хорошо известные по мемуарным и дневниковым материалам жертв сталинского террора. К 1937 году паспортизация населения режимных зон (то есть крупных городов, пограничных территорий и важных стратегических объектов) была в целом завершена, при этом сельское население и периферия затронуты практически не были.

 

Читать далее:
https://gorky.media/reviews/ya-dostayu-iz-shirokih-shtanin/

Все рецензии на эту книгу

Константин Тарасов

СОЛДАТСКИЙ БОЛЬШЕВИЗМ
Военная организация большевиков и леворадикальное движение в Петроградском гарнизоне (февраль 1917 г. — март 1918 г.



Олег Назаров интервью с автором

"Солдатский большевизм"

"Историк", октябрь 2017

"Смогли бы большевики взять власть в Петрограде, не имея такого ресурса, как Военная организация?

– Это непростой вопрос, он из области предположений. Безусловно, плюсом большевиков было то, что они интересовались настроениями в солдатской среде и учитывали их при принятии важнейших политических решений. Изучение настроений военнослужащих Петроградского гарнизона стало одной из основных задач «Военки», которая, собственно, и являлась каналом коммуникации между руководством большевиков и солдатской массой. Думаю, у большевиков существовал шанс захватить власть в Петрограде и без Военной организации, но сделать это без нее им было бы гораздо сложнее. Сами октябрьские события оказались бы более кровавыми. И еще тогда была бы уже другая Гражданская война, причем неизвестно, кто вышел бы из нее победителем.к

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/Tarasov_rez.pdf

Все рецензии на эту книгу

Оксана Булгакова

СУДЬБА БРОНЕНОСЦА
Биография Сергея Эйзенштейна



Публикация фрагмента книги

Горький Медиа

Все рецензии на эту книгу

Оксана Булгакова

СУДЬБА БРОНЕНОСЦА
Биография Сергея Эйзенштейна



Александра Першина

"Бумажный корабль"

Прочтение

В своей книге Оксана Булгакова предельно серьезна: она не пишет, а излагает факты. Каждая следующая фраза наращивает и развивает высказанный тезис. А создание конечного образа происходит уже в воображении читателя. Конечно, в случае двойного перевода сложно утверждать, что она следует монтажной теории Эйзенштейна, однако предположение это напрашивается при чтении кратких предложений, иногда словно специально сталкиваемых друг с другом ради контраста. Обманывать ожидания и ломать стереотипы — вполне эйзенштейновский прием.

 

Читать далее:
http://prochtenie.ru/reviews/29009

Все рецензии на эту книгу

Юлия Сафронова

ЕКАТЕРИНА ЮРЬЕВСКАЯ
Роман в письмах



Андрей Тесля

"Екатерина III"

"Социологическое обозрение" т. 16. №2. 354-359

Наиболее многогранно в работе проанализирована тематика эмоциональных режимов, в которых действуют персонажи. Исследовательница обращает внимание на тот факт, что княжна Долгорукова окончила Смольный институт, восприняв хорошо известную специфическую культуру «смольнянок», с присущей им экзальтированностью, традициями «обожания» и т.п. При этом если многими в 1860-х, не говоря о позднейших годах, подобный стиль поведения расценивался как «неестественный», вызывающий критические реакции или прямое отторжение, то для Александра II, как и для многих других представителей императорской фамилии его поколения и предшествующих, он был привлекателен — собственно, именно близость к императорскому двору способствовала консервации последнего, несмотря на попытки реформировать Смольный институт (с. 58–59).

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/SocOboz_16_2_354-359_Teslya.pdf

Все рецензии на эту книгу

Наталья Потапова

ТРИБУНЫ СЫРЫХ КАЗЕМАТОВ
политика и дискурсивные стратегии в деле декабристов



Сергей Кузнецов и Борис Куприянов

"Николай Первый и его правосудие"

Горький Медиа

Существуют два распространенных приема, которыми пользуются историки для пересмотра общеизвестного исторического события и его значения. Можно ввести в научный оборот новые документы, а можно раскрыть новый исторический контекст. Наталья Потапова использует второй прием для оправдания первого: изменяя контекст декабрьских событий и цитируя европейские газеты тех лет, она стремится показать их влияние на следствие по делу 14 декабря. «Научная жадность» Потаповой дает нам надежду, что в последующих книгах гипотезы, высказанные вскользь, будут раскрыты, но и дает огромное поле для собственных размышлений. Возможность додумывать читателю делает «Трибуны старых казематов» почти идеальным non-fiction.

 

Читать далее:
https://gorky.media/reviews/nikolaj-i-ego-pravosudie/

Все рецензии на эту книгу

Хархордин О.В., ред.

ОТ ОБЩЕСТВЕННОГО К ПУБЛИЧНОМУ



Борис Грозовский

Лучшие книги XXI века

Republic.ru

В России очень мало общественного, любое публичное действие, едва начавшись, встречается с препятствиями и застывает. Общего мало, а общественного почти нет. Почему способные к дружбе люди не могут создать достойное общество? Один из авторов этого сборника, социолог Борис Гладарев, показывает, что проблема в отсутствии публичного регистра языка – среднего между частной и официальной речью. Того языкового регистра, который позволяет группе людей неэмоционально договариваться по поводу своих действий. И нет инфраструктуры доступа как к власти, так и к широкой публике. В этих условиях задача, как писал еще Радищев, – «дать народу управляться самому собой», самостоятельно решать стоящие перед ним задачи. 

 

Читать далее:
https://republic.ru/posts/85178?code=7f267f20090b95db52e6b2173ae695cf

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Зиновьева Е.

Нева

Жизнь М. Семенко укладывается в запутанный романный сюжет, оборвалась она в роковом 1937-м — поэт был арестован и расстрелян как участник «контрреволюционной деятельности в Украинской фашистской организации». В книге впервые представлены и прокомментированы ключевые документы украинской ветви славянского футуризма, просуществовавшей с 1914-го до 1930 года, М. Семенко принадлежит более двадцати текстов манифестарного характера, включены также манифесты его соратников 1920—1930-х годов. Впервые в таком объеме публикуются на русском языке избранные переводы лирики Семенко. Стихи дерзкого футуриста неподдельно беззащитны, простодушны, искренны. Его поэзию отличают особый взгляд на мир, кажущаяся простота и мелодичность.

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/ из 2016 Нева №10 ЗИНОВЬЕВА о Семенко c234-235.pdf

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Ежиков И.

Петербург рассказывает о Каменском

Пермский писатель. 2017. №1. С. 2.

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Валерий Отяковский

И ЧТЕЦ, И ЖНЕЦ

Прочтение

Каменский, как он предстает в сборнике, будто бы олицетворяет и одновременно пародирует все метания русского модернизма в поисках синтеза искусств. Введенная в оборот Вагнером идея Gesamtkunstwerk заключается в создании универсального произведения искусства, собирающего в себе все остальные виды творчества и меняющего жизнь человечества. Андрей Белый находил такое соединение в готическом соборе, Александр Скрябин мыслил о светомузыкальных мистериях, а Каменский пришел и показал, кто тут действительно и чтец, и жнец, и на дуде игрец.  Вместо средневекового храма он ставит в центр искусства цирк, а вместо коллективной творческой работы — виражи авиатора-одиночки.

 

Читать далее:
http://prochtenie.ru/reviews/28979

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Лучшие люди Петербурга

СПб.собака.ru

Научный сотрудник Эрмитажа, один из лучших в мире специалистов по искусству Ренессанса, создавший серию интеллектуальных бестселлеров «Образы Италии XXI» и «Тюрьмы и власть. Миф Джованни Баттиста Пиранези», в 2016 году стал куратором главного выставочного блокбастера Третьяковской галереи, беспрецедентной экспозиции «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо» и выпустил в издательстве Европейского университета свой opus magnum — книгу «Якопо да Понтормо. Художник извне и изнутри» о живописце, изучению творчества которого посвятил долгие годы. 

 

Читать далее:
http://top50.sobaka.ru/vote/books/56951

Все рецензии на эту книгу

Науч. ред. Ж. В. Кормина, А. А. Панченко, С. А. Штырков

ИЗОБРЕТЕНИЕ РЕЛИГИИ
десекуляризация в постсоветском контексте



Ксения Колкунова

Nova Religio. Vol. 20 No. 3, February 2017

The title draws attention to two sides of the volume’s subject. It can be described in terms of sociology, with desecularization theory, and one can use the expression “invention of religion” for the humanities angle. The major question the collection addresses is: what has been happening in terms of religiosity and religious identity in the context of social, political, and demographical society transformation since the 1990s?

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/2017 Nova Religio Review.pdf

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Александр Марков

"Книжная полка"

"Новый мир"

"Книга Аркадия Ипполитова — образцовая слежка за предтечей маньеризма...

Читать далее:
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2016_12/Content/Publication6_6516/Default.aspx

Все рецензии на эту книгу

Иван Курилла

ИСТОРИЯ
или Прошлое в настоящем



Ольга Балла

"Так было не всегда"

in Kyiv

Речь идет, прежде всего, о принципиальной проблематичности понятия «история», об истоках этой проблематичности. И о принципиальной же его динамичности: о том, какие значение – и, еще того интереснее, почему – вкладывали европейцы в разные времена в греческое слово «история»; как эти значения возникали, накапливались, вытесняли друг друга, перемещались с перифериии в центр и обратно. А главное – как менялось то, что определяло все эти значения, все требования к историческому знанию, все ожидания от него, степень доверия к нему, способы его использования: отношения с прошлым, представление о том, что оно такое, как оно связано с настоящим и будущим, насколько достоверно возможно его знать – и зачем? Менялись такие представления, показывает нам автор, радикально, – и в результате одно-единственное слово «история» оказалось вынужденным обозначать предметы не просто различные, но иной раз и противоположные друг другу. (Например, постмодернистская историография – не переставая быть историографией – уверена, что никаким прошлым она вовсе не занимается: прошлое она считает «принципиально недоступным» и вследствие того не придает значения подлинности источников! Как тут не вспомнить немецкого историка Леопольда фон Ранке, всего за какой-то век до постмодернистов простодушно уверенного в том, что задача истории – «показать, как все происходило на самом деле»?)

Читать далее:
http://inkyiv.com.ua/2017/06/tak-budet-ne-vsegda/

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Анастасия Кожевникова

«Он не ваш, он "всехний"»: В Перми прошла презентация книги о Василии Каменском //

Новый компаньон (Пермь). 2017. № 14. 25 апреля

Чтобы раскрыть полное содержание этой книги, понадобится как минимум ещё одна книга: там собраны и не изданные ранее произведения «матери русского футуризма» Василия Каменского, и больше 40 его портретов (невероятная удача: у Владимира Маяковского при жизни был всего один живописный), и обложки его книг, и факсимильное издание его однодневной газеты и «Моего журнала», и, конечно, фотографии. Всё это кажется нагромождением филологических радостей даже при перечислении! Сама книга чётко структурирована: в ней пять разделов, не считая вкладок.

Составитель Андрей Россомахин обошёлся без громоздких предисловий, и это верный ход, ведь что может дать возможность открыть или переоткрыть для себя Каменского лучше, чем его тексты? Первый раздел начинается с рукописей «Аэропророчество» и «Вот как надо жить в...», там же есть воспоминания «Двадцать три», или «нумерологическая биография Каменского», как её называет сам Россомахин. Уже здесь Каменский предстаёт читателям во всех своих ипостасях: и как «Пифагор современности» (по его собственному, конечно, выражению), и как поэт-авиатор, посланник небес («Недаром с детских лет я чуял свою обязанность пред жизнью впереди подняться на высоту изумительных достижений духа и воли и поднять за собой всех — кто ниже, кто отстал или устал. К небесам человечества»), и как провидец, и даже как циркач.

Как раз с эссе «За что мы любим цирк?», по признанию Россомахина, было довольно трудно работать: «В рукописи был ряд имён циркачей, которые невозможно было разобрать. Но нельзя же оставлять это так  пришлось поднять ряд цирковой периодики тех лет, которая позволила установить этих героев и даже визуализировать их».

 

Читать далее:
https://www.newsko.ru/articles/nk-3933169.html

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Ольга Кабанова

В книге «Якопо да Понтормо. Художник извне и изнутри» Аркадий Ипполитов рассказывает о флорентийском мастере. "Тема его отношений с властью – побочная"

"Ведомости"

В своей книге о Якопо да Понтормо Аркадий Ипполитов выступает комментатором двух текстов. Первый известен – это глава о Понтормо из популярного уже 550 лет «Жизнеописания прославленных живописцев, скульпторов и архитекторов» блестящего Джорджо Вазари. О существовании второго непрофессиональные поклонники искусства могли не подозревать – это короткие дневниковые записи, начатые в 1554 г. 60-летним художником, через три года он умер. Две части книги – полные по всем статьям противоположности: первая представляет собой приятное и познавательное чтение с интересными замечаниями и уточнениями. Вторую, коряво написанную прижимистым стариком, казалось, лучше бы и не читать, не знать вида изнутри одного из величайших художников, первого из маньеристов. В основном в «Моей книге» записано, что съел художник. Например, 1 января 1555 г. на ужине с Бронзино – 10 унций хлеба, а в понедельник вечером, 17 февраля 1556 г., – «немного говядины, которую мне купил Бастиано – такой даже собак не кормят». Сотрапезников – помощника в работе и бывшего ученика, ставшего успешным художником, но оставшегося верным другом, – неблагодарный старик не жалует.

Единственное, что отличает противного ворчуна от ему подобных, что на полях рукописи есть маленькие рисунки, объясняющие, над какими фигурами он работал, расписывая хоры базилики Сан-Лоренцо во Флоренции. Одиннадцать лет Понтормо был сосредоточен на этих фресках, «вообразив себе, что ему в этом произведении суждено превзойти всех живописцев, а может быть, как говорили, самого Микеланджело» – так пишет Вазари. Ему роспись не понравилась. Проверить его правоту невозможно, фрески утеряны, но трагедия великого художника, бросившего вызов «божественному», из этих записей отчетливо проступает.

Грандиозному и неожиданному финалу предшествует подробно прокомментированный Ипполитовым рассказ Вазари о жизни и работе Понтормо. Высоко ценимого и биографом, и комментатором художника, интеллектуала и человека твердых убеждений, не желающего прислуживать власти Медичи, уклоняющегося от заказов семейства. «О том, как относился Понтормо к смене режима, мы можем только догадываться. Как говорил Вазари, к росписям Понтормо так и не приступил, создав лишь картоны», – поясняет Ипполитов. Художник отказывался даже от больших гонораров властного семейства, чтобы не быть зависимым от него. Но все равно его работы оказывались у власть имущих.

«Искусствоведение беспринципно», говорит Ипполитов, ему все равно, кто купил картину. Но и кто на ней изображен – не важно, и что Понтормо был республиканцем и ел на ужин. Художника судят только с точки зрения искусства, а что он был правильных убеждений и скверным изнутри – не имеет значения.

 

Читать далее:
https://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2017/02/17/678071-yakopo-pontormo-ippolitov

Все рецензии на эту книгу

Александр Резник

ТРОЦКИЙ И ТОВАРИЩИ
левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы



Очеловечивание демона. Александр Резник выпустил книги, в которых переосмысляет образ Льва Троцкого

"Звезда"

Ещё один миф связан с культом Троцкого. Конечно, он был почти у каждого политика такого уровня был свой политический культ, несравнимый, правда, с культами тоталитарных вождей. Мифом же в данном случае является представление о том, что культ Троцкого был большим и сознательно конструируемым. На самом деле, культовый характер образов Троцкого (как, к слову, и Ленина) в годы Гражданской войны не был чем-то выходящим за рамки общеевропейской практики: в Польше был Пилсудский, в Финляндии Маннергейм, даже в демократической Чехославакии был огромный культ президента Масарика. Увы, мы часто вырываем всё, что происходило в Советском Союзе, из контекста европейской истории, пользуемся упрощающими реалии понятиями.

 

Читать далее:
http://zvzda.ru/articles/331ebe7a580d

Все рецензии на эту книгу

Оксана Булгакова

СУДЬБА БРОНЕНОСЦА
Биография Сергея Эйзенштейна



"Что почитать на майских?"

Горький медиа

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Сергей Кумыш

7 новых книг об искусстве, которые нужно прочитать прямо сейчас

Афиша daily

Фигура флорентийского живописца XVI века Якопо да Понтормо — один из центральных элементов персональной вселенной искусствоведа и публициста Аркадия Ипполитова. Преданность любимому художнику — рефрен многих его текстов, так что появление этой книги выглядит событием не просто давно ожидаемым, но в некотором смысле закономерным. Сборник разбит на две части: биография Понтормо авторства Джорджо Вазари и дневник художника. Ипполитов указан здесь в первую очередь как составитель и автор сопроводительных текстов, однако это явное преуменьшение. Его подробнейшие комментарии (в первой части они даже не вынесены отдельно, а существуют как бы в диалоге с текстом Вазари) сами по себе образуют цельное повествование, звучат третьим самостоятельным голосом, придавая всей книге ансамблевую завершенность. И да, так доходчиво и прозрачно, так бережно, деликатно и открыто Аркадий Ипполитов — и без того непревзойденный стилист — не писал, кажется, никогда.

 

Читать далее:
https://daily.afisha.ru/brain/5108-7-novyh-knig-ob-iskusstve-kotorye-nuzhno-prochitat-pryamo-seychas/

Все рецензии на эту книгу

Александр Резник

ТРОЦКИЙ И ТОВАРИЩИ
левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы



Молодые ученые: историк Александр Резник о троцкизме, своих книгах и столетии революции

Теории и практики

Я не разделяю позитивистского представления о неангажированном «объективном» исследователе. Каждый живой человек ангажирован в том смысле, в котором это сформулировал еще Жан-Поль Сартр в отношении интеллектуалов. Они существуют не в безвоздушном пространстве, я не верю в мангеймовских «свободно парящих интеллектуалов». Мы все живем в определенных идеологических рамках и как историки всегда отвечаем на более широкие, чем наша конкретная тема, вопросы. Мы несем ответственность перед обществом за то, что говорим. Конечно, я считаю, что никто в здравом уме не должен стремиться к тому, чтобы писать «партийную», ангажированную историю. Я говорю о другом. С опорой на свои исследования можно и нужно обсуждать современные проблемы.

 

Читать далее:
https://theoryandpractice.ru/posts/15850-molodye-uchenye-istorik-aleksandr-reznik-o-trotskizme-svoikh-knigakh-i-stoletii-revolyutsii

Все рецензии на эту книгу

Александр Резник

ТРОЦКИЙ И ТОВАРИЩИ
левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы



Московский книжный журнал

MoReBo публикует фрагмент первой главы книги Александра Резника "Троцкий и товарищи: левая оппозиция и политическая культура РКП(б), 1923–1924 годы", выходящей в издательстве Европейского университета в Санкт-Петербурге, Многие архивные материалы впервые вводятся в научный оборот.

 

Читать далее:
http://morebo.ru/tema/segodnja/item/1485723372143

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Nota bene: книжная полка Сергея Бирюкова

ДЕТИ РА. № 2 (148), 2017

Если Давид Бурлюк именовал себя «отцом русского футуризма», то Василий Каменский выбрал себе роль «матери русского футуризма». Активность Каменского — поэта-авиатора-циркача — была невероятна. До сих пор в изданиях представлена лишь малая часть написанного и сделанного им. Книга, вышедшая в Петербурге, восполняет значительный пробел. Здесь и публикации неизданного и восстановление забытых изданий и новейшие исследования, подготовленные ведущими специалистами. Вообще то, что делает Издательство Европейского университета в серии «Avant-Garde», трудно переоценить. Фактически идет восстановление значительного пласта русской культуры, осмысление авангардного движения. И, конечно, фигура Василия Васильевича Каменского (1884—1961) одна из самых значительных. Выписываю из аннотации: «В издание включено более 300 иллюстраций; впервые собраны три десятка листовок и афиш Каменского, в том числе наполненных взрывной типографикой. Впервые публикуется масштабная иконография поэта — более 40 его портретов. Важным дополнением к этим материалам служат факсимильные воспроизведения редчайшей “Газеты Василия Каменского” и скандального “Моего журнала Василия Каменского” (1920 и 1922 гг.), а также полная иллюстрированная библиография, подробно аннотирующая все 47 его прижизненных книг».

 

Читать далее:
http://detira.ru/arhiv/nomer.php?id_pub=18126

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Евгения Гершкович

ARTANDHOUSES

Старший научный сотрудник отдела западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа, хранитель итальянской гравюры, искусствовед и куратор Аркадий Ипполитов, мастер искусных текстов и автор книг о Венеции, Ломбардии, Пиранези, в новом труде обращает свое внимание на Якопо Каруччи по месту рождения получившего прозвище да Понтормо, одну из самых противоречивых фигур в итальянском искусстве XVI века. Понтормо связывают с так называемым ранним тосканским маньеризмом. Экспрессивность художественного почерка живописца, доходящая до экстравагантности, потрясала современников, в том числе и основоположника искусствознания Джорджо Вазари в Жизнеописаниях наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих уделившего место и биографии Понтормо. Кстати, книга Ипполитова, где автор комментирует как текст Вазари, так и дневник самого Пантормо, писанный в последние годы жизни, почти лишена иллюстраций.

 

Читать далее:
http://art-and-houses.ru/2017/01/30/desyat-novyh-knigi-po-iskusstvu-i-arhitekture/

Все рецензии на эту книгу

Алексей Миллер

НAЦИЯ
или Могущество мифа



Кирилл Мартынов

"Будущее уже здесь. Десять нон-фикшн книг 2016 года"

"Новая газета"

В списках нон-фикшн книг, опубликованных в России, с неизбежностью преобладают переводные издания. В нашей стране качественный нон-фикшн пишут мало и неохотно — похоже, экономические и социальные условия этому не способствуют. В этом году минимальное количество заметных непереводных текстов особенно бросается в глаза. Одна из интересных работ, написанных по-русски, представляет собой совсем небольшую книгу, опубликованную в просветительской серии издательства Европейского университета. Известный историк Алексей Миллер резюмирует дискуссию последних лет о современной мифологии наций и национальных сообществ. Почему химера национальной идентичности оказывается столь живучей и востребованной в современном мире вопреки многочисленным пророчествам конца XX века о ее скорой гибели?

 

Читать далее:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/01/13/71133-buduschee-uzhe-zdes

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Константин Львов

Шесть лучших книг литературной ярмарки non-fiction

S7. 2017. №1 (Январь). С. 68.

Авиация была главной страсть ю футуриста Василия Каменского на протяжении трех лет. В ноябре 1911 года Каменский получил международный диплом пилота под номером 67, написал рассказ «Аэроплан и первая любовь», герой которого покидал девушку с большими черными глазами ради неба. В апреле 1912 года он упал в «вонючую болотную грязь» и с той поры летал только на бумаге, например, в одной из «железобетонных» поэм – «Полет Васи Каменского на аэроплане в Варшаве». Широкая вертикальная лини я, разделяющая строки, имитирует взлетную полосу, пятиугольная страница напоминает крыло, текст сверстан треугольным силу это, читать его следует снизу вверх, будто взлетая. 

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/s7-magazine-01-2017_ с.jpg

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Панченко

ГОМЕР, «ИЛИАДА», ТРОЯ



Лев Клейн

Загадка лабиринтов – поиск ответа

Генофонд

Лабиринты рассеяны по всей Европе древнего мира, да и вне ее известны. Каких только гипотез ни высказывали археологи и историки об их назначении и смысле! И магические ловушки для рыб, и детали культа быка (Минотавр и нить Ариадны) и т. д. Мне представляется, что автору книги удалось эту загадку разгадать самым неожиданным образом. Дмитрий Вадимович Панченко – историк древности и интересный писатель. Он был одним из моих студентов (хотя не моим учеником непосредственно). Окончив в 1978 г. кафедру древней Греции и Рима на истфаке ЛГУ, затем пройдя аспирантуру в Институте истории АН и защитив кандидатскую диссертацию, он более 10 лет работал в этом институте научным сотрудником, а потом ушел преподавать в петербургскую классическую гимназию (школа № 610). Несколько лет был главным редактором журнала классических штудий «Гиперборей», потом, оставаясь соредактором, стал доцентом Смольного института свободных искусств и наук (в составе Университета). Побывал на длительных стажировках в Гарварде, Вашингтоне, Хельсинки, Констанце. И всё это время выпускал научные статьи и книги. Книги его, хотя и являются научными исследованиями, написаны общедоступным (и хорошим) литературным языком, очень увлекательно. Это «Платон и Атлантида» 1990 г., «Леонардо и его время в изображении Мережковского» 1990, «Фалес и возникновение традиции теоретического исследования» 2006, «Записки русского бедуина» 2006, «Диффузия идей в древнем мире“ 2013, и вот теперь автор выпустил книгу о Гомере. Книга эта делится на две части. В первой части разбирается старый гомеровский вопрос, как складывалась «Илиада», один ли у нее автор или много, и т. п. Эта часть написана живо, но на мой взгляд, банально. Возможно, мне так представляется потому, что автор придерживается традиции «унитариев» — тех, кто стоит за единство авторства, а я в своих книгах придерживаюсь противоположного взгляда, взгляда «аналитиков», видящих в этой эпопее составное произведение народного эпоса. Но мне представляется, что Панченко не прибавил ничего к традиционным доводам «унитариев» и не опроверг ничего из доводов «аналитиков» (в частности и моих). 

А вот вторая часть, которая у Панченко состоит из очерков, посвященных разным проблемам, связанным так или иначе с гомеровским миром, оригинальна и изобилует блестящими идеями и открытиями. Я попросил автора разрешения перепечатать на нашем сайте одну главу из этой части книги – о загадке лабиринтов. 

Читать далее:
http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/wp-content/uploads/Stranitsyi-iz-panchenko_OUTPUT.pdf

Все рецензии на эту книгу

Александр Марей

АВТОРИТЕТ
или Подчинение без насилия



Фрагмент книги на сайте Московской школы конфликтологии

Все рецензии на эту книгу

Андрей Шабанов

ПЕРЕДВИЖНИКИ
между коммерческим товариществом и художественным движением



MoReBo

Сосредоточившись на периоде между официальной регистрацией группы в 1870 году и публикацией юбилейного иллюстрированного альбома к 25-летию ее выставок в 1897 году, автор рассматривает большое количество новых материалов, ранее не привлекавших внимания специалистов, в том числе учредительные и операционные документы Товарищества, групповые фотографии, рекламу, афиши, изображения экспозиций, каталоги, иллюстрированные альбомы, годовые и юбилейные отчеты, а также охватывает максимально полный спектр художественной прессы при анализе ключевых выставок группы и их восприятия современниками.

 

Читать далее:
http://morebo.ru/books-all/item/1482865673766

Все рецензии на эту книгу

Алексей Миллер

НAЦИЯ
или Могущество мифа



40 книг 2016 года, на которые стоит обратить внимание

"Горький"

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Oleh S. Ilnytzkyj

Ukrainian Futurism: A New Anthology of Writings by Mykhail’ Semenko

International Yearbook of Futurism Studies / Ed. by G. Berghaus. Berlin & Boston, 2016. Vol. 6. P. 419–421.

..is a very useful, revealing and engaging publication that borders on a mini encyclopedia of the movement and Ukrainian culture of the 1920s..."
"...Aesthetically, the book makes an excellent first impression. The design and layout by Alexandr Khodot is a worthy tribute to the care and experimentation that characterized not only Ukrainian Futurist publications, but the European avant-garde as a whole..."
"...Perusing the book is a pleasure, indeed..."
"...The anthology is the product of a binational effort by Ukrainian and Russian scholars Anna Bila and Andrei Rossomakhin. The two co-editors and co-translators divided their book into ten sections..."
"...one of the unexpected and very welcome aspects of this anthology is the great number of facsimile reproductions, of which Semenko’s visual poems are the most important..."
"…In a word, this is a first-rate anthology, quite original in its conception and realization, and, actually, without equal in any other language, including Ukrainian…"
"...it an excellent introduction to Ukrainian Futurism..."

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/2016 Ilnytzkyi _ International Yearbook of Futurism Studies.pdf

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Анна Матвеева

АРТГИД

В декабре Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге выпускает новую книгу в серии «Avant-Garde» — «Василий Каменский: Поэт. Авиатор. Циркач. Гений футуризма. (Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования)». Василий Каменский (1884–1961) — один из корифеев русского авангарда, поэт, авиатор, драматург, художник, культуртрегер, экспериментатор, сплавлявший вместе поэзию, прозу, живопись и искусство жеста. Книга содержит ряд впервые публикуемых произведений Каменского 1910–1920-х годов, а 15 исследований филологов и искусствоведов впервые показывают Каменского во всем размахе его жизнетворческого темперамента. В издание включено 300 иллюстраций и два факсимильных приложения — газета и журнал Каменского. Впервые собраны редчайшие портреты, листовки, афиши Каменского и обложки всех его 77 прижизненных изданий. С любезного разрешения издателя «Артгид» публикует, с некоторыми сокращениями, ранее неизвестную статью Каменского о живописи, с предисловием и комментарием Андрея Россомахина.

Читать далее:
http://artguide.com/posts/1150

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



«Гордость, краса и корифей русских футуристов»: афиши Василия Каменского

The ArtNewspaperRussia

Фрагмент книги Издательства Европейского университета в Санкт-Петербурге, включающей исследования и ранее неопубликованные материалы по истории отечественного авангарда. Визуальная часть творчества Каменского — важнейшая его часть

 

Читать далее:
http://www.theartnewspaper.ru/posts/3853/

Все рецензии на эту книгу

Александр Марей

АВТОРИТЕТ
или Подчинение без насилия



Андрей Тесля

То, что делает власть политической. Историк о политической науке: опыты

"Гефтер"

«Авторитет» — слово, практически отсутствующее в нашем современном политическом языке. Произнесенное в публичном пространстве, оно вызывает зачастую ассоциации скорее с миром криминальным: «авторитетный политик» не звучит комплиментом, равно как эпитет «авторитетный предприниматель» не обещает прозрачности ведения дел и физической безопасности сопричастных. «Авторитет» в позитивном смысле — понятие скорее морального порядка, наличие особых личных качеств, признаваемых нами за конкретным человеком, собранием или институцией: авторитетной может быть организация, редакция журнала и т.п., но это же предполагает неформализованность отношений — только контекстуально можно определить, и то с некоторой долей неопределенности, что позволяет сделать, на чем позволяет настаивать или требовать обладание данным авторитетом, а что уже находится за его границами. Применительно к политике «авторитет» обычно и означает нечто подобное — неопределенный, но бывающий значимым фактор влияния, как, например, «авторитет общественного мнения». На то, чтобы вернуть понятие «авторитета» в пространство политического мышления, сделать его инструментом рефлексии, и направлена рассматриваемая работа — вышедшая в научно-популярной серии, но далекая от популярности изложения, являясь скорее кратким конспектом-наброском фундаментального исследования.

 

Читать далее:
http://gefter.ru/archive/20313

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Важное на нон-фикшене (выбор КД)

Воскресный Мелиоратор литературное приложение к газете "Котельники дейли"

Включаем этот сборник авансом, книгу в руках не держали. Поэт-авиатор – это вроде бы масло масленое, и как назло вспоминается строчка из письма Витгенштейна Расселу: “Если вам кажется, что я идиот – стану авиатором”. Однако в те золотые времена могли быть и поэты-авиаторы, и режиссеры (Дрейер был первым из двоих человек, перелетевших Ботнический залив) – и хотя самолеты были совсем некомфортными и отнюдь не безопасными, поэзия в своей некомфортности и небезопасности могла дубасить читателя, не щадя. Мы будем читать футуроразбойника Каменского долго и тщательно.

 

Читать далее:
https://kotelnikidaily.wordpress.com/2016/11/25/%D1%87%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%BC%D1%8B-%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%BE%D0%BD-%D1%84%D0%B8%D0%BA%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B5/

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Футурист Василий Каменский о Чарли Чаплине

"Горький"

В «Издательстве Европейского университета в Санкт-Петербурге» выходит в свет книга «Василий Каменский: Поэт. Авиатор. Циркач. Гений футуризма». Каменский — один из столпов русского авангарда, «мать русского футуризма», автор «декрета о заборной литературе», близкий соратник Хлебникова, Маяковского, Бурлюка и много кто еще. В издании представлены тексты, иллюстрации и исследования, отражающие разные стороны многогранного таланта Каменского. С разрешения издательства «Горький» публикует с небольшими сокращениями стихотворение «Чарли Чаплин», а также предисловие к нему составителя и научного редактора книги Андрея Россомахина.

 

Читать далее:
https://gorky.media/fragments/bez-kommentarij-yasna-zavyazka-on-proletarij-ona-burzhuazka/

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Игорь Гулин

55 книг которые нужно купить на non-fiction

Коммерсант "Week-end"

Василия Каменского никак нельзя назвать забытым автором, однако из всех главных фигур русского футуризма он как бы наименее канонизированный, наименее освоенный. В его наследии больше всего белых пятен. Сейчас это положение стремительно исправляется. Недавно в "Гилее" вышел сборник его неизвестных стихотворений 20-х годов, теперь — этот большой том. Как всегда в "авангардной" серии Европейского университета, здесь не только тексты — стихи, лекции, воспоминания,— но и факсимильное воспроизведение типографских экспериментов самого футуриста, подробная библиография, а также довольно большая подборка исследовательских статей, затрагивающих, в частности, отношения литературной ипостаси Каменского c его авиационными увлечениями.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/3144629

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/3144629

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Андрей Россомахин

Ренессанс как злободневность.Об искусстве и конформизме, мучениках и палачах

"Независимая газета" Ex libris

Даже на примере этого краткого описания картины можно наглядно продемонстрировать, что информация, содержащаяся в тексте Вазари, нынешним читателем считывается, увы, в ничтожных дозах. Острейший политический смысл холста и трагедию поколения современник художника эстетски забалтывает пассажами о «превосходнейших путти», «конях» и «исключительно красивых обнаженных мучениках». При этом крупы трех коней на втором плане и фигурки трех путти в верхнем углу – едва ли не последнее, что заметит зритель. Однако значимым оказывается не только вскользь брошенный эпитет или имя Боргини, но и любое умолчание тоже. Намеки сделаны, и умеющий видеть – увидит.

В тоталитарном обществе искусство иносказания достигает невиданных высот (учившимся в советской школе это хорошо известно, а новому поколению это еще предстоит осознать). Дешифровку иносказания холста Понтормо, как и иносказания десятка строк Вазари об этом холсте, ищите в книге. Как и еще 200 страниц концентрированного знаточеского текста.

 

Читать далее:
http://www.ng.ru/ng_exlibris/2016-11-17/7_865_rossomakh.html

Все рецензии на эту книгу

Алексей Миллер

НAЦИЯ
или Могущество мифа



Андрей Тесля

«Нация»: об истории и современности понятия Нация без «однозначных» определений? Чего ждать будущим исследователям наций

ГЕФТЕР

Сказать кратко о сложном, как известно, гораздо труднее, чем посвятить тому же предмету обширное исследование. Это требует и выверенности мысли, и точности языка, поскольку каждая лишняя деталь, сама по себе интересная и ценная, способна изменить общий баланс, поставить ненужный акцент, который не будет смягчен иными подробностями.

Ярким удачным примером такого рода текстов, равно интересных и тем, кто только желает познакомиться с проблематикой, и тем, кто давно работает с данной темой, является очередная работа известного отечественного историка, профессора Европейского университета в Санкт-Петербурге и Центрально-Европейского университета в Будапеште Алексея Ильича Миллера, одного из первых российских специалистов, еще в начале 1990-х начавших исследовать историю национализмов с модернистских позиций. Его новая книга делится на три раздела: сначала рассматривается история понятия «нация» в европейском контексте, затем в России XVIII — начала XX века, а завершает работу сжатый обзор преимущественно современных подходов к пониманию «нации» в социальных науках.

Как и всякое другое историческое понятие, «нация» не только и не столько «обозначает» нечто, сколько производит действие: говоря о «нации», споря о ней или взывая к ней, стремятся, например, образовать новое политическое целое или мобилизовать массы, добиться включения в состав сообщества новых групп или исключения других групп, ограничения доступа к ресурсам для одних и расширения его для других и т.п.

 

Читать далее:
http://gefter.ru/archive/19993

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников (второе издание, дополненное)



КНИГА НАШЕГО АВТОРА ВЫХОДИТ В ЛОНДОНЕ!
К 100-летию Февральской революции в знаменитом лондонском издательстве "Блумсбери" готовится к выходу в свет английский вариант нашей книги, изданной в серии "Avant-Garde" (1-е издание — 2014; 2-е издание — 2016):
The Sixth Sense of the Avant-Garde: Dance, Kinaesthesia and the Arts in Revolutionary Russia
by Irina Sirotkina & Roger Smith
Предисловие к будущему английскому изданию уже вывешено на сайте Het Nieuwe Instituut (Роттердам)

Читать далее:
http://spaceembodied.hetnieuweinstituut.nl/en/sixth-sense-avantgarde

Все рецензии на эту книгу

Фотомонтажный цикл Юрия Рожкова к поэме Владимира Маяковского «Рабочим Курска, добывшим первую руду...»: Реконструкция неизданной книги 1924 года. Статьи. Комментарии



Данила Давыдов

Возвращение художника

"Книжное обозрение"

Уникальное издание по сути возвращает для широкого круга ценителей отечественного авангарда одну из самых странных, во многом забытых, но ярких его фигур – художника (а равно инженера и геолога) Юрия Николаевича Рожкова (1898-1940). В 1824-м году Рожков создал уникальный фотомонтажный цикл к поэме «Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского». Этот цикл экспонировался на знаменитой выставке Маяковского «20 лет работы», но не издавалась при жизни поэта и художника; она воспроизводилась уже ближе к нашему времени коллекционными тиражами и лишь теперь предстает в достойном формате, – сопровожденная рядом статей и комментариев. В книге впервые публикуется еще одна сохранившаяся коллажная работа Рожкова к стихотворению Маяковского «Еврей». Стоит отметить глубокие и подробные комментарии Андрея Россомахина к метатекстам Маяковского и Рожкова.

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/files/. Рожков Кни жное обозрение.pdf

Все рецензии на эту книгу

Корнелия Ичин

АВАНГАРДНЫЙ ВЗРЫВ
22 статьи о русском авангарде



АРТГИД

Автор — профессор Белградского университета — исследует русский поэтический и художественный авангард, отношение авангардистов к философско-религиозным учениям, к литературной традиции, к современному искусству, а также вопросы философского обоснования русского футуризма и литературы абсурда (в творчестве Велимира Хлебникова, Алексея Крученых, Казимира Малевича, Павла Филонова, Даниила Хармса, Александра Введенского) и взаимоотношения поэзии и живописи. 

Читать далее:
http://artguide.com/posts/1109

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Анна Толстова

"Когда комментарии не излишни"

The ArtNewsPaperRussia

Все рецензии на эту книгу

Корнелия Ичин

АВАНГАРДНЫЙ ВЗРЫВ
22 статьи о русском авангарде



Топ продаж июля

Книжный магазин "Фаланстер"

Читать далее:
http://falanster.su/top/

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Ревекка Фрумкина

"Троицкий вариант" № 213 c.16

Книга Аркадия Ипполитова интересна не только текстом, но и художественным решением. В ней воспроизведены только четыре рисунка Понтормо (сепия) и его гравированный портрет из «Жизнеописаний» Вазари; макет лаконичен, а при этом книга оставляет впечатление ценного и тщательно исполненного изделия.

 

Читать далее:
http://trv-science.ru/2016/09/20/jacopo-da-pontormo/

Все рецензии на эту книгу

Ирина Герасимова

ПОД ВЛАСТЬЮ РУССКОГО ЦАРЯ
социокультурная среда Вильны в середине XVII века



Лев Усыкин

"Жить в эту пору ужасную..."

ЛЕХАИМ

Название не то чтобы обманчиво, но как бы несет в себе вуальность. Хотя все в нем вроде бы и сказано. «Под властью… царя… среда Вильны» — собственно, в XVII веке такое было лишь раз: с 1655 по 1661 год, когда город был взят штурмом и оккупирован русскими войсками в ходе так называемой Тринадцатилетней войны России с Речью Посполитой 1654–1667 годов. Иначе говоря, это были худшие для города годы за все столетие — годы всесторонней катастрофы: массовой гибели жителей при штурме, последовавших за этим трехдневных массовых грабежей, оттока населения, управленческой анархии, нищеты, нескольких волн чумной эпидемии, перебоев с продовольственным снабжением, — мало что можно к этому добавить. Тем не менее столица Великого княжества Литовского была слишком большим, значительным и богатым городом, чтобы эти невзгоды ее сломили: даже в войну Вильна пыталась, в меру имевшихся возможностей, жить пристойной такому городу жизнью — это экстремальное бытование и стало предметом исследования Ирины Герасимовой.

Читателям «Лехаима», разумеется, интересна еврейская история русской оккупации Вильны — ей как будто посвящена не столь уж большая часть работы, однако именно сравнение с судьбой шести остальных конфессиональных общин города позволяет представить участь виленских евреев с должной рельефностью: выявить как общие, так и специфические черты, избежав попутно идеологически окрашенных крайностей — вульгарной виктимности и столь же вульгарного релятивизма. Скажем, признать с однозначностью евреев наиболее пострадавшей в годы оккупации общиной едва ли удастся. Хотя бы потому, что, например, униатов новая власть вообще не признала допустимой конфессией, конфисковала у них культовые здания и принудила к насильственному крещению в православие под угрозой изгнания из города. Относительно евреев же, вопреки первоначальному царскому распоряжению «жидам не быть и житья никакого не иметь» вскоре последовало иное: «царского величества милость… чтоб вер их и прав и вольностей ни в чем нарушать не велит… и татарам и жидам царскому величеству дани, и оброки… платить … как они плотили польскому королю». Сказанное, однако, вовсе не отменяет факт массовой гибели евреев в ходе резни, устроенной взявшими город солдатами 8–11 августа 1655 года, а равно и бегство из Вильны наиболее состоятельной части еврейской общины, включая авторитетного раввина Моше Ривкеса, описавшего позднее, как убегал с посохом и парой тфилин в руке (он добрался до Амстердама и назад уже не вернулся). Впрочем, таким же примерно образом спасались и представители других конфессий.

Итак, евреи, с точки зрения оккупационной администрации, пришедшей из России, страны с нулевой толерантностью к иудаизму, оказались вполне органичной частью населения — они приносили присягу царю Алексею, нанимались в армию (автор разбирает судебное дело «малого барабанщика» еврея Юрия Обрамова), ссужали администрацию деньгами — особенно в заключительный, наиболее тяжелый для власти русского воеводы период. Ирина Герасимова приводит интересный случай, когда отчаянно нуждавшийся в средствах воевода князь Мышецкий, «дав грамоту евреям Абраму Якубовичу и его сыну Моисею на владение городом Долгиновым… послал туда солдат и подьячего, которые опустошили местные лавки с товарами и, оковав одного из мещан, привезли его в Виленскую крепость».

Напротив, местное население, выросшее в стране, где евреи издавна являлись частью социума, проявило себя в их отношении достаточно негативно: так, посольство виленских мещан, прибывшее в Москву в апреле 1658 года, просило (к счастью, тщетно) царского указа о выселении евреев из города, а начавший ограниченное функционирование в 1657 году магистратский суд отказался разбирать жалобы евреев — впрочем, в приводимом автором книги примере магистрат задержал лиц, обвиняемых виленской еврейкой в краже серебра, и препроводил их к воеводе М. С. Шаховскому, где дело было разобрано по существу, а воры наказаны. Понятны и истоки этой неприязни: для виленских мещан это вопросы конкуренции с местными цеховыми ремесленниками и торговцами. То, что приводило к погромам в 1592, 1634 и 1635 годах. Шляхта же и крестьяне норовили «государевых людей и мещан израйцев рубить». То есть наряду с присягнувшими русскому царю соотечественниками считали евреев агентами оккупантов.

Получается картина, в некотором смысле ломающая наше традиционное представление об отношении евреев к сторонам русско‑польского конфликта 1654–1667 годов: если на Украине сотни, а то и тысячи евреев с оружием в руках противостояли казакам Хмельницкого бок о бок с польскими шляхтичами, то здесь, в Великом княжестве Литовском, симпатии были на иной стороне.Впрочем, все это окажется типичным для поведения русской администрации на вновь обретенных территориях: и в Западном крае после раздела Польши, и в Средней Азии в середине XIX века русская администрация, чувствуя свою слабость, первоначально станет сотрудничать с евреями, уважая их права, и лишь обретя устойчивую почву под ногами, постепенно перейдет к традиционной политике умеренного госантисемитизма.

 

Читать далее:
http://www.lechaim.ru/10255

Все рецензии на эту книгу

Алексей Миллер

НAЦИЯ
или Могущество мифа



Книжный магазин "Фаланстер"

Топ продаж за первую половину июня 2016 года

Читать далее:
http://falanster.su/top/

Все рецензии на эту книгу

Алексей Миллер

НAЦИЯ
или Могущество мифа



Алексей Цветков

5 новых книг, которые поменяют ваше представление о мире

Газета.ru

Влиятельный историк и профессор Европейского университета сразу оговаривает, что окончательного определения понятию «нация» не даст, потому что его не может быть. Конкурирующих определений слишком много, от «воображаемого сообщества» до простой суммы всех граждан государства, и ни одно из них не обладает научной точностью.

Чем отличается нация от народа? И какое из этих двух понятий «больше»? На чем основывается в разных школах европейской мысли право нации на конкретную территорию? В чем конфликт этнического и гражданского понимания нации?

Как по-разному использовались понятия «русский» и «российский» в советском языке, а до этого в имперской риторике?

В России изначально, т.е. со времен Петра, нация понималась как дворянская корпорация, но в XIX веке значение слова было перезагружено и стало использоваться в более современном, наполеоновском смысле. Оно исчезало из употребления и возвращалось вновь и до сих пор совершенно по-разному используется у либералов, консерваторов и марксистов.

Империя строит нацию для самооправдания или, наоборот, нация мечтает выстроить империю как инструмент реализации своей миссии? Кого называли нацией в Древнем Риме? Как французская революция и ее гильотины изменили это понятие? Что думали о национализме Соловьев, Катков и Леонтьев?

При разном историческом раскладе это слово может использоваться для построения социального государства и расширения политического участия, для насаждения милитаризма или для исключения несогласных и нелояльных.

Кто первым придумал сравнивать нации с биологическими видами, конкурирующими в природе? Может ли существовать государство, в котором живут две нации, ни одна из которых не готова признать себя «меньшинством»?

 

Читать далее:
http://www.gazeta.ru/comments/2016/07/13_a_9689213.shtml

Все рецензии на эту книгу

Корнелия Ичин

АВАНГАРДНЫЙ ВЗРЫВ
22 статьи о русском авангарде



"Что читать"

The Village

Полезный сборник статей сербского литературоведа Корнелии Ичин для тех, кто интересуется русским авангардом. Книга как минимум даёт возможность получше узнать о творчестве не очень известных поэтов и художников авангарда вроде Ивана Аксёнова, Елены Гуро и

Читать далее:
http://www.the-village.ru/village/weekend/home-alone/240619-vyhodnye-doma

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Анна Белая, Андрей Россомахин

"Первый украинский футурист"

"Декоративное искусство" лето 2016

Книга впервые знакомит российского читателя с главным теоретиком украинского авангарда и выдающимся деятелем украинского культурного возрождения 1920-х годов – Михайлем Семенко (1892–1937). В издание включены основные манифесты Семенко, поэта, культуртрегера, организатора первого авангардного объединения на Украине «Кверо», а также лидера и концептолога панфутуризма, реализованного в творчестве представителей таких литературных групп, как «Аспанфут», «Комункульт» и «Новая генерация». В издание вошли также избранные переводы лирики Семенко, факсимильные воспроизведения скандального сборника «Дерзания» (1914) и визиопоэтических экспериментов («Каблепоэма за Океан» и «Моя мозаика»; 1921–1922) – воплощения его теории «поэзомалярства» и метаискусства. Прочувствовать атмосферу скандальности и экзотичности футуризма читателю помогут мистификации соратников Семенко, критические публикации его современников, а также богатый иллюстративный материал. Тексты сопровождаются подробными комментариями. Приводится полная библиография прижизненных изданий Семенко вместе с обложками сорока его книг и альманахов. Читатель впервые получает возможность прикоснуться к интереснейшей и доселе неведомой атлантиде украинского авангарда. 

 

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/2016 Декор иск _ Семенко с.96-99.pdf

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Елена Вогман

Какого черта сердца замотали тряпками

Просторы

В эти месяцы, когда военные действия на востоке Украины уже превратились в будни, сиреневый томик перевода Михайля Семенко (1892-1937) на книжных прилавках российской столицы смотрелся как минимум вызовом. Действительно, если полистать эту книгу, может показаться, что вызовы сыпятся с ее страниц. Тексты и графика Семенко бросали их во все направления: прошлому и настоящему, языку и форме, социальному строю и даже самому Тарасу Шевченко. Об этих вызовах «хфуториста», «деструктора», марксиста, поэта Семенко хотелось бы сказать пару слов – вместо предисловия.

 

Читать далее:
http://prostory.net.ua/ua/mlp/85-kakoho-cherta-serdtsa-zamotaly-triapkamy

Все рецензии на эту книгу

Артемий Магун

ДЕМОКРАТИЯ
или Демон и гегемон



Мария Юрлова

Социологическое обозрение №2 2016. т. 15

«Демократия, или Демон и гегемон» Артемия Магуна — первая книга серии «Азбу- ка понятий» издательства Европейского университета в Санкт-Петербурге — за- явлена как научно-популярное издание, претендующее на разъяснение того, по- чему слово «демократия» в последние десятилетия так популярно. Казалось бы, этот вопрос вообще не должен вставать в силу кажущейся очевидности ответа на него, но автор задает его снова и снова, показывая, что ответ каждый раз может быть разным. На протяжении всего текста А. Магун выдерживает полемическую, даже про- вокационную интонацию, уже на первых страницах заявляя, что «все вроде бы очевидные аргументы в пользу демократии — достояние ХХ века» (с. 11). По его словам, привычное для нас сейчас представление о демократии как о благе, о чем- то хорошем и правильном — далеко не само самой разумеющееся, более того, оно во многом основано на изменении смысла самого понятия. Автор выделяет три так называемые «загадки демократии». Первая касается вопроса о том, не являют- ся ли аргументы в пользу демократии прикрытием для оправдания совсем иного строя. Вторая связана с так называемой «ограниченной применимостью» демо- кратии, которая, несмотря на осознаваемые многими преимущества, почему-то не может стать международной, сложно даже несколько государств объединить демократическим путем. Наконец, третья загадка состоит в том, что демократи- ческим путем к власти могут прийти и противники демократии, причем выборы могут быть честными. Получается, что, несмотря на несомненный позитивный бэкграунд данного понятия, на практике это не всегда помогает: народ не всегда выбирает «власть народа». 

Читать далее:
https://sociologica.hse.ru/data/2016/07/01/1115736843/SocOboz_15_2_259-263_Yurlova.pdf

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Фрагмент книги

ArtGuide

Действительно, композиция этой страшной картины, полной холодного отчаяния, очень лихо закручена, представляя изощреннейшую аранжировку картонов Леонардо и Микеланджело, определивших maniera grande и хорошо знакомых Понтормо <…>. Картоны, созданные двумя гениями по заказу Второй республики, послужили образцами как для раннего, республиканского по сути, так и для зрелого и позднего тосканского маньеризма, обслуживавших двор Медичи. Вазари сам был большим поклонником картонов, и ему нравилось, что использование Понтормо мотивов из этих двух произведений внешне совпало со вкусами и методами зрелого и позднего маньеризма, паразитировавшего на maniera grande.

 

Читать далее:
http://artguide.com/posts/1061

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Олег Коцарев

Критика Рік ХХ, Число 1-2 (219-220)

Видання є чи не першим окремим російським книжковим проєктом, присвяченим українському літературному аванґардові. Російські переклади теоретичних і художніх творів головного футуриста української літератури побачили світ, прямо кажучи, не в найвигідніший час для пропаґанди української культури в Росії. Але в якомусь сенсі так вийшло навіть ефектніше: книжка виявилася ще й громадянським жестом.

Читать далее:
http://krytyka.com/ua/reviews/mykhayl-semenko-y-ukraynskyy-panfuturyzm

Все рецензии на эту книгу

Ирина Герасимова

ПОД ВЛАСТЬЮ РУССКОГО ЦАРЯ
социокультурная среда Вильны в середине XVII века



Daniel Waugh

New book

Humanities and Social studies online

The book also has revealing sections on how the relative peace of multiconfessional cooperation in the city was shattered by the war and occupation, with the different religious communities seeking support from their co-religionists elsewhere. Under Russian occupation, the Orthodox and, interestingly, the Jews, received support from Moscow. Uniates were persecuted; for the most part if they could, Protestants and Catholics fled. Antagonisms that had lurked below the surface now exploded. Another of the questions raised here concerns the degree to which the population identified themselves by their association with the city.  Even once they had left, their Vilnius identity continued to be important for them, even if they chose not to return when the Poles reoccupied the city.

 

Читать далее:
https://networks.h-net.org/node/3076/discussions/115867/new-book-gerasimova-vilna-under-russian-occupation

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Дмитрий Бавильский

Книга недели

TheArtNewspaperRussia

Главный изюм книги, как это водится в углубленных искусствоведческих штудиях, упрятан в комментарии, которые издатель делает особенно насыщенными, концентрированными. И, несмотря на мнимую отстраненность, предельно личными. Свой замысел Аркадий Ипполитов объясняет так: «Сюжеты двух повествований увлекательны, прочесть эти два текста легко, но при кажущейся незамысловатости они полны как указаний на различные обстоятельства, читателю, а особенно читателю современному, неизвестные, так и множества возникающих смыслов, не всегда лежащих на поверхности. Данная книга есть лишь опыт прочтения двух текстов, и ничего больше».

 

Читать далее:
http://www.theartnewspaper.ru/posts/3196/

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

КРУТЫЕ ГОРКИ XXI ВЕКА
постмодернизация и проблемы России



Александр БАЛАЯН

"Модернизация как предчувствие"

"Новая газета"

Что же ждет страну при сохранении существующего вектора развития? Травин неумолим: «Принятие ключевых решений в Москве будет осуществляться в соответствии со стратегической линией Пекина». Увы, при таком сценарии расписанное в книгах Сорокина новое Средневековье не будет выглядеть уже столь фантастическим. Но не будем о грустном…

В «Крутых горках XXI века» большое внимание уделяется трансформации индивида в постиндустриальном обществе, который все чаще предпочитает одиночество. Ведь «оказавшись один, человек выходит на охоту за самым главным, за смыслом своей жизни». В этих поисках он может потерпеть полный крах, не найдя смысла и утратив ту жизненную основу, которую имеет в традиционном обществе. Эта мысль перекликается с рассуждениями канадского писателя Дугласа Коупленда. Ключевая идея его самого известного романа «Поколение Икс» – это сознательное избегание социальных иерархий поколением 20–30-летних, которые «…живут незаметной жизнью на периферии, они стали маргиналами. Им хотелось тишины, и они ее нашли». В нашей стране их к этому подталкивает сама действительность, ведь «люди, стремящиеся работать в России по стандартам XXI века, оказываются маргиналами», – отмечает Травин, говоря о значительном количестве специалистов, которые просто не могут себе найти достойного места в стране. У этих людей есть два выхода: уехать или остаться здесь и что-то изменить…

 

Читать далее:
http://novayagazeta.spb.ru/articles/10406/

Все рецензии на эту книгу

Аркадий Ипполитов

ЯКОПО ДА ПОНТОРМО
Художник извне и изнутри



Книжный магазин "Фаланстер"

Топ продаж за вторую половину июня 2016 года

Читать далее:
http://falanster.su/top/

Все рецензии на эту книгу

Науч. ред. Ж. В. Кормина, А. А. Панченко, С. А. Штырков

ИЗОБРЕТЕНИЕ РЕЛИГИИ
десекуляризация в постсоветском контексте



Алекс Громов

Литературное обозрение

В сборник включены научные статьи, написанные на основе докладов конференции «Изобретение религии: десекуляризация в постсоветском контексте» в Европейском университете в Санкт-Петербурге, и демонстрирующие разнообразие форм и практик религиозной жизни. В вводной статье выдвигается гипотеза о том, «что религиозное возрождение 1990-х годов было подготовлено возвращением религии, в виде материальных объектов культурного наследия (памятников архитектуры, книжности, живописи) в советскую публичную сферу после Второй мировой войны, силами советских интеллектуалов и творческой интеллигенции, критически переосмысливавших результаты советской модернизации».
В 1960-е годы возник не только туристический маршрут по древнерусским городам – Золотое кольцо, но были учреждены музей-заповедник «Кижи» и Соловецкий историко-архитектурный музей-заповедник. В это же время начал складывается своеобразный консенсус по вопросу, в каком ракурсе трактовать религиозную природу древнего – народного культового искусства.
В следующих разделах сборника разбирается отношения религии и современных технологий, роль послушания, армянское неоязычество и «марийская традиционная религия», производство историй успеха в сетевом маркетинге («Вечер мечты»). «Рассказ историй успеха – это часть большого и важного корпоративного ритуала под названием Уикенд-семинар, на который съезжаются активные дистрибьюторы из различных регионов страны трижды в год. Центральное действие семинара заключается в признании заслуг тех, кому удалось добиться значительных успехов в бизнесе. Наглядной системой выражения этих заслуг является позиция, занимаемая продавцом на так называемой лестнице успеха – детально разработанной системе рангов, в основе которой лежит величина товарооборота созданной сети».

Читать далее:
http://www.biblio-globus.ru/content.aspx?page_id=147

Все рецензии на эту книгу

Джонатан Брукс Платт

ЗДРАВСТВУЙ, ПУШКИН!
cталинская культурная политика и русский национальный поэт



Игорь Гулин

"Новые книги. Выбор Игоря Гулина"

Коммерсант

Книга американского историка и теоретика культуры Джонатана Платта посвящена знаменитому пушкинскому юбилею 1937 года. История вполне известна: на фоне ажиотажа второй пятилетки, партийных чисток, показательных процессов руководители советской культуры вдруг решили превратить столетие со дня гибели дореволюционного поэта в грандиозное всесоюзное торжество. Еще недавно отношение к Пушкину было крайне неоднозначным: в нем признавали мастера слова, показательного представителя передовой части своего класса и одновременно порицали за аристократизм, компромиссы, недостаточную вовлеченность в освободительное движение, ценность его наследия для людей социализма постоянно ставилась под вопрос. Однако во второй половине 30-х эти метания заканчиваются, Пушкин становится иконой, искупительной жертвой во славу будущей счастливой жизни, ядром национальной культуры, звучащим сквозь века голосом, освобождающим плененные тьмой народы. Именно тогда — в сталинских чествованиях — рождается тот Пушкин, к которому мы привыкли на школьных уроках и в массовой культуре. Однако это изобретение классика для культуры, все еще ориентированной на революционную новизну и борьбу с пережитками старого мира, конечно, было довольно проблематичным и двусмысленным. Эти проблемы и интересуют Платта в первую очередь. Он анализирует юбилейные статьи в газетах и выступления на митингах, написанные к празднику стихи, картины и романы, фильмы и театральные постановки, учебные методички и даже серьезные научные исследования. Их цель — найти мертвому поэту место в мире победившей и продолжающей побеждать революции. Здесь возникает определенная двусмысленность. Платт описывает ее как борьбу двух установок — монументализма и эсхатологии, стремления вписать сегодняшний день в большую историю с заверяющими ее течение фигурами великих и, наоборот, революционной страсти к разрывам, абсолютной уникальности момента, освобождению от мертвого груза прошлого. Фигура Пушкина не принадлежит целиком консервативному повороту. Напротив, она служит причудливому соединению этих двух модальностей: Пушкин одновременно застывает вековым монументом и разрывает время, протягивая руку строителям коммунизма, остается навеки утраченной жертвой и воскресает для новой жизни. Поэт превращается в фантасмагорическую фигуру, зависающую между вечным искусством и повседневной политикой, миром мертвых и живых, проклятым прошлым и идеальным будущим. Книга Платта, будучи серьезным научным исследованием, читается как фантасмагорическая повесть о приключениях этой ожившей статуи.

 

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/3256541

Все рецензии на эту книгу

Сергеева-Клятис А. Ю., Лекманов О. А.

«ВЫСОКАЯ БОЛЕЗНЬ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА
Две редакции поэмы. Комментарий



Данила Давыдов

"Эпос в тишине"

Книжное обозрение. 2016. № 1–2 (март). С. 13.

Перед нами, по сути дела, первое научное издание «Высокой болезни» – самой загадочной (и, на наш скромный вкус, самой сильной) поэмы Бориса Пастернака. Интрига заключается, однако же, в том, что существует две – принципиально отличные – редакции поэмы. Первая («лефовская»), датированная 1923 годом, печатается второй. Сомнительное понятие последней авторской воли, увы, еще окончательно не отменили, хотя в случае множества авторов – от Андрея Белого до Николая Заболоцкого, от Велимира Хлебникова до Ильи Сельвинского – очевидна ее нерелевантность. Творчество Пастернака – из этого же ряда. В похожих ситуациях хорош французский текстологический метод генетической критики, но в данном случае блестяще подготовившие том Анна Сергеева-Клятис и Олег Лекманов пошли другим путем. Том открывает краткий очерк, посвященный истории создания поэмы, затем следует вторая, широко известная редакция 1928 года, несколько более короткая, нежели первая. К ней прилагается подробнейший комментарий, лишь затем публикуется первая редакция (и комментарий к тем ее фрагментам, которые не нашли места во второй). Здесь, нам представляется, Сергеева-Клятис и Лекманов использовали провокативный, почти художественный (что всегда возможно как метауровень научного текста) композиционный прием: ключи ко многим темным местам поздней редакции находятся в ранней, они проступают, извлекаясь, по мере чтения комментариев – и лишь потом соединяются в публикуемой после «лефовской редакции» (вполне авангардный ход в отношении авангардного текста!). Самое важное и интересное здесь в том, что две редакции одной поэмы – про разное. Знаменитый «ленинский» финал «Высокой болезни»: «Чем мне закончить мой отрывок? / Я помню, говорок его / Пронзил мне искрами загривок, / Как шорох молньи шаровой...», и так далее, по всем памятному тексту – просто-напросто отсутствовал в первой редакции. Самоощущение разбалансированности быта, общей растерянности и неприкаянности интеллигента (шире – вообще самосознающего субъекта) в холодном и голодном пространстве постреволюционного города предстает ничем неуравновешенным. Фрагмент, посвященный Девятому съезду Советов помещен здесь в середину текста, как частный эпизод (это сохранено и во второй редакции), но нет финального пафосного выхода вождя. Важнейшим, незамутненным сюжетом поэмы здесь предстает именно мучительное проступание, рождение эпоса («А позади, а в стороне / Рождался эпос в тишине»), остающийся, однако, делом поэта, а не началом его капитуляции перед внешней титанической волей.

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Игорь Гулин

Коммерсант Weekend

Огромный, замечательно красивый том, посвященный еще одному практически забытому персонажу. Михайль Семенко — поэт, художник, издатель, прожектер, теоретик и вождь движения панфутуризма, самопровозглашенный конкурент Маяковского, карнавальный марксист ("панфутуризм — ленинизм искусства") и — по крайней мере, по собственным представлениям,— лидер украинского авангарда, двадцать с лишним лет пытавшийся изо всех сил превратить Киев в столицу искусства будущего. Разумеется, до 1937 года, когда Семенко был обвинен в контрреволюционной деятельности, расстрелян и практически вычеркнут из официальной истории культуры. Это — первое русскоязычное издание с тех пор. Дух грандиозной мюнхгаузенской аферы окружает эту фигуру спустя столетие. Даже сам вполне академичный том, составленный филологами Анной Белой и Андреем Россомахиным, все время кажется каверзой, почти мистификацией. Помимо сопроводительных статей и подробных библиографий, тут факсимильные издания семенковских типографских эскапад, переводы его избранной лирики, репродукции картин и обложек, воспоминания ошарашенных современников. Но основное содержание тома — манифесты. Их предводитель панфутуризма превратил в отдельное, может быть, самое важное свое искусство...
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2918605

 

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/2918605

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Олег КОЦАРЕВ

Об обмене переводами на фоне обмена снарядами

"День"

Первое такое событие — выход в издательстве Европейского университета в Санкт-Петербурге книжки «Михайль Семенко и украинский панфутуризм». Это, по сути, первая в истории серьезная книжная публикация на русском языке материалов украинского литературного авангарда десятых-тридцатых годов двадцатого века. Вызывает удивление и уважение тот факт, что она увидела свет именно сейчас, явно не в самый плодотворный момент для распространения среди россиян знаний о нашей литературе. Сразу нужно отметить, что издание не имеет ничего общего с распространенными ныне кремлевскими пиар-проектами «мягкой силы», наполненными неприкрытой агитацией — пораженческой и «примирительной». Это корректное и спокойное представление фигуры Михайля Семенко, его художественного и теоретического творчества.

Составители издания — российский писатель и исследователь Андрей Россомахин и украинский литературовед Анна Белая. <...> Наиболее масштабное место среди <переводов> занимают манифесты и статьи главного украинского футуриста и некоторых его коллег. Собственно, такой является давняя традиция переизданий наших авангардистов ХХ века: акцент обычно прежде всего делается на теорию, а не на сами художественные произведения. Практика далеко не безусловная. Она уже получила немало критических отзывов. Впрочем, трудно не согласиться и с тем, что граница теоретических материалов с художественными у футуристов зачастую была весьма условной.

Так или иначе, а вниманию российского читателя предложены все основные программные тексты Семенко и компании. Включая скандально знаменитый в свое время манифест «Сам», который заканчивается хрестоматийным «Я палю свій «Кобзар». Фраза, которую часто почему-то понимали буквально. Фраза, сделавшая много и для рекламы, и для антирекламы Михайля Семенко. Есть и более сложные статьи, посвященные формальным, идеологическим вопросам литературы — моментам, которые мало кто на то время так детально исследовал. Переводы сделали сами составители.

Однако есть в «Михайле Семенко и украинском панфутуризме» также стихотворения поэта-экспериментатора. Их восемьдесят. И это все-таки позволяет дать неосведомленному читателю неплохое представление об авторе. Наиболее широко и полно представлены стихи времен плодотворного для Семенко периода 1910-х и 1920-х годов.

В поэтической части более широкая палитра переводчиков. Кроме упомянутых Андрея Россомахина и Анны Белой, здесь в разные годы поработали Серафима Белая, дочка поэта Ирина Семенко, Александр Билецкий, Иосиф Киселев, Владимир Петков, Игорь Поступальский, Владимир Михановский и даже Юрий Олеша. В целом переводы производят приятное впечатление, притом что авангардная поэтика, конечно, создает для них немало трудностей. Некоторые стихотворения Михайля Семенко в российских переводах не нуждаются. Например, текст «Семь», состоящий из перечня дней недели. Или стихотворения — звуко— и буквосочетания. Отдельным разделом представлено факсимильное воссоздание визуальной поэзии, есть библиография, фотоматериалы. К книжке прилагается также факсимильная брошюрка с упомянутым манифестом «Сам» и стихотворениями сборника «Дерзання» 1914 года. Приятно и атмосферно, что это дополнение не просто на украинском языке, а в его тогдашней версии, со всяческими колоритными «всміхає ся», «в кавьярнї» и другими изюминками правописания и лингвистики.

 

Читать далее:
http://m.day.kiev.ua/ru/article/ukraincy-chitayte/ob-obmene-perevodami-na-fone-obmena-snaryadami

Все рецензии на эту книгу

Ирина Герасимова

ПОД ВЛАСТЬЮ РУССКОГО ЦАРЯ
социокультурная среда Вильны в середине XVII века



Рыбалко Наталья

Управление в условиях военного времени

"Историческая Экспертиза". № 1. 2016. С. 148-153

Шесть лет истории города Вильны середины XVII в. были поистине уникальными: столица Великого Княжества Литовского оказалась под властью царя Московии Алексея Михайловича Романова. После территориальных потерь Смутного времени и поражения в Смоленской войне (1632–1634 гг.) недолгое владение Вильной в 1655–1661 гг. ознаменовало собой фактически первый реванш России в длительном противостоянии с Речью Посполитой. Это событие стало показательным для всей Европы — Россия сделала серьезную заявку на новый международный статус.[1]

Читать далее:
http://istorex.ru/page/ribalko_nv_upravlenie_v_usloviyakh_voennogo_vremeni

Все рецензии на эту книгу

Андрей Шабанов

ПЕРЕДВИЖНИКИ
между коммерческим товариществом и художественным движением



Андрей Тесля

"Коммерция и проповедь"

"Гефтер"

Шабанов демонстрирует, что на оценку и восприятие Товарищества повлияла его последующая история. Иными словами, то, что начиналось как коммерческое товарищество, стало восприниматься как художественное движение, при этом полученный результат оказался отброшен в прошлое: позднейшая интерпретация определила привычное описание изначальных целей. Таким образом, «передвижники» оказываются исторически изменчивым объектом — «идеалистическая» интерпретация, наиболее распространенная и авторитетная, неслучайна, но исторически неточна.

 

Читать далее:
http://gefter.ru/archive/17540

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

КРУТЫЕ ГОРКИ XXI ВЕКА
постмодернизация и проблемы России



Борис Грозовский

"Успеть в XXI век: как Россия движется от архаики к современности"

Forbes

Под модернизацией Травин понимает путь стран к современной экономической и политической системам и формирование человека, способного адаптироваться к происходящим в обществе переменам. Человек традиции отвергает возможность инноваций, его трудно убедить в их необходимости и возможности. Идеал успешной жизни для российского крестьянина XVIII–XIX веков, пишет историк Борис Миронов, — скромный достаток, здоровье, умеренный труд, жизнь в соответствии с традициями и обычаями, уважение односельчан, не уезжать из деревни и умереть на родине, успев покаяться. Агенты модернизации, наоборот, должны были много трудиться, подрывать здоровье, идти наперекор обычаям.

Читать далее:
http://www.forbes.ru/mneniya/idei/312949-uspet-v-xxi-vek-kak-rossiya-dvizhetsya-ot-arkhaiki-k-sovremennosti

Все рецензии на эту книгу

Андрей Шабанов

ПЕРЕДВИЖНИКИ
между коммерческим товариществом и художественным движением



Анна Толстова

"Подвинуть передвижников"

"The ArtNewspaper Russia"

Автор с дотошностью хорошего сыщика собирает и анализирует улики: устав товарищества, объявления о выставках в газетах, афиши, каталоги, отчеты, групповые фотографии, рецензии не самых известных критиков — весь тот «скучный» архивный материал, изучению которого отечественный искусствовед обычно предпочитает формально-семиотические рассуждения.

 

Читать далее:
http://www.theartnewspaper.ru/posts/2661/

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВАСИЛИЙ КАМЕНСКИЙ. ПОЭТ. АВИАТОР. ЦИРКАЧ. ГЕНИЙ ФУТУРИЗМА.
Неопубликованные тексты. Факсимиле. Комментарии и исследования



Игорь Гулин

"Новые книги"

Kommersant Weekend

Примерно в те же годы, что итальянский футурист грезит о явлении летающего сверхчеловека из металла, его русский коллега Василий Каменский в действительности начинает осваивать аэроплан. Летчиком он стал не самым удачливым, но его репутация покорителя небес превратилась в одно из главных пиар-орудий группы кубофутуристов 1910-х, а авиагрезы стали, естественно, важнейшей темой вещей самого Каменского. В сборнике даже есть и своего рода версия маринеттиевского "Мафарки" — вдохновенное "аэропророчество" о том, как под влиянием самолетостроения люди эволюционируют в птиц, в то время как обезьяны заступают на место оставившего землю человечества. Воздушная карьера Каменского — не единственная тема книги. Как и другие тома авангардной серии Европейского университета, это красивое собрание редкостей. Эксцентричные типографские опыты, афиши футуристических выступлений, манифесты и проповеди, забытые стихи, а также целый блок статей, в которых Каменский предстает во всем разнообразии своих ипостасей — циркач и летчик, поэтический новатор и пионер литературного пиара, провокативный перформер и благонадежный советский литератор.

 

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/3214291

Все рецензии на эту книгу

Александр Марей

АВТОРИТЕТ
или Подчинение без насилия



Максим Гревцев взял интервью у Александра Марея

АВТОРИТЕТ – это порождение эгалитарной среды

"Русофил"

"и условная «Болотная», и условная «Поклонная» апеллировали к Путину, одни его демонизировали, другие считали спасителем во плоти. И ни те, ни другие не говорили об институтах, а говорили о доверии или недоверии конкретному человеку. Почему? Потому что нет ощущения работающих институтов, по крайней мере институтов верхнего уровня. Что, на мой взгляд, во многом породило отсутствие доверия к Думе". 

 

Читать далее:
http://russophile.ru/2017/02/15/%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%8D%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BD/

Все рецензии на эту книгу

Эдвард Эстлин Каммингс

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕТОВАРИЩА КЕММИНКЗА В СТРАНЕ СОВЕТОВ
Э. Э. Каммингс и Россия.
Сост., вступит. статья, перевод с англ. и комментарии В. Фещенко и Э. Райт



Лев Оборин

Книжная полка

"Новый мир" №1 2016

Издание предварено образцовой вступительной статьей Фещенко и Райт, из которой читатель узнает и о биографии Каммингса, и о его прозаических опытах до «ЭЙМИ», и о несчастливой судьбе романа, который только в 2000-х, после посмертного издания, был наконец воспринят широкой публикой как авангардная классика, стоящая рядом с «Поминками по Финнегану» Джойса. Статья прекрасно проиллюстрирована фотографиями, в том числе из советской поездки Каммингса, советскими плакатами и артефактами (отметим работу научного редактора и оформителя Андрея Россомахина), а текст романа подробно (может быть, даже избыточно) прокомментирован. В приложении — поэма Луи Арагона «Красный фронт», которую Каммингс из благодарности к автору перевел — надо полагать, работа была мучительная, поэма Каммингсу совершенно чужеродна; в этом издании она дана в переводе Семена Кирсанова. Еще здесь есть несколько прозаических и поэтических текстов Каммингса, большинство из которых имеет отношение к его поездке:

Читать далее:
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2016_1/Content/Publication6_6246/Default.aspx

Все рецензии на эту книгу

Сергеева-Клятис А. Ю., Лекманов О. А.

«ВЫСОКАЯ БОЛЕЗНЬ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА
Две редакции поэмы. Комментарий



Nota bene: книжная полка Сергея Бирюкова

"Дети Ра" № 2 (131), 2016

Первый подробный комментарий поэмы, которая дважды в разных редакциях была опубликована в 20-е годы прошлого века (в журналах «ЛЕФ» и «Новый мир»). Хороший повод перечитать поэму, текст которой здесь и дан в двух вариантах. Как известно, Пастернак в своем творчестве остро переживал события, которые происходили в России. Комментаторы, перечитывая поэму, обращаются к различным текстам и документам эпохи, производят своеобразную реконструкцию замысла и исполнения. Это безусловно очень хороший опыт и подспорье в понимании поэмы. Авторы комментариев — известные вузовские преподаватели, их аудитория определена точно. Ну а простой читатель сможет еще раз (а, может быть, и впервые!) окунуться в стихию пастернаковского стиха, в котором восходящая к античности патетика мешается с говорком московских просвирен...

Я думал о происхожденьи
Века связующих тягот.
Предвестьем льгот приходит гений
И гнетом мстит за свой уход.

Это финал второй редакции, 1928-го года, первый вариант был написан в 1923 году... Н..да... В первом варианте «Ахейцы проявляют цепкость», а во втором уже нет...

Читать далее:
http://detira.ru/arhiv/nomer.php?id_pub=15094

Все рецензии на эту книгу

Геннадий Эстрайх

ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ МОСКВЫ, 1917–1991



Данила Давыдов

Книжное обозрение #23-24. с.15.

Подход к исследованию еврейской литературы в ее соотнесенности с иными культурными пространствам не всегда может быть сведен к некоему линейному его пониманию; так, в исследованиях Рут Вайс, посвященных«еврейскому литературному канону» идентичность предстает более принципиальной, нежели язык. Геннадий Эстрайх, профессор Нью-Йоркского университета, в своей истории еврейской литературной жизни в советской Москве, исходит как раз из языковой, а не культурной идентичности; основная часть рассматриваемых им сюжетов связана с писателями на идиш. История, полная драматических и трагических подробностей (с несколькими кульминационными моментами, среди которых обязательно следует назвать разгром Еврейского антифашистского комитета) позволяет взглянуть на историю взаимодействия еврейской культуры с советскими реалиями с впечатляющей полнотой.

Все рецензии на эту книгу

Артемий Магун

ДЕМОКРАТИЯ
или Демон и гегемон



«Демократия» А. Магун

Psychologies. №118

Печально, конечно, что сегодня он приходит на ум в связи с выходом книги «Демократия», но что поделать. Зато приятно, что именно этой книгой решил открыть свою новую серию «Азбука понятий» Европейский университет в Санкт-Петербурге. Удобный карманный формат, «полутвердая» обложка и отличное полиграфическое исполнение – хорошая заявка на библиотеку качественных справочных изданий. Тем более, что и содержание – под стать исполнению. Политолог Артемий Магун доходчиво и без эмоций рассказывает о том, как зарождалась демократия, отчего сегодня это слово вдруг оказалось почти ругательным, в чем причины кризиса современной демократии, почему этому кризису отчасти поспособствовало крушение главного антагониста демократических идей – коммунизма… Ну и еще о множестве других важных и полезных вещей, которые про демократию определенно стоит знать. Хотя бы в теории.

 

Читать далее:
http://www.psychologies.ru/events/books/obshestvo/demokratiya-a-magun/

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

КРУТЫЕ ГОРКИ XXI ВЕКА
постмодернизация и проблемы России



Андрей Колесников

Есть ли жизнь после постмодернизации

Economy Times

Это очень западная книга – потому что она написана человеческим языком для нормальных людей. Она не может быть модной или предметом демонстративного потребления (про этот феномен как один из ключевых в изменении природы человека Дмитрий Травин тоже пишет) – слишком ясны и спокойны выводы: читателю предъявляются простые вещи, которые сложно устроены. Это книга журналиста -- лауреата «Золотого пера», звезды питерской прессы, очень специфического феномена, существующего «подле финских болот», но не о нем сейчас речь. И это, тем не менее, книга экономиста, каковым автор является по своему образовательному и биографическому бэкграунду, отмеченному близостью к команде реформаторов начала 1990-х годов. Но экономиста, каковым ему и надлежит быть,  – с мощной гуманитарной подосновой. Что позволяет проникать в суть явлений – и без всякой математизации объяснений.

 

Читать далее:
http://economytimes.ru/v-pervom-chtenii/est-li-zhizn-posle-postmodernizacii

Все рецензии на эту книгу

Артемий Магун

ДЕМОКРАТИЯ
или Демон и гегемон



Арнольд Хачатуров

Артемий Магун: «То, что демократия в России была подавлена, не лишено логики»

Colta.ru

- Понятие «демократия» страдает от нехватки собственного значения еще со времен древнегреческих полисов. С точки зрения политической философии — есть ли у него содержание сегодня?

- Содержание у демократии, конечно, есть, но оно проблематичное и двусмысленное. Я как раз считаю это хорошей чертой демократии: ведь она отсылает нас к базовым метафизическим принципам, а эти принципы в любом случае двусмысленны и проблематичны. Попробуйте определить бытие или добро — примерно так же и с демократией: это базовый, рамочный термин для политики.

 

Читать далее:
http://www.colta.ru/articles/society/9837?page=2

Все рецензии на эту книгу

Анна Сергеева-Клятис, Андрей Россомахин

«ФЛЕЙТА-ПОЗВОНОЧНИК» ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО
Комментированное издание. Статьи. Факсимиле



Книжная полка Сергея Бирюкова

"...Отличный подарок к столетию поэмы! И хороший пример для современных поэтов и издателей..."

Дети Ра. 2016. № 1 (135)

Очередная книга продолжающегося проекта «AVANT-GARDE». Впервые поэтический шедевр Владимира Маяковского тщательно прокомментирован, вскрыты подтексты и контексты. История интерпретаций поэмы прослежена в статье Анны Сергеевой-Клятис. Гофмановские подтексты обнаружены Андреем Россомахиным неожиданно через повесть А.Чаянова «История парикмахерской куклы, или Последняя любовь московского архитектора М.», которая сама имеет претекстом поэму Маяковского и сюжет его биографии. Визуальный ряд издания, как всегда в этой серии, идет в параллель вербальному. Сама поэма воспроизведена здесь дважды — факсимильно первое издание 1916 года (цензурные изъятия восстановлены рукой Маяковского) и фотокопийно — переписанная Лилей Брик в 1919 году и разрисованная Маяковским — своего рода рукописная книга, предназначенная для продажи в «Лавке писателей» (в настоящее время хранится в Музее Маяковского). Отличный подарок к столетию поэмы! И хороший пример для современных поэтов и издателей.

Читать далее:
http://detira.ru/arhiv/nomer.php?id_pub=14993

Все рецензии на эту книгу

Науч. ред. Ж. В. Кормина, А. А. Панченко, С. А. Штырков

ИЗОБРЕТЕНИЕ РЕЛИГИИ
десекуляризация в постсоветском контексте



Данила Давыдов

"Конструкты веры"

Книжное обозрение #20-21 (2422-2423) с. 14.

Одним из очевидных последствий формирования новых социокультурных пространств после распада Советского Союза является, конечно, то, что часто называют возрождением религиозного самосознания и религиозной жизни. Авторы настоящего сборника предпочитают говорить об «изобретении религии» постольку, поскольку перед нами – один из важнейших элементов конструирования новой идентичности, подчас базирующейся на заведомо мифологических моделях, «цензурирующих» вольно или невольно модели традиционные. В сборнике представлен широкий обзор разного рода социальных практик, связанных с «новой религиозностью»; вера и технология, послушание и производство, столкновение «традиционных» и «нетрадиционных» культов рассмотрены здесь подробно и беспристрастно.

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Ж.-Ф. Жаккара и А. Морар

1913. «СЛОВО КАК ТАКОВОЕ»
к юбилейному году русского футуризма: материалы международной научной конференции



Жељски Т.

ЗБОРНИК МАТИЦЕ СРПСКЕ ЗА СЛАВИСТИКУ. 2015. № 88. С. 282–286.

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



Ольга Балла

Мышца и мысль

Вестник Самарской гуманитарной академии. 2015. № 2.

«Мне работается, - признавался Андрей Белый, - только на воздухе, и глаз и мышцы участвуют в работе, я вытаптываю и выкрикиваю свои ритмы в полях: с размахами рук; всей динамикой ищущего в сокращениях мускулов». Книга историка и теоретика культуры Ирины Сироткиной –  о том, что такое странное обыкновение – и не странно вовсе, и не личная прихоть Андрея Белого, а наоборот, выдаёт нам кое-что очень существенное в происхождении смысла. И даже не только поэтического.

Все рецензии на эту книгу

Анна Сергеева-Клятис, Андрей Россомахин

«ФЛЕЙТА-ПОЗВОНОЧНИК» ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО
Комментированное издание. Статьи. Факсимиле



Александр Уланов

Новое литературное обозрение. 2015. № 135. С. 378–380

 Оправдано соотнесение флейты Маяковского с флейтой Марсия — и вызов богам, и оппозиция «аполлонической сладкогласности изжив­шей себя символистской эстетики» (с. 19), к тому же в 1911 г. книгу «Флей­та Марсия» выпустил очень близкий к кубофутуристам Бенедикт Лившиц. Очень подробно представлен возможный гофмановский подтекст, особенно рассказ «Песочный человек». Описывая любимую, «Маяковский игра­ет с гофмановской дихотомией “настоящее — поддельное”, “челове­ческое — кукольное”» (с. 26), причем у Мая­ковского создателем куклы-подделки выступает не антагонист Бога, а сам Бог, и он же заставляет героя полюбить ее. Мотив куклы поддерживают у Маяковского указания на холод от любимой, на неживые провалы ее глаз.

Читать далее:
http://www.nlobooks.ru/node/6600

Все рецензии на эту книгу

Артемий Магун

ДЕМОКРАТИЯ
или Демон и гегемон



Речь была произнесена Артемием Магуном 11 декабря во время презентации его книги

syg.ma

Демократия стала пониматься как идеал общественного устройства только в XX веке. Еще за 150 лет до этого, она, как правило, считалась синонимом худшего общественного устройства — хуже нее разве что деспотизм. Даже в Древней Греции, где ее практиковали и придумали само слово, демократия в основном имела дурную прессу.

 

Читать далее:
http://syg.ma/sygmafav/diemon-i-ghieghiemon-artiemii-maghun-o-diemokratii

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Книги недели

Московский книжный журнал

Все рецензии на эту книгу

Науч. ред. Ж. В. Кормина, А. А. Панченко, С. А. Штырков

ИЗОБРЕТЕНИЕ РЕЛИГИИ
десекуляризация в постсоветском контексте



А. Агаджанян

Государство. Религия. Церковь. № 4 (33) 2015. 398-407

Эта книга — результат работы яркой и серьезной школы антропологов, сложившейся вокруг Кунтскамеры, Пушкинского Дома и Европейского университета в Петербурге. Среди авторов — не только петербуржцы (здесь представлена широкая география от Америки до Армении), но школа именно питерская. Это уже вторая коллективная книга, и она столь же любопытна, как и первая. Между тем отдельные авторы в обозримом прошлом выпустили собственные монографии или важные статьи. Эту школу отличает решительная приверженность к методу «насыщенного описания», склонность к тщательной методологической рефлексии (включая саморефлексию исследователя) и солидное знакомство с современными теоретическими трендами в антропологии

Читать полностью (PDF)

Читать далее:
http://religion.rane.ru/?q=ru/node/1053

Все рецензии на эту книгу

Артемий Магун

ДЕМОКРАТИЯ
или Демон и гегемон



Игорь Гулин

Новые книги

Ъ-Weekend

Первая книга новой серии издательства Европейского университета "Азбука понятий". Это — книги карманного формата, очень удобные в обращении, с системой ссылок, просто и внятно разъясняющие основные понятия общественной и политической теории. Речь не о какой-то научной зауми, а о словах, которые мы ежедневно используем в речи, не очень-то понимая, что они на самом деле означают. Так, брошюра политолога Артемия Магуна посвящена "демократии". Что это, собственно, такое? Реальный политический строй? Принцип функционирования общества? Режим критики государства его обитателями? Риторическая формула, прикрывающая эксплуатацию? Утопический горизонт, обеспечивающий развитие современных государств? Чем демократия отличается от республики, от либерализма и от коммунизма? Почему и как термин, бывший в момент своего зарождения почти что ругательством, обозначавший хаос и угрозу постоянного бунта, превратился в обозначение идеального государственного устройства для людей с совершенно разными политическими ориентирами? Как боролись за монополию на демократию США и СССР? Работает ли демократия на самом деле, возможна ли? И является ли она столь уж желанной? Магун не то чтобы предоставляет однозначные ответы на все эти вопросы, но он дает возможность их осознать, увидеть запутанность положения, немного развеять туман, клубящийся вокруг этого будто бы рационального термина. А главное — вернуть стертому термину "демократия" по-прежнему таящуюся в нем угрозу и волнение, обнажить его — в хорошем, революционном смысле — демоническое содержание

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/2870800

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Анна Изакар, Елена Смирнова

Книги недели: выбор "Порядка слов"

Arzamas

В замечательной серии Avant-garde вышла книга для тех, кто не был знаком с украинским авангардом начала ХХ века, то есть почти для всех. Хотя по прочтении этой книги создается впечатление (возможно, правильное, а возможно, и ложное), что украинский футуризм или, по самоназванию, панфутуризм (пан — в смысле «мировой», кстати) — это один-единственный человек. Человек вполне замечательный — Михайль Семенко. Шевченкоборец, в футуристическом порыве сбросивший единственного украинского классика с «парохода современности» («Я жгу свой „Кобзарь“»), забыв о том, что Шевченко для Украины фигура не столько литературная, сколько политическая. Писавший при этом исключительно на украинском (все тексты книги — это переводы) и растрелянный в 1937 году как украинский фашист, троцкист и контрреволюционер. Человек, бросавший вызов Маяковскому и Есенину и написавший очень сильное стихотворение на смерть последнего. Говоривший, что «легче трем верблюдам с телочкой в ушко иглы пролезть, чем футуристу сквозь укрлитературу к своим продраться».

Книга академически откомментирована и иллюстрирована: манифесты про деструкцию и музыку шумов, раздел «Мистификации» (телеграмма Маяковскому и мистификация с собственной смертью), но главное, конечно, — это стихи, которые здесь совершенно не для галочки; их можно, нужно и хочется читать.

 

Читать далее:
http://arzamas.academy/mag/214-tselan-und-mouse

Все рецензии на эту книгу

Сергеева-Клятис А. Ю., Лекманов О. А.

«ВЫСОКАЯ БОЛЕЗНЬ» БОРИСА ПАСТЕРНАКА
Две редакции поэмы. Комментарий



Игорь Гулин

Новые книги

Ъ-Weekend

Написанная в 1923-м и переписанная в 1928 году "Высокая болезнь" — один из самых интересных текстов Пастернака, во многом выпадавший из серьезного внимания исследователей. Поэма, маркировавшая переход поэта к эпосу, к внимательному участию в политическом, к попытке найти язык для личной речи об истории, скорее, становилась примером для формального исследования приемов или же для разговора об амбивалентности интеллигентской позиции в 1920-х. В книге филологов Анны Сергеевой-Клятис и Олега Лекманова делается попытка как минимум внимательно прочитать этот сложный текст. Во-первых, здесь приводятся обе редакции — и при параллельном чтении многие казавшиеся темными места проясняются. Во-вторых, авторы дают подробный реальный комментарий, развинчивают историческую подоплеку пастернаковских метафор. И если с их оценкой "Высокой болезни" как текста, обвиняющего большевизм в бесчеловечности и ностальгирующего по теплым временам империи, согласиться крайне сложно, то как пример комментария эта книга, безусловно, очень ценна.

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/2870800

Все рецензии на эту книгу

Бруно Латур

НАУКА В ДЕЙСТВИИ
следуя за учеными и инженерами внутри общества



Елена Светлова

И война, и мир, и микробы

"Независимая газета"

Известно, что Бруно Латур критически относится к сложившемуся понятию социального, считая, что в социальном порядке нет ничего специфического, что нет никакой особенной «социальной силы», никакого «социального контекста»; он всматривается в те времена, когда слова «социальные силы», «социальный контекст» не повторялись повсюду как сами собой разумеющиеся.

И Латур видит у Толстого важную для себя возможность избежать понятия социального контекста: «Только если мы делаем различие между контекстом и содержанием, стремление уменьшить приписываемую великим людям власть входит в противоречие с прояснением их действительных личных заслуг. Возрождение Толстым жанра исторического романа – прекрасный способ избежать этого явного противоречия: только после того как толпы вводятся в картину, писатель наделяет каждого персонажа своим собственным обликом и характером».

Читать далее:
http://www.ng.ru/science/2015-12-09/9_tolstoy.html

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



ART1

В России выходит книга «Михайль Семенко и украинский панфутуризм: Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия», которая впервые знакомит российского читателя с главным теоретиком украинского авангарда и выдающимся деятелем украинского культурного возрождения 1920-х годов — Михайлем Семенко. ART1 с разрешения издательства публикует самый первый манифест украинского футуризма.

 

Читать далее:
http://art1.ru/books/mixajl-semenko-i-ukrainskij-panfuturizm/

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Публикация фрагмента книги

Артгид

Читать далее:
http://www.artguide.com/posts/924

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

КРУТЫЕ ГОРКИ XXI ВЕКА
постмодернизация и проблемы России



интервью Софьи Моховой с Дмитрием Травиным

"На нас надели золотую смирительную рубашку"

Росбалт

— Третья мировая война из конфликта России и Турции точно не начнется. Но вообще наши оптимистические представления о том, что мировые войны остались в прошлых столетиях, не вполне соответствуют действительности. Обычно такие противостояния бывают между крупнейшими державами, к которым примыкают союзники. И если нас в будущем ждет третья мировая война, то в ней с одной стороны будут США и другие члены НАТО, с другой стороны – Китай. (Дмитрий Травин)


Подробнее:http://www.rosbalt.ru/piter/2015/11/30/1466543.html

Читать далее:
http://www.rosbalt.ru/piter/2015/11/30/1466543.html

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



Василий Костырко

Книжная полка

журнал "Новый мир" №11 2015

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

КРУТЫЕ ГОРКИ XXI ВЕКА
постмодернизация и проблемы России



Дмитрий Прокофьев

Какая стратегия территориального развития России самая разумная

"Деловой Петербург"

Уходящий год можно в известной степени годом несбывшихся прогнозов. Ни один из сценариев, предсказывавших взрывной рост российской промышленности, освобожденной от конкуренции с импортом, не оправдался, не сбылись и предсказания о крахе мировой экономики, спровоцированном падением нефтяных цен. С другой стороны, не произошло развала российской банковской системы, чего многие опасались год назад, а правительство избежало популистских соблазнов вроде включения печатного станка. Но остается неясным, что будет дальше, кому верить и на что рассчитывать.

 

Читать далее:
http://www.dp.ru/a/2015/11/26/Vibiraj_mozgom/?articlepage=1

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Белая А.В., Россомахин А.А.

МИХАЙЛЬ СЕМЕНКО И УКРАИНСКИЙ ПАНФУТУРИЗМ
Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия



Игорь Гулин

45 книг, которые нужно купить на Non-fiction

Коммерсант Weekend

Все рецензии на эту книгу

Елена Здравомыслова, Анна Темкина

12 ЛЕКЦИЙ ПО ГЕНДЕРНОЙ СОЦИОЛОГИИ
учебное пособие



Фрагмент книги

ПостНаука

Читать далее:
http://postnauka.ru/longreads/55082

Все рецензии на эту книгу

Елена Здравомыслова, Анна Темкина

12 ЛЕКЦИЙ ПО ГЕНДЕРНОЙ СОЦИОЛОГИИ
учебное пособие



блог А.Н. Алексеева

cogita.ru

Все рецензии на эту книгу

Борис Каганович

ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ
Историк и время



Юсим М.А.

Б.С. Каганович. Евгений Викторович Тарле. Историк и время. СПб., 2014

Новое и Новейшее время. 2015, №5. с. 231-236.

Все рецензии на эту книгу

Глеб Ершов

ХУДОЖНИК МИРОВОГО РАСЦВЕТА
Павел Филонов



Анна Матвеева

Артгид

Павел Филонов — самый загадочный из классиков русского авангарда, яркая вспышка и уникум в русском искусстве, который возник из ниоткуда и ушел в никуда, практически не оставив последователей. Однако трагическая судьба художника вплетена в трагическую историю России, а глубинные связи его искусства с развитием европейской культуры прослеживает искусствовед Глеб Ершов в книге «Художник мирового расцвета. Павел Филонов», вышедшей в издательстве Европейского Университета в Санкт-Петербурге. С любезного разрешения автора и издательства мы публикуем фрагмент этой книги.

Читать далее:
http://www.artguide.com/posts/870

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Травин

КРУТЫЕ ГОРКИ XXI ВЕКА
постмодернизация и проблемы России



Халилов Тимур

Историческая и социально-образовательная мысль. Выпуск № 8 / том 7 / 2015

Все рецензии на эту книгу

Бруно Латур

ПАСТЕР: ВОЙНА И МИР МИКРОБОВ,
с приложением «Несводимого»



Лев Данилкин

Афиша Воздух

Остроумная книга французского философа и антрополога. На поверхности —  биография Луи Пастера, микробиолога, который придумал пастеризацию и, что более существенно, сумел убедить своих современников последовать его разумным советам — и изменил мир так, как, возможно, никто до него. Если читать «с микроскопом» — то социолого-философский трактат. Исследование истории Пастера — как работают механизмы общественного сознания: как в «договор», существующий между обществом и наукой, под влиянием новейших открытий вносятся изменения; каким образом — если рассматривать пастеризацию как технологию обретения власти — взаимодействуют наука и политика. Про микробов тоже может быть написана «Война и мир»; вот и у Толстого ведь главными героями были не Наполеон и Кутузов, а более глобальные силы.

 

Читать далее:
http://vozduh.afisha.ru/books/meyler-o-hipsterah-voyna-i-mir-pro-mikrobov-novye-betmen-i-geyman/

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



Michael Gordin

Somatosphere

There are few topics in Russian history more appealing and perplexing than the avant-garde efflorescence of the first three decades of the twentieth century. The appeal is obvious, and the reason why so many historians (primarily of art) have been driven to explain it: the poetry, painting, music, photography are all stunning, and shockingly generative even today. The perplexity comes next: how is one supposed to account for this flourishing, which corresponds only imprecisely with both the political revolutions in Russia and related modernist trends abroad? For every master narrative someone puts forth, the exceptions swallow the rule. If we are not going to have a single dominant explanation, therefore, we need as many — and as varied — narrative through-lines, guided paths that encompass some of the heterogeneity without striving to reduce it to a simplistic single cause.

Читать далее:
http://somatosphere.net/2015/06/irina-sirotkinas-shestoe-chuvstvo-avangarda-tanets-dvizhenie-kinesteziia-v-zhizni-poetov-i-khudozhnikov.html

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



Александр Уланов

Новые книги

Новое литературное обозрение №133

Исследование И. Сироткиной проведено в ключе модного сейчас интереса к динамике и энергии, к тому, что автор книги обозначает как «двигательный сдвиг» (с. 180) парадигмы по аналогии со сдвигом визуальным. Интерес к знанию не только как теоретическо­му, но как умению. Это мышление в движениях, «мышечное мышление» (с. 11), существующее кроме мышления понятийного. Неявное, личностное знание (М. Полани), «знание-как», которое не беднее теоретического знания, а возможно, и богаче — «хотя бы тем, что это знание одновременно когнитивное и телесное» (с. 178).

Искусство авангарда стремилось изме­нить восприятие человеком мира. И, разумеется, им должен был быть постав­лен вопрос: «Чем достигается и поддерживается в себе постоянная открытость изменениям? Как дается, чем добывается творческая и — просто свобода?» (с. 4) Один из источников — «потенциал движения, физического действия как источника смысла и экспрессии» (с. 4).

Начало внимания к танцу в фило­софии Нового времени — пляшущий Заратустра у Ницше. Около этого же момента, на рубеже XIX и XX вв., появл­яется в науке сам термин «ки­нестезия». Начинается поиск опоры в осно­вании европейской культуры, в Древней Греции — как теоретиками вроде филолога Ф.Ф. Зелинского, так и практиками, вроде Айседоры Дункан. Причем речь шла не о реконструкции античной пластики, а о возвращении людям радостного, танцевального мироощущения (с. 36). «Лишь в редкие минуты озарения постигает современный человек такое жизнеощуще­ние — творческое и гармоническое. Как продлить эти мгновения? Как сдела­ть, что­бы жизнь всегда являла себя единой, живой, говорящей? Один из немногих путей к такому жизнео­щу­ще­нию лежит через пляску», — го­во­рилось в уставе студии «Гепта­хор» (с. 36). Привлекала непосредственность телесного опыта (с. 134). Однако представляется, что уже здесь ориентация на тело проявила свою двойственность. У Зелинского внимание к Древней Греции вело и к копированию древнегреческой патриархальности, отводившей женщине не творческую, а лишь воспринимающую, сохраняющую роль.

Потребовались уточнения, например, Я. Голосовкера о том, что нельзя воспринимать «материю» и «дух» как разделенные бездной сущности. В. Шкловский говорил, что греческое «схемата» означало первоначально «выверенное движение гимнаста» (с. 16—17). «Как и музыка, танец был на тот момент самым абстрактным из искусств» (с. 55) — и потому мог служить образцом для освобождения других искусств от рабской подчи­нен­нос­ти описанию. Но одновременно изменился язык, описывающий танец. На смену высказываниям об аффектах и страстях пришла терминология физики: «вибрации», «пространство», «динамизм», «энергия». Художники Мария и Борис Эндер проводили эксперименты со студией «Гептахор» по взаимодействию изображения и ося­зательного впечатления, восприятия движения. Танец при этом соприкасался и со словом. Ассоциативное описание «пространство разламывается углами, колет тихое быстрое» (с. 66) — это уже почти стихотворение.

Танцующий характер движений Андрея Белого отмечали едва ли не все, его видевшие. О тактильной комнате с камнями, металлами, щетками, бархатом и тому подобным мечтал Маринетти. Разумеется, не остался в стороне театр с его изначально телесными средствами выражения. «Кинестезия помогает актеру произвольно войти в состояние “присутствия”, сосредоточиться на “здесь и теперь” и тем самым не играть роль, а жить на сцене, ощущая себя аутентичным, настоящим» (с. 136). Современный танец для откры­тия нового пути человечества стремились использовать и мистики — Гурджиев, Штейнер.

Видимо, можно назвать происхо­дившее индивидуализацией телесного опы­та. Требовалось чувствовать движе­ние изнутри. Умение сосредоточить­ся на внутренних ощущениях, доверять им. Индивидуализация движения. Харак­терно неприятие чарльстона и фокстрота Максимом Горьким, который громил эти танцы заодно с джазом в специальной статье в «Правде».

Отношение к кинестезии проявля­ет внутренние различия в авангарде. Многие футуристы (в частности, Маринетти) отрицали Дункан как сентиментальный возврат к природе на фоне движения к механизированному будущему. Другие футуристы (Зданевич, Каменский), наоборот, были захвачены динамикой и пластичностью современного танца. В то же время Елена Бучинская «танцевала» стихи футуристов, участвуя в их выступлениях и турне. С другой стороны, движение оказывалось значительной объединяющей силой. С огромным успехом шла поставленная Таировым пьеса символиста Анненского «Фамира-Кифарэд» с кубистскими декорациями и костюмами в стиле модерн (с. 115), а чрезвычайно удачное освещение в пьесе создал А. Зальцман, вскоре ставший последователем Гурджиева.

Сироткина отмечает ситуации, когда движение совершалось не человеком. В освещении Зальцмана в опере «Орфей и Эвридика» движение было передано свету. «Партию Амура певица исполняла за сценой, а в зале за нее “пел” свет. На сцене не было ничего, кроме погруженной в полумрак лестницы и синих занавесей» (с. 117). Видимо, здесь следует говорить не о «мышечном мышлении», а о восприятии движения зрителями.

«Как под влиянием чувственного, двигательного, кинестетического опыта возникает новое видение мира?» (с. 28). Много вопросов, и в качестве ответа исследование Сироткиной предлагает скорее историческое описание (снабженное большим количест­вом иллюстративного материала), чем рефлексию. С одной стороны, о таком виде знания затруднительно говорить иначе. С другой — все-таки жаль, что только в конце книги на нескольких страницах затрагивается сложная проб­лема соотношения осознанного и автоматического. С одной стороны, «танец — выход из автоматизма, движение, обретшее новое, чувственное и эмоциональное значение» (с. 172), но с другой стороны, танец без автоматизма невозможен, Сироткина помнит историю о задумавшейся сороконожке. Она ссылается на работы невролога К. Гольдштейна и физиолога Н. Бернштейна, которые писали о том, что при образовании двигательного навыка «организм научается не средству решения двигательной задачи, а процессу ее решения» (с. 173), и на философа М. Мерло-Понти, который говорил о навыке как знании, которое дается лишь телесному усилию (с. 174). Видимо, да, но не ведет ли работа танцовщика и хореографа к замене старых двигательных привычек хотя и новы­ми, но не отличающимися от старых принципиально? Или танец и возникает на основании этого автоматизма? А у понятийного мышления есть свой автоматизм, например, в появлении значений слов при чтении?

И всегда ли уместна экстатичность? В книге приводится начало истории о греческом царевиче, который на «свадьбе так увлекся танцем, что сбросил одежду и стал нагим танцевать на руках» (с. 171), В. Шкловский взял ее из Геродота. Но стоило бы вспомнить ее продолжение. Пораженный таким поведением царевича Гиппоклида, отец невесты отказал ему, заметив: «Проплясал ты свою свадьбу».

Кинестезия, как любая вещь, может быть использована как для личного развития, так и против него. Идея биомеханики у Мейерхольда действитель­но была связана с научной организацией труда, но один из источников НОТ — система Тейлора, направленная вовсе не на свободное развитие личности, а на максимальное превращение ее в винтик конвейера (или государственной машины, как в СССР). Сироткина напоминает о планах Ленина заменить религию театром (с. 162), «театрализация физической культуры» тоже нуж­на была для подготовки новобранцев в Красную армию.

И наконец, как быть со знанием, которое необходимо для участия в культуре, но передача которого сильно затруд­нена его несловесным характером? Может быть, эта ситуация еще раз показывает, что по отношению к современной культуре пассивность невозможна — необходимо рисовать, танцевать, писать стихи или исследовательские работы, даже современное чтение активно, иного пути нет.

- See more at: http://nlobooks.ru/node/6331#sthash.TN1ThirZ.yQDFUqsE.dpuf

Читать далее:
http://nlobooks.ru/node/6331#sthash.TN1ThirZ.yQDFUqsE.dpuf

Все рецензии на эту книгу

Анна Сергеева-Клятис, Андрей Россомахин

«ФЛЕЙТА-ПОЗВОНОЧНИК» ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО
Комментированное издание. Статьи. Факсимиле



Юрий Орлицкий

"Звезда" 2015. № 6. С. 252–253.

Все рецензии на эту книгу

Борис Каганович

ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ
Историк и время



Елена Зиновьева

"Нева" №2. 2015. с. 251-252

Все рецензии на эту книгу

Марина Витухновская-Кауппала

ФИНСКИЙ СУД vs «ЧЕРНАЯ СОТНЯ»
расследование убийства Михаила Герценштейна и суд над его убийцами (1906–1909)



Андрей Колесников

Чисто российское убийство Андрей Колесников об исторических перекличках дела Немцова

Газета.ru

По данным Frankfurter Allgemeine, мотивом «летальной» ненависти к Борису Немцову могло стать то обстоятельство, что он консультировал американцев по поводу физического наполнения санкционных списков и даже «списка Магнитского». Скорее всего, так оно и было: уж, наверное, готовившие решение о конкретных индивидуальных санкциях американские эксперты опирались в том числе и на разговоры с теми, кто капиллярно и изнутри знал российский политический серпентарий.

Правда, нет никаких оснований полагать, что для следствия эта информация станет той нитью, которая ведет в правильном направлении. Просто еще раз подтверждена простая информация: у Бориса Немцова было много врагов в немонолитном российском истеблишменте, в разных его «элитных подразделениях» — в прямом и переносном смыслах. И «чеченские исполнители» совсем не обязательно имели чеченских же заказчиков.

Зато типологически эта трагедия подтвердила свой статус типичного и исторически повторяющегося в деталях чисто российского убийства российского либерала.

Так уж совпало, что именно сейчас в издательстве Европейского университета в Санкт-Петербурге увидела свет строго научная монография доцента Хельсинкского университета Марины Витухновской-Кауппалы «Финский суд» vs «черная сотня» об обстоятельствах убийства 18 июля 1906 года профессора Михаила Яковлевича Герценштейна, выдающегося деятеля партии кадетов, депутата Первой Государственной думы, специалиста по аграрному вопросу.

Читать далее:
http://www.gazeta.ru/comments/column/kolesnikov/6611837.shtml

Все рецензии на эту книгу

Пол Фассел

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА И СОВРЕМЕННАЯ ПАМЯТЬ



Никита Елисеев

"Центр чтения" РНБ

В России опубликован классический труд о рецепции первой мировой войны в английском общественном сознании: Пол Фассел «Великая война и современная память». Книга впервые издана в 1975 году, так что «современная память» уже память историческая, но … лучше поздно, чем никогда. Книгу предваряют два предисловия. Современного российского историка, Бориса Колоницкого, и американского историка, Джея Уинтера, ко второму изданию труда Пола Фассела. Здесь надо учитывать то, что Джей Уинтер был из тех историков, что полемизировал с Фасселом. То есть, во многом с ним не соглашался. Пол Фассел – ветеран второй мировой. В январе 45-го года он попал в арденнский котёл.

Это были последние судороги агонизирующей нацистской Германии. Январь 45-го. Контрнаступление немецких войск в районе озера Балатона – на востоке, о котором военный поэт Семён Гудзенко, автор знаменитого стихотворения: «Нас не надо жалеть, ведь и мы никого не жалели…», в своём (тайном, узнают – посадят) дневнике писал: «В январе 45-го мы вновь переживаем дни лета 41-го. Нужно ли об этом писать?» Он полагал, что нужно. Советские военные историки так не полагали. Вторым рывком насмерть раненого зверя было наступление в Арденнах – на западе. Гитлер вместо того, чтобы искать возможности хоть какого-то, хоть с кем-то мира, продемонстрировал: будем драться до последнего. В узком кругу он говаривал: «Если Германия не заслужила меня, она должна погибнуть». Хорошо он о себе понимал. Высокая была самооценка…

Пол Фассел пережил арденнский разгром накануне победы и с той поры сохранил в душе стойкую ненависть к войне, стойкую симпатию к простым солдатам и офицерам и столь же стойкую антипатию к генералам, политикам, штабным работникам. Всё это ярче яркого проявляется в его замечательной книге. Здесь следует оговорить два обстоятельства.

Первое, если бы он писал эту книгу по-русски, то обязательно взял бы первые два слова в иронические кавычки. «Великая война» и современная память» вот так выглядело бы это название. Для Пола Фассела (и для героев его книги) никакая первая мировая не великая. Бред, абсурд, жестокость, массовые убийства, грязь, кровь, ложь пропаганды не могут быть великими.

Второе обстоятельство значительно интереснее для современных российских читателей. Книга вышла на самом излёте столетия первой мировой, каковое прошло в современной России под вой, гул и плач: мы забыли о наших героях первой мировой, а между тем там! – там! – помнят и помнили о первой мировой. Книга Фассела вносит очень важный корректив в этот вой, гул и плач. Ибо Пол Фассел исследует послевоенную литературу Великобритании. Стихи, романы, поэмы, воспоминания, которые появлялись сразу после войны и много после войны. Так вот в Советской России в первое десятилетие её существования первую мировую помнили и не забывали точно так же, как её помнили и не забывали (помнят и не забывают) в Великобритании. По крайней мере, так получается по книге Фассела.

Читать далее:
http://www.nlr.ru/prof/reader/deyatelnost/proekty/tekushchie-proekty/chitaem-vmeste-knizhnaya-polka-nikity-eliseeva?id=10345

Все рецензии на эту книгу

Анна Сергеева-Клятис, Андрей Россомахин

«ФЛЕЙТА-ПОЗВОНОЧНИК» ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО
Комментированное издание. Статьи. Факсимиле



№ 13 в рейтинге продаж раздела «Литературоведение. Критика»

Книжный магазин "Москва"

Все рецензии на эту книгу

«МОРЕ — НАШЕ ПОЛЕ»
Количественные данные о рыбных промыслах Белого и Баренцева морей XVII – начала XX вв. Коллективная монография



Ryan Tacker Jones

More - Nache Pole

REVIEW IN ENVIRONMENT AND HISTORY 21.2

Все рецензии на эту книгу

Джонатан Брукс Платт

ЗДРАВСТВУЙ, ПУШКИН!
cталинская культурная политика и русский национальный поэт



Черный поэт

Книга «Здравствуй, Пушкин!» — первое полное академическое исследование пушкинского юбилея 1937 г. в СССР — готовится к изданию в издательстве Европейского университета в Санкт-Петербурге в серии «Эстетика и политика». Ее автор — Джонатан Брукс Платт, профессор славистики Питтсбургского университета.

Книга представляет собой тщательный анализ советской канонизации русского поэта в ряде культурных практик: школьное образование, академическое и эссеистическое письмо, визуальное искусство (живопись, скульптура, графика, фотография) и повествовательные тексты (беллетристика, театр, кино, нарративная поэзия). Главным объектом исследования являются сталинское отношение к «героическому» прошлому дореволюционной эпохи и лежащее в основе его парадоксальное отношение ко времени.

Сталинское отношение ко времени рассматривается как «гибридный хронотоп», в котором Пушкин появляется одновременно и как мастер и «родоначальник» новой русской культуры, монументальная точка отправления и постоянных возвращений, и как мученик варварской эпохи, который ждет эсхатологического искупления и воскрешения в новом, революционном мире. Эта гибридность связана со многими противоречивыми аспектами сталинской культуры, в том числе национальной политикой («первый среди равных», «националистическое по форме, социалистическое по содержанию»), педагогическими методами (конфликт между историческим знанием и интуитивным прозрением), образом пролетарского читателя («голый человек на голой земле» или «наследник классического достояния»), политикой литературы (необходимость «метаполитической» позиции отступления от реальной борьбы) и социалистическим реалистическим подходом к историческим сюжетам (путь от стихийности к сознательности без партийности).

 

Читать далее:
http://www.colta.ru/articles/literature/6270

Все рецензии на эту книгу

Илья Эренбург

ЛИК ВОЙНЫ
Воспоминания с фронта, 1919, 1922–1924. Газетные корреспонденции и статьи, 1915–1917



Анатолий Шикман

"Маршируют бойскауты. Фронт и тыл, жестокость и милосердие".

"Независимая газета"

Все рецензии на эту книгу

Пол Фассел

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА И СОВРЕМЕННАЯ ПАМЯТЬ



ecoross1

livejournal.com

Книга ветерана Второй мировой (США) о солдатах Первой мировой войны (Британии). Написана ровно сорок лет назад. Автор - литературовед, поэтому лопатит огромное количество довоенных, военных и послевоенных стихов, рассказов, пьес и мемуаров - множество цитат с подстрочником. Настроения нации, которую целый век пичкали стихами про заклинивший Гатлинг и войну как естественное продолжение спортивных состязаний. "Футбол развивает индивидуальные качества", поэтому немцы в нем никогда не преуспеют (сборная Германии смотрит с недоумением). Поэтому для тех британцев совершенно естественным было пнуть мяч к немецким окопам и бежать в атаку - это не байки.  Как и ирония - в ответ на ужасы войны (могу подтвердить по чтению ветеранов той войны). Так зарождались традиции "Уловки-22", "Черной гадюки" и Монти Пайтонов. Язык, где слова ''intercourse'', ''erection'' и ''ejaculation'' означали "общение", "конструкция" и "восклицание" - а не то, что вы подумали. Прекрасное описание быта на фронте. Где "волны наших наступлений легко прочитывались по типу обмундирования на скелетах: мягкие пилотки обозначали бои 1914-го и начала 1915 года, потом появились респираторы, потом стальные каски, отсылавшие к наступлению 1916-го. Тут же - австралийские форменные шляпы". А вот стратегия - "товарищ Эренбург упрощает", и сильно, за что Фассела потом нещадно критиковали, тут лучше обратиться к недавним работам. Поучительно видеть стереотипы Великой Отечественной -насчет тупых командиров и спиртного на войне. Особая ценность -  дает представление, что можно читать по теме дальше (с учетом года выхода), часть работ считается классикой, как Journey's End  (видел фильм, исключительно сильный) или "Субалтерн на Сомме". Равно замечательны и прочие книги серии.

Читать далее:
http://ecoross1.livejournal.com/421206.html

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



Лекция онлайн: кандидат психологических наук – о танце и моде

телеканал Москва 24

17 января в рамках выставки британского дизайнера Филипа Трейси "Шляпы в XXI веке" состоялась лекция историка двигательной культуры, театрального критика и кандидата психологических наук Ирины Сироткиной. Тема - "Танец и мода". Слушатели узнали о том, насколько тесна связь танца и костюма. Лектор рассказал об особенностях одежды танцоров разных эпох и культур.

Читать далее:
http://www.m24.ru/articles/64128?attempt=2

Все рецензии на эту книгу

Анна Сергеева-Клятис, Андрей Россомахин

«ФЛЕЙТА-ПОЗВОНОЧНИК» ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО
Комментированное издание. Статьи. Факсимиле



Данила Давыдов

"Новые интертексты"

Книжное обозрение. 2015. № 22-23. С. 7.

Новое издание продолжает серию подробнейших и новаторских комментированных изданий знаковых текстов русского авангарда. <...> впервые в науке о Маяковском продемонстрирован важнейший для понимания поэмы интертекст – новелла Гофмана «Песочный человек», которая вовсе не предстает цитатной виньеткой, но в значительной степени определяет сам смысл «Флейты-позвоночника». Здесь не могу не заметить: при всей важности данного открытия, оно, казалось бы, лежало на поверхности, и лишь псевдориторические рулады многодесятилетнего маяковсковедения, о коем, кстати, пишет в важнейшем обзоре данного вопроса Анна Сергеева-Клятис, затмевали его. Но это, конечно же, не умаляет значения сказанного здесь и сейчас. Гораздо более оригинальный и неожиданный интертекст комментирует Андрей Россомахин. Судя по всему, и гофмановский подтекст поэмы Маяковского, и собственно биографические подтексты «Флейты-позвоночника» (и других сочинений поэта) – связанные, конечно, с роковым бриковским любовным треугольником – отрефлектировал Александр Чаянов в повести «История парикмахерской куклы, или Последняя любовь московского архитектора М.». Данное сближение, на мой взгляд, лишний раз свидетельствует о необходимости писать историю отечественной словесности минувшего века заново, поскольку всё время всплывающие неожиданные связи авторов и текстов демонстрируют удивительную и недопонятую всё еще многомерность оной.

В томе также републикуются разные редкие материалы <...>.

 


Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/images/2015 Кн Обоз №22-23_ Флейта.jpg

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



"Телесные практики"

Книжное обозрение. 2015. № 22-23. С. 14

Блестящая петербургская серия книг, посвященная авангардоведению, в основном состоит из максимально подробно комментированных научных изданий центральных памятников русского футуризма (Хлебников, Маяковский, Терентьев). Тем не менее, монография Ирины Сироткиной смотрится в ряду этих изданий вполне естественно: исследовательница рассматривает
разного рода эстетико-телесные практики в истории авангарда, и эта тема, не впервые поднимаемая, предстает в настоящей работе описанной если не исчерпывающе, то весьма полно. Естественным образом, при таком взгляде на авангард в центре внимания оказываются фигуры, казавшиеся маргинальными, но на деле крайне интересные (такие, как «русский йог» Владимир Гольцшмидт).

Все рецензии на эту книгу

Андрей Стародубцев

ПЛАТИТЬ НЕЛЬЗЯ ПРОИГРЫВАТЬ
Региональная политика и федерализм в современной России



Борис Горозовский

Вернуть утраченное: почему развитие России невозможно без федерализма

Forbes

Будучи формально федерациями, ни СССР, ни тем более РСФСР федеративными государствами не были, пишет Андрей Стародубцев, сотрудник Центра исследования модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге и университета Хельсинки в книге «Платить нельзя проигрывать: Региональная политика и федерализм в современной России». В РСФСР автономные республики отвечали за те же функции, что и вышестоящие органы власти, то есть были встроены в вертикаль.

Реальная федерализация в СССР стартовала лишь во второй половине 1980-х, когда советское руководство столкнулось с невозможностью проводить единую командно-административную политику на территории всей страны. Регионам было предложено справляться со своими проблемами самостоятельно. Но полноценную программу федеративных реформ Михаил Горбачев предложил только в мае 1989-го, и она была погребена вместе с Союзом, отразившись в попытках регионов взять больше суверенитета и готовности центра его отдать. 

В 1990-х отношения центра и регионов развивались по схеме «лояльность в обмен на невмешательство»: шантажируя центр провальными результатами выборов, регионы выторговывали все больше полномочий.

Читать далее:
http://www.forbes.ru/mneniya-column/vertikal/282553-vernut-utrachennoe-pochemu-razvitie-rossii-nevozmozhno-bez-federalizm

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



Книга номинирована на премию им. Александра Пятигорского- 2015

Читать далее:
http://eu.spb.ru/index/news-archive/2014/14481-eupress-14481

Все рецензии на эту книгу

Борис Каганович

ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ
Историк и время



Анисимов О.В.

Труды кафедры нового и новейшего времени СПБГУ

Перед нами – долгожданная книга, итог многолетних исследований авторитетного современного «тарлеведа» д.и.н., ведущего научного сотрудника СПбИИ РАН Бориса Соломоновича Кагановича. По суще- ству она является вторым дополненным изданием его монографии «Е. В. Тарле и петербургская школа историков» (СПб, 1995). По сравнению с первым изданием, больше похожим на очерк, в новой книге текст полу- чил четкую структуру, состоящую из традиционных введения, заклю- чения, хронологически обусловленных глав. Также в ней расширен круг приводимых документальных источников, стала разнообразнее палитра оценок и мнений о Е. В. Тарле, в том числе примеры последних достиже- ний историографии. Содержание же основного текста в некоторых местах претерпело значительное изменение, и на этих изменениях мы будем оста- навливаться. Что касается формулировок выводов автора, то они почти идентичны выводам первого издания. Б. С. Каганович не стал механически собирать под одной обложкой всё то, что он опубликовал о Тарле за два десятка лет (исследования, материалы личной переписки и официальной корреспонденции)1 . Многочисленные интересные детали скрыты за немно- гословными сносками вместо того, чтобы, как нам представляется, пора- довать ими читателя уже на страницах книги или хотя бы в приложениях. 

Читать далее:
http://eupress.ru/uploads/docs/Anisimov_O_V_-_E_V_Tarle_lichnoe_otnoshenie.pdf

Все рецензии на эту книгу

Ирина Сироткина

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО АВАНГАРДА
танец, движение, кинестезия в жизни поэтов и художников



Ольга Балла

книга Сироткиной вошла в топ 25 журнала

Новый мир

Все рецензии на эту книгу

Илья Эренбург

ЛИК ВОЙНЫ
Воспоминания с фронта, 1919, 1922–1924. Газетные корреспонденции и статьи, 1915–1917



Владимир Соболь

"Завтра то же самое"?

Невское время

Первую мировую называли Великой те, кто прошёл через ад её траншей и окопов. Потом ХХ век втянулся в новую мировую войну – Вторую, и её ужасы показались ещё более «величественными». Сейчас, в юбилейный год, мы понимаем, что Первая в самом деле была Великой. Великой, потому что перекроила не только карту Европы, но и представления человечества о самом себе.

 

Читать далее:
http://www.nvspb.ru/stories/zavtra-to-je-samoe-56100

Все рецензии на эту книгу

Илья Эренбург

ЛИК ВОЙНЫ
Воспоминания с фронта, 1919, 1922–1924. Газетные корреспонденции и статьи, 1915–1917



Галина Артеменко

Лицом к лицу с войной

Санкт-Петербургские ведомости

В издательстве Европейского университета в серии «Эпоха войн и революций» вышла в свет книга Ильи Эренбурга «Лик войны. Воспоминания с фронта, 1919, 1922 — 1924. Газетные корреспонденции и статьи, 1915 — 1917». Издание подготовлено исследователем жизни и творчества Ильи Эренбурга Борисом Фрезинским. В книгу также вошли 13 стихотворений Эренбурга из книги «Стихи о канунах» (декабрь 1914 — июль 1915).

же так долго не переиздавалась книга? Фрезинский отмечает, что сам сорок лет назад просто не ощущал потребности в издании, не считал это своей задачей, да и в те годы Эренбурга не издавали совсем. «А когда я почувствовал, что чуть-чуть потеплело, то в 1986 году вышла первая подготовленная мной книжка испанских репортажей Эренбурга, — вспоминает Борис Яковлевич. — Издавая теперь книгу, я ориентировался прежде всего на столетие с начала Первой мировой войны, начал делать ее в 2012-м, и, несмотря на ряд сложностей, она вышла к столетию. Это эренбурговское правило — всегда четко понимать возможности, которые можно использовать, никогда не надо идти напролом» Увидав первый танк, я смутился, пишет Эренбург, — было в нем что-то величественное и омерзительное. Быть может, когда-то на земле существовали такие исполинские насекомые. Он был (для маскировки) пестро расписан, и его бока походили на футуристические картины. Он полз очень медленно, переступая, как гусеница, через окопы и ямы, сметая проволоку и кусты. Чуть шевелились усы — трехдюймовые орудия и пулеметы. Сочетание архаического и ультраамериканского, Ноева ковчега и автобуса XXI века. Внутри люди — двенадцать пигмеев, которые наивно думают, что они им управляют. Я видел, как перед атакой девять танков ползли на немецкие окопы. По ним открыли ураганный огонь, но, будто не замечая этого, они подвигались, неизбежные, неминучие и непостижимые. Вот исполнилось пророчество: люди вызвали к жизни злых духов, но уже не могут отогнать их прочь».

Читать далее:
http://www.spbvedomosti.ru/news/culture/litsom_k_litsu_s_voynoy/?sphrase_id=1523

Все рецензии на эту книгу

Илья Эренбург

ЛИК ВОЙНЫ
Воспоминания с фронта, 1919, 1922–1924. Газетные корреспонденции и статьи, 1915–1917



Интервью с редактором книги

"Непрошедшее время"

Эхо Москвы

Печатать, выпускать эту книгу в Киеве должен был Петр Петрович Сувчинский, известный человек в русской литературе, музыковед. Но тут в очередной раз власть сменилась. Про это время Эренбург сказал, что при каждой власти казалось, что предыдущая была лучше. Это были немцы, потом Петлюра, гетман Скоропадский, потом красные, потом белые, потом снова красные. То есть вот это такая была чертовщина. И Сувчинский, директор издательства, с портфелем рукописи из Киева бежал. Бежал он в Болгарию. В Болгарии он основал российско-болгарское книжное издательство. Основал его в 20-м году. Не сразу. И 1-я книга, которую он выпустил, была «Лик войны». Но в Россию она не попала. Она продавалась в Берлине. Она продавалась в Париже. В России ее не было. Есть замечательный отзыв об этой книге Марины Цветаевой, которая увидела ее в Берлине, прочла, и она написала Эренбургу «прекрасная книга», подчеркнув слово «прекрасная». Она нечасто вообще так отзывалась о книгах. Еще один отзыв я приведу, для этого вернусь к статьям Эренбурга. Его статьи в газетах писались в жанре репортажей, но иногда он позволял себе написать что-то несвязанное непосредственно с войной. Это были статьи, названия их… Две статьи я включил в эренбурговскую книжку для «Утра России». Одна называется «Русский балет в Париже». Это репортаж о балетных спектаклях дягилевской труппы. 2-я называется «Французская поэзия и война». 5 статей для «Биржевых ведомостей». Убитые поэты. Ни одна страна не потеряла столько поэтов на войне как Франция на 1-й мировой. Эренбург покупал их книги, знал их, и написал очень пронзительную статью о них. Один из самых знаменитых поэтов той поры Шарль Пеги погиб на Марне в бою. Статьи «Франция и война», «Война и французская поэзия», «Франко-русское сближение» и, наконец, его рецензия, 1-я рецензия в России на неизвестный в России роман Анри Барбюса «Огонь». По существу Эренбург сделал этот роман известным для русской публики. Перевод его возник уже позже. Так вот статья, о которой я хочу сказать, была опубликована в Берлине в газете «Руль», и там была такая фраза в этой рецензии на книгу «Лик войны»: «Во Франции существует знаменитый «Огонь» Барбюса. Теперь и мы можем сказать, что у нас есть «Лик войны» Ильи Эренбурга». Не буду называть эту даму, которая написала эту статью по нескольким причинам. Во-первых, она и потом отзывалась об Эренбурге, но совершенно иначе. У нее было два мужа, и оба имели некие отношения враждебные с Эренбургом. Второго ее мужа знает вся Россия. Эта статья ее замечательная. Она лично не была с ним знакома. И она написала то, что она думала.

 

Читать далее:
http://www.echo.msk.ru/programs/time/1442056-echo/

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. Ж.-Ф. Жаккара и А. Морар

1913. «СЛОВО КАК ТАКОВОЕ»
к юбилейному году русского футуризма: материалы международной научной конференции



Игорь Гулин и Лиза Биргер

Программа для чтения

"Коммерсант"

Сборник вошел в топ 20 книг ярмарки Non-fiction-2014

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/gallery/2608937#id=1091867

Все рецензии на эту книгу

Ален Бадью

МАЛОЕ РУКОВОДСТВО ПО ИНЭСТЕТИКЕ



ivangogh

livejournal.com

Бадью вписывает искусство в ряд других фабрик по производству истины (наука, политика, любовь) и, тем самым, предлагает от имени философии договор о перемирии с искусством: философия больше не претендует на то, чтобы быть истиной искусства, тогда как искусство больше не требует, как истерик, от философии подчинения. "Четвертое" решение Бадью строится как отказ от "дидактизма" Платона-Брехта, романтизма герменевтики и "классицизма" Аристотеля-Фрейда. Бадью ищет "специфически имманентное" отношение истины искусства и искусства, таковое, чтобы истина искусства была ему равнозначна, а само искусство было полем, ограничивающим действие его истин. Проблемы начинаются сразу же. Как быть с тем искусством, которое совсем не претендует на свою истину? Например, с постмодернистским искусством. Какова истина искусства, не претендующего на истину? Притом, что вопрос об истине истины Бадью считает неприемлемым. И как быть с тем искусством, которое избегает авторства и статуса произведения? Выступая против "классического" отношения искусства и философии, тем не менее Бадью восстанавливает хрестоматийный образ искусства, согласно которому оно сводится к активности создающих произведения авторов. Возможно, потому анализ конкретных произведений в технике Бадью испытывает сложности. К примеру, статья о кино выглядит весьма печально – каждый раз вводится слишком много adhoc даже для описания классических фильмов больших режиссеров, таких как Вендерс или Висконти. В конце концов, Бадью пишет, что кино – это не более чем съемки и монтаж. А сама глава называется "Ложные движения кинематографа", что говорит уже слишком много – гораздо больше десяти последующих страниц текста. Чтобы избежать эксплуатации внешних объяснений по случаю, съеме Бадью не хватает набора инструментов, "драйверов" теории. Вопрос в том, могут ли быть они вообще написаны. С учетом еще и того фактора, что получив в свое распоряжение истину (о себе и мире), искусство лишается владения событием. По-троцкистски отдав управление производству истин тем, кто их производит, Бадью по-маоистски вмешивается в порядок отбраковки и распределения истин, назначая философию культурным ОТК и генеральным подрядчиком, если не самим рынком этих истин. Высказав искусству уважение, Бадью ограничивает его право на "входе" и "выходе" – материалом производства истин становится неподконтрольное искусству событие, тогда как оборот этих истин также не зависти от самого искусства. Задача Бадью – и философии – состоит в том, чтобы ограничить стихийный обмен истин искусства на обесценивающем их рынке, аналогом которого на политическом рынке выступает демократия. Двигаться против рынка, выступать против демократии – такова плата за сохранение истин в их истинности.

 

Читать далее:
http://ivangogh.livejournal.com/2108604.html

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Козлов

«КЛИНОМ КРАСНЫМ БЕЙ БЕЛЫХ»
геометрическая символика в искусстве авангарда



Александр Королев

"Клином в круге"

Сноб

Автор рассматривает появление этой работы Лисицкого в 1920 году, как определенный этап в развитии русского авангарда. Геометрические построения футуристов во время первой мировой войны, еврейское народное искусство, супрематическая концепция Малевича, теория мировой революции, монументальная пропаганда и агитационная графика Советской России предстают перед нами контрольными точками на пути превращения визуального образа треугольного клина, пронизывающего пространство в один из ключевых  символов искусства первого послереволюционного десятилетия.

Читать далее:
http://www.snob.ru/profile/28589/blog/81747

Все рецензии на эту книгу

Станислав Савицкий

ЧАСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК
Л. Я. Гинзбург в конце 1920-х — начале 1930-х годов



И. Булкина

"Фрагмент о фрагментах"

"НЛО" №128 (4/2014)

Эдиционная история прозаического наследия Лидии Гинзбург знает два периода небывалой для такого «немассового» автора тиражной популярности. Впервые это случилось во второй половине 1980-х, когда эссеистика и блокадные дневники Лидии Гинзбург прочитывались в общем контексте так называемой «полочной» литературы. Впрочем, и тогда, помнится, ключевыми оказались не самые характер­ные для того энтузиастического времени тексты «Поколение на повороте», «И за­одно с правопорядком». И хотя эта проза понималась как «психологическая» и «объясняющая нам нас», в тех давних прочтениях неизменно присутствовал мо­мент временной отстраненности и пафос открытия «настоящей» истории недав­него времени, присущий тогдашнему восприятию «возвращенной литературы».

Новое открытие прозы Лидии Гинзбург произошло почти 20 лет спустя, в 2000-х. Оно в буквальном смысле связано с открытием ар­хива, и оно совпало с очередным «социологи­ческим поворотом» в гуманитарных исследо­ваниях. С одной стороны, открылась «другая проза» Гинзбург, экспериментальная и аван­гардная, по отношению к которой все ее «про­межуточные жанры», по меткому замечанию С.Л. Козлова, выглядят «паллиативом» (НЛО. 2012. № 114. С. 353), с другой — в совершенно ином свете предстали ее социальный опыт и социологические рефлексии.

Читать далее:
http://www.nlobooks.ru/node/5291

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ИГОРЬ ТЕРЕНТЬЕВ. ДВА ТИПОГРАФИЧЕСКИХ ШЕДЕВРА
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



Никита Елисеев

Книжная полка. Выпуск 20

Центр Чтения РНБ

Раз уж мы помянули великого известного режиссёра, Тарантино, начнём с великого, неизвестного режиссёра, Игоря Терентьева. Нашему городу он не чужой. Здесь, в Доме печати, где ещё не разоблачённый троцкист, Николай Баскаков, собрал остатки недоразгромлённых леваков от искусства. В Доме печати работали Филонов с учениками, обериуты, Хармс, Введенский, Заболоцкий, примкнувший к ним Николай Олейников. В Доме печати Игорь Терентьев поставил своего «Ревизора». Хулиганил он в этой постановке, как мог и умел, но одно хулиганство было просто гениальным. Финал: «Прибывший по именному повелению ревизор требует вас сей же час к себе». И входит … Хлестаков с мерзенькой ухмылочкой. Немая сцена. Настоящая немая сцена.

Кроме того, в Ленинграде же Терентьев мечтал поставить «Пугачёвщину» Тренева. Остались режиссёрские разработки и распределение ролей. На роль Пугачёва Терентьев хотел пригласить из Москвы молодого мейерхольдовского артиста, Игоря Ильинского. Великолепный ход. Кто как не Ильинский передал бы кровавый комизм, жутковатую эксцентрику крестьянского императора. Некоторое время Терентьев работал в Харькове. Потом был арестован и отправлен на Беломорканал, там и погиб. Но это было потом, а начинал Игорь Терентьев в Тбилиси. Писал футуристические стихи и манифесты.

Их было три друга: Алексей Кручёных (писавший заумные стихи и придумавший слово «заумь»), Илья Зданевич (Илиазд, открывший для мирового искусства нищего рисовальщика вывесок Нико Пиросманишвили) и Терентьев. Они назвали свою группу «41?». Почему «Сорок первый градус»? А … захотелось… Может, потому, что водка – 40 градусов, а мы – покрепче водки будем? Может, потому что Тбилиси расположен на 41 градусе северной широты? Может, потому, что роковой год России и Европы – 14, перевёрнем его и получим – 41… Пожалуйста! Мы задали загадку реципиентам нашего искусства, людям, его воспринимающим, решайте эту загадку в соответствии со своими знаниями и представлениями о мире.

Об этом, об активной роли воспринимающего искусство человека, и пишет Игорь Терентьев в републикованных Европейском университетом «17 ерундовых орудий»: «Футуризм подготовил возможность импровизации: он требовал очень много от читателя и ничего от писателя». Правда, здесь есть возможность серьёзного возражения: тем самым вы открываете в литературу путь графоманам, людям, которые уверены, что они наваляют-наваяют нечто, а некто умный, умный посмотрит на это НЕЧТО под неким углом зрения и ахнет: да … это же «Мона Лиза-Джиоконда», штучка посильнее, чем у «Фауста» Гёте. Да, спокойно ответил бы, Терентьев: графоманам, опискам, опечаткам, ошибкам… У него «17 ерундовых орудий» начинаются лихо: «Когда нет ошибки, ничего нет. Дети часто спотыкаются; они же превосходно танцуют. Антиох».

В общем, Европейский университет републиковал две книжки Игоря Терентьева, изданные в Тбилиси в 1919 году, «17 ерундовых орудий» и «Трактат о сплошном неприличии» в сплотке со статьями и комментариями. «17 ерундовых орудий» это, своего рода, «Как делать стихи» Игоря Терентьева. Есть много материала для размышлений и не весь этот материал использован комментаторами. Например, можно заметить некий зловещий закон революций, в том числе и эстетических. Если ты швыряешь с парохода современности Толстого и Достоевского, то очень скоро придёт тот, кто и тебя сошвырнёт с этого парохода, как чересчур забронзовевшего. «Впереди стоят окостенелые: Маяковский, Хлебников и Каменский!»

И вот, что любопытно в связи с этим «сбрасыванием окостенелых идолов», заматеревших классиков, один поэт не сбрасывается, нипочём не сбрасывается. Это … Пушкин. Более того, Пушкин берётся в союзники. Игорь Терентьев доказывает, что все настоящие поэты пишут заумные стихи, у всех настоящих поэтов слова слипаются в нечто невероятное, действующее на подсознание и воображение читателя, и приводит примеры из … «Евгения Онегина». Перепишу-ка я примеры Игоря Терентьева, уж больно они остроумны, эффектны, и, пожалуй, что и верны…

«Всё те же-ль вы, иные девы,

сменив, не заменили вас»…

А дальше поэт, слуховое воображение которого поражено словом «львы», рыкает и ворчит: «узрюли русской Терпсихоры» … вся ХХ страница изображает зверинец, где балерина Истомина, после слов «партер … кипит», – неизбежно превращена в … пантеру:

«И вдруг прыжок, и вдруг летит…»

Я не буду настаивать на том, что «узрюли» означает – «ноздри льва» – может это «глазища»…, но произносительный пафос этого слова, одинаковый почти у всех чтецов, доказывает основную правильность догадки: торжественный зверь смотрит, раздувая ноздри…» Не буду настаивать, но описание музыкального спектакля, музыки в театре, выполненное современным замечательным поэтом Михаилом Щербаковым, как-то так перекликается с «торжественным зверем, раздувающим ноздри», увиденным и услышанным Игорем Терентьевым в пушкинском описании балетного спектакля:

«Вот я в опере, мне тревожно. Бархат, публика. Два звонка.
Нечто важно и непреложно грядёт, из тьмы еле звуча пока,
когти пробуя осторожно, как сонный зверь, спущенный с поводка.

(…)

Зверь летучий в дымах и саже, небыль-музыка, мир иной.
Или горд не вполне ты, даже уже почти располагая мной?
Скройся прочь, улетай. Куда же летишь ты? Стой, повремени, я твой».

В статье Татьяны Цвигун и Алексея Чернякова «Теория поэзии и поэзия теории» обнаружены очень любопытные совпадения в рассуждениях всемирно-известного лингвиста, Романа Якобсона, и молодого эстетического хулигана Игоря Терентьева. Впрочем, в 1919 году Роман Якобсон и сам был таким же эстетическим хулиганом.

Речь в статье идёт о следующем пассаже из «17 ерундовых орудий»: «Закон практического языка: Похожезвучащие слова могут иметь непохожий смысл… Закон поэтической речи. Слова похожие по звуку имеют в поэзии похожий смысл. Пример: город – гордый…» А ведь и правда: всякий город всегда горд. А село, скажем, смиренно село по-над речкой. Но больше всего мне понравился один афоризм Терентьева из «Трактата о сплошном неприличии»: «Всякая красота есть красота со взломом». Конечно, не всякая, но мне по душе … со взломом.

Читать далее:
http://www.nlr.ru/prof/reader/activ/advisory_list/vipusk20.html

Все рецензии на эту книгу

Фотомонтажный цикл Юрия Рожкова к поэме Владимира Маяковского «Рабочим Курска, добывшим первую руду...»: Реконструкция неизданной книги 1924 года. Статьи. Комментарии



Никита Елисеев

Книжная полка. Выпуск 20

Центр Чтения РНБ

Другая книга из серии «Avant-Garde» ещё необычнее. Это –фотомонтажный цикл Юрия Рожкова к поэме Маяковского: «Рабочим Курска, добывшим первую руду…»: Реконструкция неизданной книги 1924 года. Маяковскому настолько понравилось то, как визуализировал его поэму фотограф и геолог Юрий Николаевич Рожков, что он представил его фотомонтаж на своей выставке «20 лет работы». Более того, Юрий Рожков (с согласия Маяковского) сделал ещё одни фотомонтажные иллюстрации к ещё одному стихотворению великого поэта «Еврей». Этот фотомонтаж тоже помещён в книге.

Это агитационное стихотворение, посвящённое еврейским земледельческим колониям в Крыму. Маяковский, действительно, великий поэт. Ему удавалось всё превратить в настоящую поэзию. Скажем, агитационное стихотворение за то, чтобы все занимались спортом –пожалуйста! «Но нет на свете прекрасней одёжи, чем бронза мускулов и свежесть кожи. И когда подыметесь чисты и стройны, любую одежу заказывайте Москвошвею, и … лучшие девушки нашей страны сами бросятся вам на шею!»

Вот и стихотворение «Еврей» у него получилось. И у Рожкова фотомонтаж получился. В статье Михаила Карасика «Фотомонтаж – искусство социалистической стройки» интересно рассказано и про фотомонтаж, и про социалистическую стройку, и про еврейские земледельческие колонии, разумеется, разогнанные в год великого перелома сельского хозяйства. Добровольные объединения, в которых председатели выбираются, а не назначаются, сталинскому партаппарату были абсолютно ни к чему.

В статьях, приложенных (если можно так выразиться) к фотомонтажам Рожкова и стихам Маяковского, меня более всего заинтересовала судьба семейства Рожковых: отца и его детей. Это судьба русской демократической или даже революционной интеллигенции России, уничтоженной постреволюционной русской жандармерией. Судите сами: отец «Николай Борисович Рожков (1866-1927) – инженер-технолог Орехово-Зуевской мануфактуры Саввы Морозова (1890-1898), директор прядильной и ткацких фабрик Прохоровской Трёхгорной мануфактуры (1898-1905) и мануфактуры Красильщиковых (1906-1921), заведующий производственным отделом Иваново-Вознесенского текстильного треста (1921-1927). Благодаря Н. Б. Рожкову на этих предприятиях были внедрены новейшие английские, немецкие и швейцарские технологии прядильного и текстильного производства. Организованы рабочие посёлки с воскресными школами и больницами. В спорах между рабочими профсоюзами и владельцами предприятий поддерживал рабочих, разрешая конфликты мирным путём».

Детей, впрочем, воспитал в неготовности к разрешению конфликтов мирным путём. Хороших детей воспитал. Дочь: «Лидия Николаевна Рожкова (1896-1982). С 1916 года принимала участие в социал-демократических кружках. В 1937 году арестована и сослана в Архангельскую область; реабилитирована в 1960». Младший сын: «Борис Николаевич Рожков (1901/1902-1938). С 1920 года учился на физико-математическом факультете МГУ. В 1927 руководил работами Дагестанской геологопоисковой партии, открыл медноколчеданное месторождение Кизил-Дере. В 1928-1930 годах работал в Геолкоме, руководил работами Норильской группы геологических партий, сделал детальную геологическую съёмку этого района. В начале 1930-х был направлен в Восточно-Сибирский геологоразведочный трест, где проводил исследования на реке Тунгуске и на Анабарском массиве.  Арестован 3 декабря 1936 года. Расстрелян 22 апреля 1938 года. Реабилитирован 19 марта 1957 года».

Старший сын Николая Рожкова, Юрий, геолог, интересующийся новым искусством новой России, даже работающий в этом искусстве и успешно работающий, человек, открывший 33 промышленно ценных месторождения рудного золота в Северо-Восточном Казахстане, не отрёкся от арестованных брата и сестры, обвинён в развале работы треста «Золоторазведка» Северного Казахстана и пособничестве брату, «врагу народа», отстранён от работы, исключён из партии. Не арестован. Тяжело больной (туберкулёз лёгких) жил в Москве, продолжал работу по анализу материалов геологопоисковых работ. Рукопись его работы легла в основу дальнейших разработок института «НИГРИзолото». Последние три года Рожков прожил благодаря своей жене, Зинаиды Матиссен. Умер в 1940-м на 42 году жизни. Вот такой человек сделал фотомонтаж поэмы Маяковского «Рабочим Курска, добывшим первую руду…»

Надо сказать, что его судьба странно и страшно рифмуется с этой поэмой. Потому что в чём её (как принято сейчас говорить) месседж? Прежде были герои, вожди, великие литераторы, которым ставили памятники. А теперь появились … безымянные герои. Им не поставишь памятника, потому что их … много. Их памятник – это то, что они сделали. И это самый прекрасный из всех возможных памятников.

Читать далее:
http://www.nlr.ru/prof/reader/activ/advisory_list/vipusk20.html

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



Никита Елисеев

Книжная полка. Выпуск 20

Центр Чтения РНБ

вот эта посвящена героям известнейшим и справедливо известнейшим: поэту Маяковскому, художнику-фотографу, Александру Родченко и их совместной работе поэме «Про это», визуализированной (красивое слово) знаменитым (и скандальным) фотомонтажем. Почему скандальным? Потому что поэма посвящена весьма непростым отношениям Маяковского с его любимой женщиной, Лилей Брик. На обложке поэмы – фотография Лили Брик. Представьте себе, печатает Пушкин стихотворение «Я помню чудное мгновение…», а художник помещает рядом с текстом: «Передо мной явилась ты!» – изображение Анны Керн.

На мой (и не только мой) взгляд «Про это» – лучшая поэма Маяковского. Я был изумлён, когда Набоков в ответ на вопрос интервьюера о лучших русских поэтах ХХ века перечислил: Ходасевича, Мандельштама, Пастернака, Заболоцкого (здесь я не удивился), добавил ранние стихи Маяковского (тоже ничего удивительного), гениальную поэму «Во весь голос», «испорченную ложной идеологией», но … не назвал «Про это». Перечитав поэму и посмотрев фотомонтаж Родченко, я, кажется, понял в чём дело. Самое задушевное произведение Набокова «Дар» тоже ведь своего рода «Про это» – рассказ об одиночестве поэта и любви поэта к женщине, окружённой мещанским, отвратительным поэту миром.

По таковой причине дотошные набокововеды с большим удивлением извлекают из текста «Дара» «маяковские» метафоры. «Был вором-ветром мальчишка обыскан» (Маяковский «Про это») – «был быстро обыскан ветром» (Набоков «Дар»), скажем. Статьи о «Про это» Маяковского и «Даре» Набокова в сборнике, приложенном к репринтному изданию поэмы, нет. Ну, ничего, ещё напишут. Тема-то благодатная. Зато там масса других статей. Например, о бытовой истории возникновения поэмы, что и говорить, достойной и психологического романа, и психоанализа Фрейда. Такая яркая иллюстрация теории сублимации. На некоторое время Лиля Брик и Маяковский расстались. Попробовали жить отдельно. Она – с мужем, Осипом Бриком. Он – сам по себе. За это время Маяковский а) понял, что не может жить б) написал великую поэму.

Вообще, отношения этих трёх больших, сложных, интересных, талантливых людей: Осипа, Лили Бриков и Маяковского достойны эпиграфа из «Живого трупа» Льва Толстого: «Живут три человека: я, он, она. Между ними сложные отношения, борьба добра со злом, такая духовная борьба, о которой вы понятия не имеете…» Именно, именно, так что для того, чтобы адекватно писать об этих отношениях, нужно обладать талантом Льва Толстого или Марселя Пруста. Или сухо перечислять факты, что в статье и сделано. Есть статья о взаимоотношениях Родченко, начинавшего с абстрактных композиций, от которых пришёл в восторг Маяковский, и ставшего одним из создателей советского плаката и советского фотодизайна.

Разумеется, есть стиховедческая статья, из которой я узнал, что знаменитая «лесенка» Маяковского была впервые применена Маяковским только в 1923 году, в поэме «Про это». И это не всё. Оказывается, «лесенку» эту не Маяковский придумал. Впервые применил «лесенку» поэт-символист и один из лучших русских стиховедов, Андрей Белый. Но «дорогу делает не первый, дорогу делает второй». Уже хотя бы потому, что второй гораздо проще и понятнее может объяснить, почему он это делает.

Маяковский в статье «Как делать стихи» блистательно объяснил необходимость «лесенки». Если бы Пушкин (писал Маяковский) применял «лесенку», то гордые слова Дмитрия Самозванца не превращались бы у многих и многих артистов в мещанскую скороговорку: «Довольно. Стыдно мне. Пред гордою полячкой унижаться» –

«Довольно.

Стыдно мне пред гордою полячкой унижаться». По-моему, великолепное объяснение.

Есть и статья с попыткой найти некие мистические и метафизические тайны в «Про это». Очень возможно, что в этой фантастической, даже сюрреалистической поэме они и есть. А может и нет. Уж больно она эмоциональна, уж больно хорошо влипает в память:

«Не молкнет в сердце боль никак,
  кует к звену звено.
  Вот так,
             убив, 
                    Раскольников 
  пришел звенеть в звонок. 
  Гостье идет по лестнице... 
  Ступеньки бросил – 
                               стенкою. 
  Стараюсь в стенку вплесниться …»

Читать далее:
http://www.nlr.ru/prof/reader/activ/advisory_list/vipusk20.html

Все рецензии на эту книгу

Борис Каганович

ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ
Историк и время



Никита Елисеев

Книжная полка. Выпуск 19

Центр Чтения РНБ

Б. С. Каганович «Евгений Викторович Тарле. Историк и время». Вот эту книгу я советую вам прочесть настоятельно и от всей души. Начну с конца: в-третьих, в последней главе книги помещены отрывки из писем Евгения Тарле. Пусть меня проклянут все исследователи русской исторической науки ХХ века, но это лучшее, что написал академик Тарле. Перефразируем Пушкина: «Следовать за мыслью умного человека – занятие увлекательное», но если это не просто умный, но остроумный, весёлый, с нормальной долей цинизма и очень образованный человек, то занятие увлекательнейшее.

Становится жаль, что большую часть своей творческой жизни этот умный человек провёл в условиях абсолютно несвободного общества, где ему надо было думать не о том, как точнее и эффектнее сформулировать свои мысли, а как … выжить, как помочь попавшим в беду, как сделать так, чтобы его наука не была загублена или тупыми догматиками, или не такими тупыми (впрочем, тоже … не ума палата), но стопроцентно бессовестными циниками-карьеристами.

Зато в письмах к друзьям, главным образом, к другу филологу, литератору, переводчику, Евгению Ланну, автору замечательного жизнеописания Диккенса и блестящего исторического романа «Старая Англия», Тарле не держал душу за крылья и получались короткие точные эссе, сжатые в несколько предложений. Как жаль, что все письма Тарле не опубликованы! Понятно, что Борис Каганович выбрал алмазы, но не той природы эти алмазы, чтобы обретались они в прахе и пепле. Не откажу себе в удовольствии, процитирую.

О Герцене: «Упиваюсь Герценом (письмами). Не было никого талантливее его на всём земном шаре за всю его историю (как натура, как ослепительное сияние, глубина и пр.) – и никто не молол столько вздора об общине, о мужичке, о первозданном социализме, как именно он! Просто уши вянут! И та возня с тягучими, долгими, истеричными бабами. И первая Натали, и вторая Натали, и Мейзенбург… И этот ум, этот блеск, эта путаница четырёх языков в одной фразе…»

О статье Владимира Соловьёва про Достоевского: «Со стыдом признаюсь, что я прочёл статью Вл. Соловьёва о Достоевском. И чего можно было ожидать от этой великопостной, старой бабы в брюках? У него (Соловьёва) удочка для ловли карасей для постной вечери, а он опускает её в Атлантический океан и самодовольно хочет выловить со дна неведомых, таинственных чудищ, которые там обитают. Ни уха, ни рыла в Достоевском он не смыслит. Достоевский – Мефистофель, показывающий язык всей колокольной дребедени…». (Изумительно грамотно здесь назван океан: Атлантический. Почему не Тихий? Не Индийский? Потому что Атлантический омывает Европу и Америку, потому что Достоевский (как бы он громогласно ни клялся в своём «почвенничестве») – самый западный, самый европейский русский писатель).

О рассказе Достоевского «Бобок» (в письме к Михаилу Бахтину, которому Тарле помог во время защиты диссертации «Рабле и проблемы реализма», написал отзыв, и отзыв зачли, и диссертацию нереабилитированного сидельца тоже зачли … после отзыва Тарле): «Очень рад был узнать из Вашего письма, что Вы собираетесь со временем снова приняться за Фёдора Михайловича. Если будете работать не в хронологическом порядке – разберите «Бобок». Это – замечательнейшая мефистофельская вещь – и никто решительно её не касался…» Здесь самое интересное то, что «Бобок», напечатанный Достоевским в «Дневнике писателя», действительно, был обойдён вниманием филологов. И сам Бахтин, автор «Проблем поэтики Достоевского», поначалу не обратил на этот … газетный (потому что «Дневник писателя» – газета, разумеется) материал никакого внимания. А после совета Тарле обратил, разобрал, проанализировал, обозначил жанр «мениппея» – и  с той поры «мениппея» эта, почти, как «карнавал», в каждой книге и про Бахтина, и про Достоевского … правит бал…

Читать далее:
http://www.nlr.ru/prof/reader/activ/advisory_list/vipusk19.html

Все рецензии на эту книгу

Борис Каганович

ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ТАРЛЕ
Историк и время



Никита Елисеев

Жизнь историка

"ПРИГОРОД". 2014, №11

Накануне осени прочесть нечто сухое, научное, спокойное, объективное очень полезно и плодотворно. Например, книжку Б. С. Кагановича «Евгений Викторович Тарле. Историк и время». Будь Борис Каганович не строгим историографом, а залихватским журналюгой, обязательно назвал бы биографию Тарле: «Историк, попавший в историю». И то, стоит себе 17 октября 1906 года либеральный профессор, молодой, но уже довольно известный ученый, на чьи лекции набиваются аудитории, и с интересом читает царский манифест о гарантировании прав на свободу совести, слова, собраний, а тут на рысях вылетает казачий патруль во главе с сотником Фроловым. Кто не спрятался, я не виноват! Опытные студенты, разумеется, попрятались, а профессор продолжил знакомиться с первым опытом русской конституции, ну, сотник Фролов и рассек ему голову с лету. Отвезли в госпиталь. Выходили. Дальше - больше. В конце 1920-х попал под чекистскую раздачу: Академическое дело. Допросы, унизительные оговоры и самооговоры – ссылка. Из ссылки (вот это самое интересное для меня в книге Бориса Кагановича) Тарле выцарапала женщина, влюбленная в него по уши, бывшая студентка Надежда Осиповна Штейнберг, ставшая видным французским индологом Надин Щупак. Надин вовлекла в кампанию по высвобождению любимого всех - от писателя Ромена Роллана до премьера Эдуарда Эррио, как раз собиравшегося подписывать договор с СССР. Так что вернули Тарле из ссылки, а следом и всех его «подельников». И он написал самую свою знаменитую книгу - «Наполеон». Ее попытались было охаять в «Известиях» и «Правде», но Тарле рискнул написать самому вождю, мол, облыжно обвиняют, и вождь дал отмашку: не трогать. Больше внешних «историй» с Тарле не случалось. Заступался за арестованных, помогал освободившимся, писал казенные книжки, статьи и остроумные, умные письма.

Все рецензии на эту книгу

Фотомонтажный цикл Юрия Рожкова к поэме Владимира Маяковского «Рабочим Курска, добывшим первую руду...»: Реконструкция неизданной книги 1924 года. Статьи. Комментарии



Никита Елисеев

"Времянный памятник"

"ПРИГОРОД". 2014, №11

Очень красивая книжка. И очень драматичная. Сначала – издание той книжки, которую не смог издать Маяковский: «Рабочим Курска, добывшим первую руду. Временный памятник Владимира Маяковского». Поэма Маяковского, проиллюстрированная фотомонтажом Юрия Рожкова, фотохудожника и геолога. Потом статьи о поэме, о фотомонтаже в Германии и в Советской России, о Юрии Рожкове и его близких, потом еще одно стихотворение Маяковского с фотомонтажом Юрия Рожкова - о еврейских земледельческих коммунах в Крыму, уничтоженных в ходе великого сталинского перелома. Среди всех этих материалов я выделил материалы про Юрия Рожкова. Ибо это судьба русской революции и русских революционеров. Родился в семье преуспевающего инженера-технолога. Благодаря ему на текстильных производствах были внедрены новейшие европейские технологии. Во всех конфликтах выступал на стороне рабочих. Детей воспитал так, что все они оказались в Красной гвардии и все (за исключением Юрия) были расстреляны в 1937-38-м.

Юрий Рожков стал геологом, открыл 33 месторождения рудного золота в Северо-Восточном Казахстане. В 1936 году отстранен от работы, исключен из партии «за пособничество брату – врагу народа». Вернулся в Москву тяжело больным, умер в 1940-м. Последние три года выжил благодаря заботам жены, Зинаиды Матиссен. В 1920-е годы увлекся новым искусством - фотомонтажом, подружился с Маяковским, оформил два его текста. Маяковский мечтал их издать, да так и не издал. Только макеты показал на своей юбилейной выставке. Теперь можно посмотреть и заодно прочитать про замечательного человека, Юрия Рожкова. В книге есть его фотографии. Он удивительно похож на Андрея Платонова. Видимо, одна порода, один чекан.

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



составитель рубрики Сергей Костырко

Книги

"Новый Мир" 2014, №5

Книга Маяковского «Про это», изданная как литературный памятник и как памятник конструктивизма; под суперобложкой две книжки: факсимильное воспроизведение первого издания поэмы 1923 года с черно-синей обложкой, на которой фото-графика Александра Родченко, использовавшего знаменитый портрет Лили Брик с широко раскрытыми глазами; внутри — текст в графике «первоисточника» и фотомонтажи Родченко. Вторая книга того же формата содержит статьи Андрея Россомахина «„Про это”: визуализация экзистенциального», Александра Лаврентьева «„Про это”: Маяковский — Родченко», Евгения Лобкова «Незапланированная главная книга», Юрия Орлицкого «Об особенностях стиховой природы поэмы „Про это”»; далее — комментарии к тексту поэмы Татьяны Малявиной и Андрея Россомахина; в Приложении: Елена Семенова «К рисунку „Про это” [Из воспоминаний о Маяковском]» — воспроизводится рисунок Семеновой, на котором прототипы поэмы, и текст воспоминаний художницы с описанием персонажей своего рисунка, текст сопровождается подборкой фотографий Маяковского, Бриков и их друзей. Иными словами, перед нами научное издание и одновременно высокохудожественный образчик современного книжного дизайна, делающего издание еще и подарочным (подарочным, естественно, для определенного круга читателей).

 

Читать далее:
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/5/26k.html

Все рецензии на эту книгу

Ольга Малинова-Тзиафета

ИЗ ГОРОДА НА ДАЧУ
Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914)



Стивен Ловелл

"Антропологический форум" 2014. №20. с.386-389

Ольга Малинова-Тзиафета совершенно справедливо считает, что дача не стоит особняком от города. Не стоит слишком увлекаться восторженными размышлениями художников и литераторов о даче как некоей загородной идиллии. На самом деле, дача — в том понимании слова, которое стало преобладать с начала XIX в. — полностью обусловлена городскими процессами и патологиями. Дача — это важнейший аспект российской разновидности урбанизации.
Книга состоит из четырех объемных глав. В первой главе автор создает необходимую
историческую и терминологическую основу для дальнейшего исследования. Она рассказывает, как загородные дачи, изначально предназначавшиеся для вельмож, постепенно стали доступными более широкой публике. Процесс значительно ускорился после «первого дачного бума» 1830-х гг., а вследствие бурного строительства железных дорог в пореформенную эпоху пошел поразительными темпами.
В общих чертах эта история уже известна, но Малинова-Тзиафета вносит интересные нюансы. Так, она описывает, как в XVIII в. в Петербурге слово «дача» вытеснило термин «загородный двор», и фиксирует такие лексические изобретения XIX в., как «дачка» и «даченка». Она также уделяет внимание истокам дачного феномена. По ее убеждению, другие исследователи (в том числе и автор этих строк) слишком большое значение приписывали основанию Санкт-Петербурга и разбивке первых «дачных» участков на Петергофской дороге в 1710-е гг.
Автор книги видит значительную преемственность между «подмосковными» второй половины XVII в. и петровскими «дачами»1. Источники допетровского периода несколько фрагментарны, но можно предполагать, что лучшие «подмосковные» XVII в. выполняли те же эстетические и развлекательные функции, что и придворные дачи XVIII в. и так же позволяли своим хозяевам вести «челночный» образ жизни. Это интересная и перспективная тема для будущих исследователей, особенно для тех, кто занимается культурной историей российской элиты при переходе от московского к петровскому периоду. В любом случае, можно согласиться с утверждением автора, что на протяжении XVIII и XIX вв. загородная жизнь в Петербурге и Москве развивалась параллельно, хоть и далеко не одинаково.

 

"Антропологический форум" 2014. №20. с.386-389

Читать далее:
http://anthropologie.kunstkamera.ru/files/pdf/020/reviews.pdf

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



МЕЗОНИН №162, июнь 2014

Ставшая классикой конструктивизма поэма Маяковского любопытна как опыт визуализации поэтического слова
(с помощью новаторской системы разбивки строк «лесенкой»), а также как первый опыт иллюстрирования книги
фотоколлажами Александра Родченко. В «Про это» вошло восемь монтажей лидера русского авангарда, только начинавшего дизайнерскую карьеру. Обложку украшал постановочный портрет Лили Брик, снятый Абрамом Штеренбергом.
В анонсируемом издании впервые воспроизводится факсимиле поэмы.

 

 

Все рецензии на эту книгу

Эдвард Эстлин Каммингс

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕТОВАРИЩА КЕММИНКЗА В СТРАНЕ СОВЕТОВ
Э. Э. Каммингс и Россия.
Сост., вступит. статья, перевод с англ. и комментарии В. Фещенко и Э. Райт



Александр Уланов

"Решившийся быть"

журнал "Знамя" №6, 2014

Американский авангардист Эдвард Эстлин Каммингс все-таки немного известен в России как поэт (в основном по переводам В. Британишского). Теперь на русском языке появляется и прозаик — уровня Джеймса Джойса и Гертруды Стайн. Книга создана во­круг перевода фрагментов прозы Каммингса «ЭЙМИ», основанной на впечатлениях от поездки в СССР в мае — июне 1931 года. «ЭЙМИ» — не художественная литература вымысла, Каммингс настаивал, что имеет в виду личный опыт, произошедшее не где-то с кем-то, а с ним самим. Но и не путевые заметки, не публицистика — слишком необычен язык произведения, слишком далеко оно от повествования.

К капитализму Каммингс относился более чем критически, подчеркивая, что художник — не собственник и никогда им не бывает. И в СССР поехал в надежде увидеть альтернативу. Встретил — ад несвободы, в путешествии по кругам которого ему помог опыт Данте. Непредвзятому взгляду слишком быстро стало понятно, что СССР — не страна будущего, а регресс в прошлое восточных деспотий. «A land of Was», «страна Былья», «где мужчины — тени, а женщины — немужчины, доиндивидуальный марксистский немир».

Каммингс тщательно наблюдает приметы ада. Спертый воздух, засовы, заборы, шлагбаумы, запреты на передвижения и разговоры. Самое частое слово — «нет». Книга о посещении ада и начинается словом «закрыто». Апатия. Даже дети стоят с «чем-то от обреченного бессилия развязанных игрушек». Механичность. Человек превращается в машину, когда он начинает говорить пропагандистскими клише (как Осип Брик при встрече с Каммингсом). Бездомность. «Дом там, где сердце. P.S. — социалистическое серд­це находится в социалистическом государстве» — то есть дома у советского человека нет и не должно быть.

Но главное в аду — подавление личности. Уже название книги Каммингса — форма греческого глагола «быть», «я есмь» — утверждение индивидуализма. А СССР, USSR, Каммингс представляет как You (es es) are, «Вы (ты) есть» на английском и «он (оно) есть» на немецком, в отличие от «я есть». Ответ на несвободу — свобода взгляда и языка. Совет­ский бутерброд превращен Каммингсом в «boot-air-broat», где чувствуется несъедобность ботинка (boot) и легковесность содержимого (air — воздух).

Коллективизм лжет, что несет порядок. Напряженная атмосферы Москвы, «без (го) родного города, безлюдных людей, наполнена до буквально чудовищной степени тем, что кое-как может быть названо принудительной психической беспорядочностью». Коллективизм мешает расти, население России — «безвзрослые взрослые», переставшие быть детьми, но так и не научившиеся отвечать за себя. Тирания насаждает культ смерти. В стихотворении Каммингса 1935 года: «таварисчи мрут по приказу / смолоду мрут таварисчи» — потому что боятся и не умеют любить.

Читать далее:
http://magazines.russ.ru/znamia/2014/6/21u-pr.html

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



Евгения Гершкович

The Art Newspaper Russia №4 Май 2014

Поэма Про это писалась в экстремальных условиях разлада Маяковского с возлюбленной, героиней поэмы: по взаимной догово-
ренности с Лилей Брик они не виделись ровно два месяца. В это время Маяковский работал по 16–20 часов в сут-
ки и сделал столько, сколько, по его собственному признанию, «никогда не делал за полгода».

Читать дальше

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



7 новых книг весны, обязательных к прочтению

Downtown Воронеж

Невероятная редкость — впервые изданное факсимильное издание нашумевшей поэмы Маяковского, проиллюстрированное советскими фотомонтажами. Тот самый случай, когда понятия «стильно», «атмосферно» и «интеллектуально» только дополняют друг друга.

Читать далее:
http://downtown.ru/voronezh/tastes/6606

Все рецензии на эту книгу

Ольга Малинова-Тзиафета

ИЗ ГОРОДА НА ДАЧУ
Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914)



Краснова И.А.

Журнал "Клио" №4 (88) 2014, с. 126-129

Монография О.Ю. Малиновой-Тзиафета «Из города на дачу. Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860–1914)» посвящена малоисследованному аспекту истории городской повседневности. В качестве основных теоретико-методологических подходов автор опирается на зональную модель освоения пространства Э. Бургесса, использует дефиниции истории повседневности, разработанной Н. Элиасом, касающиеся перемен в структурах личности, коррелирующих с изменениями в социальных структурах. Кроме того, автор применяет понятие «средний класс», предложенное американским социологом П. Стеарнсом, для которого ключевой версией являлись изменения в личностных особенностях определенных групп общества, дополняя его наработками С. Блюмина, П. Гэя, Л. Макрейнолдс, рассматривающих эволюции социокультурных атрибутов слоев населения, относимых к среднему классу. У читателя складывается представление, что избранная О.Ю. Малиновой-Тзиафета теоретическая основа позволяет не только глубоко исследовать освоение дачного пространства вокруг Петербурга, но и пролить свет на многие малоизученные проблемы урбанистики.

Лаконичность данной во введении историографии свидетельствует о недостаточной исследованности избранного сюжета. Важно, что автор приводит современные труды зарубежных авторов из Англии, Франции, Швейцарии, Италии, в которых рассматриваются различные аспекты феномена загородной жизни на даче в России. Что касается отечественной историографии, то привлекаются не только труды общего характера, прежде всего Ю.М. Лотмана, но и более узкие исследования краеведческого направления, касающиеся не только вопросов быта и культуры городов, но и небольших поселков.

Автор не ставит перед собой задачи рассмотреть все грани избранной темы, выдвигая на первый план не исследование поведенческих практик, но анализ внутренних переживаний и культурно-психологических установок горожан-дачников, что определяет вполне логичную и целенаправленную структуру ее монографии. Выбор хронологических рамок и пространственных границ убедительно обоснован.

Привлекаемые источники отличаются многообразием форм: помимо нормативно-законодательных актов, официальных архивных документов, медицинских изданий и периодической печати, широко используются различные источники личного характера – дневники, письма, мемуары, позволяющие с высокой степенью репрезентативности реализовать научно-исследовательскую стратегию автора. Особенно интересным видится обращение к источникам, которые можно считать нетрадиционными: путеводители по дачным местам, железнодорожные расписания, видеоматериалы в виде фотографий ряда частных семейных архивов. Вполне корректным и уместным в данном случае выглядит привлечение многих литературных произведений XIX – начала XX в., в которых содержится богатый репрезентативный материал, позволяющий осветить многие аспекты дачной жизни.

Научную обоснованность рассматриваемой теме придает исторический экскурс, который начинается с XVIIXVIII вв. с установления этимологии термина «дача» согласно юридическим документам, фиксирующим права на предоставляемое пригородное землевладение на условии верной службы государю. Справедливо указав на давность традиции проводить определенное время в загородных резиденциях, возникшей задолго до петровских реформ, О.Ю. Малинова-Тзиафета производит убедительный лингвистический анализ, маркирующий процесс перенесения московских терминов на петербургскую почву. Она констатирует возрастание коннотаций термина «дача» после 1731 г., в связи с реформой Анны Иоанновны, отменяющей ограничения в распоряжении движимым имуществом и положившей начало сделкам купли-продажи земельных владений, в том числе дач. Но коренные изменения значения термина автор относит к 1830-м гг. – времени первой волны дачного бума, вследствие моды проведения досуга за городом, введенной аристократией, и распространившейся эпидемии холеры. Термин «дача» постепенно утрачивал элитарность, поскольку владельцами дач становились купцы и промышленники, он также применялся к тем строениям и помещениям, которые сдавались внаем за городом представителям иных, более низких городских сословий вплоть до крестьянских изб. С этого времени все более усиливался смысл слова «дача» как места для летнего отдыха, вытесняя другие коннотации к концу XIX в., что аргументированно доказано автором с помощью словарно-лингвистического анализа.

 

Но более важной представляется попытка реконструкции социально-культурного контекста распространения дачного обитания в XIX в. Оттенки негативного смысла, вкладываемого в слова «дача» и «дачник»: под последним часто подразумевался «бездельник», склонный к собственным удовольствиям и праздности, способствовали появлению термина «усадьба», где проживали занятые доходным хозяйством помещики и интеллектуалы-меценаты, часто приглашающие на лето мыслителей, литераторов, людей искусства. Кроме того, дача ассоциировалась с «непостоянным», «неосновательным», часто съемным жильем, в отличие от «усадьбы». Таким образом, этот термин стал все больше связываться с представителями среднего класса.

Читать далее:
http://clioscience.com/clio-4-88-2014-rus/

Все рецензии на эту книгу

Ольга Малинова-Тзиафета

ИЗ ГОРОДА НА ДАЧУ
Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914)



Natalya Bashmakoff

Slavic Review vol. 73, no. 2 (Summer 2014)

The title of this book alludes to urbanites’ retreat to Arcadia, but the subtitle leads the reader toward the problems of metropolitan city planning in the late imperial era. As a whole, Ol΄ga Malinova-Tziafeta’s study is about individuals caught up in administrative
decision making: the expansion of St. Petersburg, land reclamation, and the two dacha booms of the 1830s and 1870s. The author asks how social factors such as the insuffi cient canalization system, unsatisfactory hygiene conditions, the threat of epidemic
diseases, and an acute need for a new railway network aff ected the everyday life of metropolitan city-dwellers aft er the Great Reforms of Alexander II and during the high-speed modernization and mass culturalization that followed.
The book comprises four thematic chapters and a conclusion. The fi rst chapter examines the historical and juridical development of the term dacha from the seventeenth century onward. The second—based on archival, administrative, and print press data—discusses problems of urban hygiene, the fi ght against infectious diseases, domestic waste management, air pollution, and unsatisfactory housing conditions.
The third chapter focuses on the dacha as refuge from or panacea for urban aggression for persons with neurotic problems. Neurasthenia, one of the nineteenthcentury’s emblematic diseases, is refl ected upon and contextualized through the
era’s representations of the condition in Russian and European medical books and journals. In the fourth chapter the author focuses on the growth of St. Petersburg suburban railway traffi c and the needs and preoccupations of commuting passengers,
especially the less well-off traveling third class. Through close readings of a plethora of dacha publications, travel guides, local dailies, and passenger complaints, the author paints vivid scenes in which stressed urbanites encounter what are—from a contemporary standpoint—incredible practical obstacles on their way to take a retreat in the wild.

 

Читать весь текст из файла

Все рецензии на эту книгу

Ольга Малинова-Тзиафета

ИЗ ГОРОДА НА ДАЧУ
Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914)



Anna Ananieva, Julian Windmöller

Ab Imperio pp. 426-431 | 10.1353/imp.2014.0011

At least by the middle of the nineteenth century, the Russian word “dacha” had found its proper place in European vocabulary as a term for “Russian country house” in general and “summer dwellings of Petersburgers” in particular. 1 The sociocultural phenomenon thus conceived remained deeply rooted in the people’s everyday life even after the dissolution of the Russian and later the Soviet Empire. Its integration in the here and now of common living environments may be one reason why the dacha stayed outside the focus of scientific investigation for a long time. Only in the 1990s did it become an object of observation and reflection. Nearly at the same time, the Russian press and the international housing and urban studies “discovered” the dacha as a socio-cultural practice combining recreational and economic functions. 2 Receiving academic attention during the time of the 1990s’ economic crisis highlighted its significance for “sustaining life.” 3 Dacha life became an object of international investigation for anthropologists, historians, art historians, and literary scholars. In 2003, the British historian Steven Lovell published the first comprehensive study on the cultural history of the dacha since the eighteenth century. 4 One of the recent publications based on field research and investigating today’s dacha culture was written by the American anthropologist Melissa L. Caldwell. 5

Читать далее:
https://muse.jhu.edu/login?auth=0&type=summary&url=/journals/ab_imperio/v2014/2014.1.ananieva.html

Все рецензии на эту книгу

Джон Генри Паттерсон

С ИУДЕЯМИ В ПАЛЕСТИНСКОЙ КАМПАНИИ



Никита Елисеев

Книжная полка. Выпуск 15

Центр Чтения РНБ

А интереснее всего читать мемуары. Особенно такие, как мемуары генерала Джона Генри Паттерсона «С иудеями в палестинской кампании». Во-первых, мы ничегошеньки про это не знаем. А хорошо бы знать про то, как в годы первой мировой войны на Ближнем Востоке сражалось два батальона русских, английских и американских евреев в составе английской армии против турок. Уже вся армия России – штык в землю, а тех офицеров, что зовут в атаку на немцев – на штыки, а в далёкой Палестине русские евреи честно исполняют союзнический долг. Воюют так, что английский генерал Паттерсон не нахвалится на этих бывших портных, музыкантов и журналистов.

Во-вторых, интересен сам Паттерсон. Всё ж таки вошёл в мировую англоязычную литературу в качестве персонажа. Честертон (правда, очень иронично) изобразил бравого генерала и охотника на львов в своём рассказе «Лицо на мишени». Хемингуэй довольно точно пересказал трагическую историю, случившуюся с Паттерсоном, его начальником и женой начальника на охоте в лучшем своём рассказе «Недолгое счастье Френсиса Макомбера». Если вы читали этот рассказ, то учтите: белый охотник Уилсон – это-таки Паттерсон. Если не читали, но прочтёте, тоже учтите.

В-третьих, Паттерсон сам писатель и профессиональный, и успешный. Его документальные книги: «Со львами-людоедами в Цаво» и «Схватка в Нуике» (на русский не переведены) были чрезвычайно популярны в его время. А если учесть, что все они были экранизированы спустя много лет после его смерти в Англии и Америке, то можно сказать, что и сейчас они пользуются известной популярностью. Тут нужно оговориться. Читать Паттерсона интересно, но писатель он плохой. Недаром о персонаже, прототипом которого послужил Паттерсон, Горн Фишер из рассказа «Лицо на мишени» насмешливо говорит: «Отличный стрелок, но ружьём книжку не напишешь».

Он ошибается. Если материал интересен, то ничего, что ружьём написано. Дойдёт. Паттерсон – очень хороший, очень умный, очень наблюдательный, в высшей степени порядочный и добрый человек, но писательского таланта у него – нет. Это не страшно для мемуариста. Истории, которые он рассказывает, настолько драматичны, что писательский талант особенно-то и не нужен. В принципе канву этих историй очень чётко изложил бывший сотрудник нашей библиотеки, Виктор Кельнер в предисловии к книге.

Постараюсь и я так же чётко изложить эту историю. Во время первой мировой войны у двух лидеров сионистского движения, химика Хаима Вейцмана и поэта, писателя, журналиста, Владимира (Зеева) Жаботинского родилась мысль: надо создать еврейский легион, который сражался бы на территории Палестины против турок в составе английской армии. Когда окончится война, а кончится она победой стран Антанты, в этом и Жаботинский, и Вейцман были уверены, можно заручиться поддержкой Англии по созданию еврейского государства на землях Палестины, где уже есть еврейские поселения, и их немало.

Сказано – сделано. Преодолевая сопротивление большей части сионистского руководства, предпочитавшего держать нейтралитет в «империалистической бойне», неприятие английского, главным образом, военного истэблишмента, Вейцман и Жаботинский создали два еврейских батальона. Командовать батальонами поручили Паттерсону. Вот он и описывает, каково приходилось батальонами в Палестине, как английское военное командование, настроенное антисемитски, посылало батальоны то в самое гиблое место, то в самое бросовое, как пыталось теми или иными способами продемонстрировать батальонам, что их бойцы в английской армии – люди второго сорта, и как воевали солдаты этого батальона.

Самые страшные страницы в книге – последние. Последняя глава «Иерусалимский погром». Паттерсон описывает, как то же английское, антисемитское командование уже после войны в 1920 году подзуживает арабских националистов на, мягко говоря, резкие действия, как на Пасху 1920 года английскими военными блокируется старый город в Иерусалиме, чтобы в город не вошли силы еврейской самообороны, созданные Жаботинским на основе двух еврейских батальонов, и как в течение трёх дней безнаказанные погромщики режут беззащитных, не вооружённых людей.

Режут абсолютно безнаказанно. Стоят кордоны военных, прорваться сквозь них отрядам еврейской самообороны, означает, пойти на конфликт, которого ждёт английская военная верхушка на Ближнем Востоке: видите, что творится? Экстремистская террористическая организация, которая палит по нашим солдатам, обеспечивающим порядок в Иерусалиме. Погромщики в Иерусалиме знают это и вовсю дают волю своим … разрушительным инстинктам. После погрома Жаботинского арестовывают … за разжигание межнациональной вражды. Освобождён он был довольно скоро, дело дошло до тогдашнего военного министра, Уинстона Черчилля, каковой и добился освобождения и оправдания Владимира (Зеева) Жаботинского.

Это только один (хотя и самый страшный) эпизод в книге. С другой стороны он-то и внушает трагическую надежду. В конечном счёте, погромщики проиграли. Погромщики (в конечном счёте) всегда проигрывают. Но для тех, кого они избивают и унижают, утешение малое, что, в конечном счёте, эта мразь уголовная проиграет. Ну, хоть какое-то утешение.

Читать далее:
http://www.nlr.ru/prof/reader/activ/advisory_list/vipusk15.html

Все рецензии на эту книгу

Фотомонтажный цикл Юрия Рожкова к поэме Владимира Маяковского «Рабочим Курска, добывшим первую руду...»: Реконструкция неизданной книги 1924 года. Статьи. Комментарии



ЛАБИРИНТ Журнал социально-гуманитарных исследований №1 2014

В выпущенную Издательством Европейского университета в Санкт-Петербурге книгу вошли не только полноцветные репродукции всех монтажей Рожкова, но и исследования Л. К. Алексеевой, А. Бошковича, В. Н. Дядичева, М. С. Карасика, К. В. Матиссен, А. А. Россомахина, А. Н. Фоменко, рассматривающие самые разные аспекты как самой

поэмы, так и ее визуального воплощения, осуществленного в фотомонтажах Юрия Рожкова.

Удивительным образом художник-дилетант Ю. Н. Рожков оказался не только последователем таких пионеров в искусстве фотомонтажа, как А. Родченко, Г. Клуцис, братья Стенберги или европейские дадаисты, — в чем-то он даже предвосхитил их последующие достижения. Недаром в 1970–1980-х годах монтажи к «Рабочим Курска...» экспонировались по всей Восточной и Западной Европе, а также в США, на Кубе и даже в Австралии.

Читать далее:
http://journal-labirint.com/wp-content/uploads/2014/05/new_book.pdf

Все рецензии на эту книгу

Эдвард Эстлин Каммингс

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕТОВАРИЩА КЕММИНКЗА В СТРАНЕ СОВЕТОВ
Э. Э. Каммингс и Россия.
Сост., вступит. статья, перевод с англ. и комментарии В. Фещенко и Э. Райт



Михаил Визель

Авангардист в аду

«Эксперт» №12 (891)

Эдвард Эстлин Каммингс, автор травелога «Айми» (на греческом «Я есмь»), легшего в основу этой книги, — основоположник американского авангарда, чьи сложные для понимания тексты можно уподобить самым радикальным поэтическим жестам Хлебникова или даже Крученых. Неудивительно, что Каммингса интересовал Советский Союз. Причем, в отличие от многих западных интеллектуалов, не только как место проведения «эксперимента по созданию нового человека», но и как место реализации новой, авангардной, эстетики — ведь в 1920-е Малевич, Мейерхольд, Маяковский были официально вполне признаны.

Но к 1931 году, когда Каммингс отправился из Парижа в красную Москву, имея при себе несколько рекомендательных писем, дамские подарки от жены Арагона, Эльзы Триоле, ее родной сестре Лиле Брик и левацкую поэму самого Арагона «Красный фронт», которую он намеревался перевести, — роман советской власти с авангардом иссяк. Каммингс, с его обостренным чутьем, сделал вывод: Советская Россия — это не страна будущего, а страна самого что ни на есть архаичного прошлого («Былья», в его терминологии). И он почувствовал себя здесь как Данте в аду, беседующий со странными тенями этого «немира» — Мейерхольдом, Осипом Бриком. А Горький уклонялся от встречи с ним с лукавством, достойным хозяина ада… Впрочем, в отличие от Данте Каммингс никого не называет по имени, а придумывает всем по два-три вычурных псевдонима. А например, собор Василия Блаженного описывает так: «Буйство скрученных соцветий — пучкообразное невозможное завихряется вместе в одном шпицеподобном экстазе».

Книга Каммингса вызвала резкое неприятие современников, потому что в корне противоречила их наивной вере в СССР как страну «настоящего будущего». Но Каммингс недаром был настоящим авангардистом — он умел смотреть дальше.

Читать далее:
http://expert.ru/expert/2014/12/avangardist-v-adu/

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



Игорь Гулин

«Корреспондент Гаскаров в аду» и другие книги недели

Коммерсант.ru Weekend

Европейский университет в Петербурге запустил книжную серию Avant-Garde год назад переизданием хлебниковской "Трубы марсиан", но систематически новые книги в ней начали выходить только сейчас. Это замечательная новость: книг о русском авангарде выходит довольно мало, тем более — красиво, умно сделанных, как того требует материал. Именно в смысле красоты, издательского мастерства, в двух новейших книгах серии все замечательно.

Они образуют необязательную, но вполне отчетливую пару. Созданный в 1920 году плакат Лазаря Лисицкого "Клином красным бей белых" и вышедшее через три года издание поэмы Маяковского "Про это" с коллажами Александра Родченко — это два если не главных, то самых влиятельных типографских шедевра раннего советского авангарда, два визуальных текста, породивших бесконечные волны подражаний и интерпретаций. В общем-то, оба они — часть одной тенденции внутри авангардного искусства, скажем так, обратного абстрагирования. Лисицкий в своем плакате поставил супрематические формы и сопутствующее им космическое визионерство на службу идеологический агитации — плакат был выпущен в Смоленске и приурочен к наступлению армии Тухачевского на Польшу. Родченко поставил их же на службу лирике. Он не первым включил в сделанные по конструктивистским принципам коллажи реальные фигуры, фотографии. Но до того они принадлежали полю идеологии (так, Густав Клуцис делал бесчисленные композиции с Лениным). У Родченко вместо того — автор и героиня поэмы, Маяковский и Лиля Брик. Это сочетание формального и жизнестроительного эксперимента и до сих пор производит впечатление большее, чем визуальное остроумие родченковских коллажей. Здесь, в собранной филологом Андреем Россомахиным книге, они воспроизведены целых два раза. Во-первых — в составе факсимильного переиздания "Про это" (как ни странно, первого в России). Во-вторых, в дополнительной книжке есть и репродукции оригиналов, а также интересных отверженных вариантов. Помимо того, тут комментарии и ряд сопроводительных статей — если честно, совсем необязательных.

 

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/2426191

Все рецензии на эту книгу

Дмитрий Козлов

«КЛИНОМ КРАСНЫМ БЕЙ БЕЛЫХ»
геометрическая символика в искусстве авангарда



Игорь Гулин

«Корреспондент Гаскаров в аду» и другие книги недели Выбор Игоря Гулина

Коммерсант.ru Weekend

Европейский университет в Петербурге запустил книжную серию Avant-Garde год назад переизданием хлебниковской "Трубы марсиан", но систематически новые книги в ней начали выходить только сейчас. Это замечательная новость: книг о русском авангарде выходит довольно мало, тем более — красиво, умно сделанных, как того требует материал. Именно в смысле красоты, издательского мастерства, в двух новейших книгах серии все замечательно.

Они образуют необязательную, но вполне отчетливую пару. Созданный в 1920 году плакат Лазаря Лисицкого "Клином красным бей белых" и вышедшее через три года издание поэмы Маяковского "Про это" с коллажами Александра Родченко — это два если не главных, то самых влиятельных типографских шедевра раннего советского авангарда, два визуальных текста, породивших бесконечные волны подражаний и интерпретаций. В общем-то, оба они — часть одной тенденции внутри авангардного искусства, скажем так, обратного абстрагирования. Лисицкий в своем плакате поставил супрематические формы и сопутствующее им космическое визионерство на службу идеологический агитации — плакат был выпущен в Смоленске и приурочен к наступлению армии Тухачевского на Польшу. Родченко поставил их же на службу лирике. Он не первым включил в сделанные по конструктивистским принципам коллажи реальные фигуры, фотографии. Но до того они принадлежали полю идеологии (так, Густав Клуцис делал бесчисленные композиции с Лениным). У Родченко вместо того — автор и героиня поэмы, Маяковский и Лиля Брик. Это сочетание формального и жизнестроительного эксперимента и до сих пор производит впечатление большее, чем визуальное остроумие родченковских коллажей. Здесь, в собранной филологом Андреем Россомахиным книге, они воспроизведены целых два раза. Во-первых — в составе факсимильного переиздания "Про это" (как ни странно, первого в России). Во-вторых, в дополнительной книжке есть и репродукции оригиналов, а также интересных отверженных вариантов. Помимо того, тут комментарии и ряд сопроводительных статей — если честно, совсем необязательных.

Монография Дмитрия Козлова — чтение более интересное. Он анализирует композицию "Красного клина" Лисицкого с точки зрения формы, идеологии, философии, истории искусства и просто истории, пытается найти всех доступных предшественников и всех известных последователей. По мысли искусствоведа, клин, врезающийся в шар,— главный образ начала XX века, точка, в которой фокусируется сознание человека революции. Через внимательное вглядывание в этот момент врезания Козлов пунктирно разворачивает всю историю русского авангарда. Выходит немножко наивно, аналитика часто превращается в перечисление однотипных мотивов, но увлекает сам материал, собранный и систематизированный автором,— бесконечный забор визуальных клиньев, изрешечивающий наличный порядок.

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/2426191

Все рецензии на эту книгу

Ольга Малинова-Тзиафета

ИЗ ГОРОДА НА ДАЧУ
Социокультурные факторы освоения дачного пространства вокруг Петербурга (1860-1914)



Альбин Конечный

по поводу книги О.Ю. Малиновой-Тзиафеты «Из города на дачу»

«НЛО» 2014, №1(125)

В первой главе («От дачи к дачке»), исследуя появление понятия «дача», автор пишет о том, что «в XVIII в. слово "дача" было тесно связа­но с глаголом "давать"» и что «существовало также юридическое понятие "дача", связанное с земельным правом» (с. 28—29). Однако О. Малинова-Тзиафета не дает четкого типоло­гического разделения между ранними загород­ными домами горожан — резиденциями Двора, господскими усадьбами, родовыми поместьями дворян XVII—XVIII вв. — с одной стороны, и собственно «дачей», то есть явлением, изна­чально характерным именно для петербург­ских быта и культуры XIX—XX вв., — с другой. Поэтому, говоря о подмосковных усадьбах и за­городных резиденциях царского Двора в Моск­ве XVII в. и в Петербурге в начале XVIII в., автор делает вывод, что они типологически «очень близки»: «Подмосковные и загородные дворы (дачи) в окрестностях Петербурга были, в сущности, очень близки в пра­вовом, хозяйственном и культурном отношении» (с. 40).

Между тем современники подчеркивали особое семантическое наполнение термина «петербургская дача». Так, в 1843 г. В. Межевич писал: «Слово дача, в значении летнего загородного жилища, есть, можно сказать, почти исключи­тельный термин Петербурга. Москва усвоила его от северной столицы, и то в не­давнее время. Наши провинциальные города пока еще дач не знают». И далее Ме­жевич поясняет причины появления дач в столице: «В Москве несравненно менее живут на дачах, нежели в Петербурге. <...> Москва имеет множество садов, бульваров, освежающих воздух благоуханием и доставляющих тень и прохладу жи­телям. <...> Поэтому дачная жизнь в Москве не укореняется, не превращается в необходимость для каждого. <...> Петербург, занимая меньшее пространство земли сравнительно с Москвою, но при гораздо большем числе жителей, принуж­ден тесниться своими огромными зданиями, выгадывать место. <...> В Петер­бурге есть одно только место для прогулки в летнее время — Летний сад; обилием частных садов он также похвалиться не может. И вот те причины, которые застав­ляют каждого городского жителя искать себе на лето приюта вне Петербурга».

Уместно обратиться к истокам происхождения дач в Петербурге. Ф.В. Булгарин, тонкий знаток столичного быта, посвятил им специальный очерк «Дачи» (1837):

В России постройка дач стала распространяться в царствование императ­рицы Екатерины Великой, вместе с разлитием просвещения. Модное место была Петергофская дорога. Острова были пусты. Каждый из них принад­лежал какому-нибудь одному лицу и имел не более одной дачи. Там, где ныне тысячи дач, было всего четыре: одна на Елагином, одна на Крестов­ском, одна на Каменном островах и Строгановская дача на Петербургской стороне. На Петербургской дороге было также весьма немного дач, и те при­надлежали первым вельможам Двора Екатерины или первым банкирам. В Стрельной и от Стрельной мызы до Петергофа не было ни одной дачи еще в мое время. Сказать о ком-нибудь: он живет на даче, значило то же что: он богат, силен и знатен. <...> А ныне? <...> Почти все сидельцы Го­стиного двора проветриваются по праздникам на дачах своих хозяев. <...> Не ищите летом купца в лавке, аптекаря в аптеке, немецкого мастерового в мастерской, бумажного дельца в его кабинете! Все они на даче! <...>

Любовь к природе, к деревьям, к цветам означает уже некоторую степень образованности, а возможность иметь два дома или две квартиры есть дока­зательство довольства. Все это правда, с малыми исключениями. Кроме того, этот вкус к дачам произвел новый город: летний Петербург (т.е. Петербург­ская и Выборгская стороны, острова Крестовский и Каменный). Пустые мес­та и болота заселились и украсились прелестнейшими домиками и сади­ками. <...> Дачи прибавили в С. Петербурге, по крайней мере, четвертую часть цены на все товары, на квартиры и на труд ремесленников и убавили, по крайней мере, два месяца времени из нашего делового календаря. На даче более естся, более спится, более гуляется — и менее работается.

Дамы разговаривают потому, что на дачах легко знакомятся и по соседст­ву часто сходятся. Зимой можно и не продолжать летнего знакомства, ибо два города,летний и зимний, имеют особые нравы и обычаи.

Читать далее:
http://magazines.russ.ru/nlo/2014/125/41k.html

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



Книги недели

Mосковский книжный журнал

Все рецензии на эту книгу

Ник Барон

КОРОЛЬ КАРЕЛИИ
Полковник Ф. Дж. Вудс и британская интервенция на севере России в 1918–1919 гг.



Е. Ю. Дубровская

Труды Карельского научного центра РАН № 3. 2014. С. 180–182

В серии «Эпоха войн и революций», издаваемой Европейским университетом в Санкт-Петербурге, вышли в свет мемуары профессионального военного и политика Филиппа Дж. Вудса и его биографический очерк, подготовленный профессором истории Университета Ноттингема (Великобритания) Н. Бароном. Очерк известного в нашей республике исследователя посвящен непростой и яркой жизни одного из создателей «Карельского легиона» («Карельского полка», который был сформирован в Беломорской Карелии весной 1918 г.).

 Публикация проливает свет на события драматического времени в истории карельского народа, когда в переломные для истории Российского государства годы революции и Гражданской войны территория современной Республики Карелия была вовлечена в орбиту международной политики. Прежде всего в сферу интересов Германии и Финляндии, а также Англии, Франции и Америки – недавних союзников России по антигерманской коалиции. С заключением в начале марта 1918 г. Брестского мирного договора между Германией и советской Россией последняя все же не осталась в стороне от продолжавшейся мировой войны. Поменялся ее противник, преследовавший свои интересы на северо-западе бывшей Российской империи, – Великобритания, и вчерашние союзницы – страны Антанты – оказались врагами.

 Так, в эпоху, последовавшую за российской революцией 1917 года, часть Олонецкой губернии и западных волостей Кемского уезда Архангельской губернии (Беломорская Карелия и Карельское Поморье) оказались театром военных действий еще продолжавшейся Первой мировой войны. Тем актуальнее в год столетней годовщины начала войны видится обращение автора публикации к исследованию мемуаров Вудса о карельской кампании британских экспедиционных сил 1918–1919 гг. 

Читать далее:
http://www.krc.karelia.ru/publ.php?id=11921&plang=e

Все рецензии на эту книгу

Сост. и науч. ред. А. А. Россомахин

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. ПРО ЭТО
Факсимильное издание. Статьи. Комментарии



Факсимильное издание поэмы Маяковского «Про это» вышло в издательстве Европейского университета

ART1

Составителем и научным редактором издания выступил автор ART1, искусствовед, написавший серию книг о деятелях русского литературного авангарда: «Кузнечики Велимира Хлебникова» (СПб, 2004), «Кузнечики Николая Заболоцкого» (СПб, 2005) и «REAL Хармса: по следам оккультных штудий поэта-чинаря» (СПб, 2005). В 2012 году вышло исследование «Магические квадраты русского авангарда. Случай Маяковского», в котором анализируется семантика обложек прижизненных изданий Владимира Маяковского.

Читать далее:
http://art1.ru/zloba-dnya/faksimilnoe-izdanie-poemy-mayakovskogo-pro-eto-vyshlo-v-izdatelstve-evropejskogo-universiteta/

Все рецензии на эту книгу

Эдвард Эстлин Каммингс

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕТОВАРИЩА КЕММИНКЗА В СТРАНЕ СОВЕТОВ
Э. Э. Каммингс и Россия.
Сост., вступит. статья, перевод с англ. и комментарии В. Фещенко и Э. Райт



Игорь Гулин

"Коммерсант Weekend"

Вдохновленный, как и многие западные интеллектуалы, зарей нового мира, увлеченный социалистическими идеями, подговариваемый и наставляемый Луи Арагоном (самым верным в то время другом СССР в европейской литературе), великий американский авангардист Э.Э. Каммингс отправился в Советский Союз в 1932 году. Такое путешествие было уже своего рода традицией, важнейшим испытанием для свободолюбивого мыслителя. Из него многие выходили разочарованными, озадаченными. Каммингс пришел в ужас. Он буквально уносил из страны ноги, каждую минуту чувствовал присутствие всевидящего ГПУ и в страхе писал до предела шифрованный, энигматический дневник. Вернувшись, он переработал эти записи в роман "Эйми, или Я Есмь" ("эйми" собственно и значит по-гречески "я есть", "я существую, равен себе"). Отповедь коллективистскому сознанию со стороны не желающего жертвовать своей самостью художника, свод ехидных и тонких наблюдений за безумным новым миром (а также за его культурными деятелями, среди которых — Осип и Лиля Брик, Мейерхольд и другие) и вместе с этим — потрясающе сложный и невероятно красивый модернистский текст. Каммингс вообще не из самых простых для перевода авторов, но "Эйми", построенный на неостановимом языковом сдвиге, переизобретении слов, попытке зафиксировать загробное состояние языка (Каммингс настойчиво приравнивает путешествие в страну общего блага дантовскому визиту в Преисподнюю),— "Эйми" для перевода практически вовсе не приспособлен. Тем большее уважение вызывает труд филологов Владимира Фещенко и Эмили Райт: они перевели где-то треть романа, ряд сопутствующих ему текстов Каммингса и Паунда, снабдили их подробным комментарием и большой вступительной статьей.

Читать далее:
http://www.kommersant.ru/doc/2404224

Все рецензии на эту книгу

Борис Корниенко

ПРАВЫЙ ДОН
казаки и идеология национализма (1909–1914)



Николай Захаров

Новi книжки

http://historians.in.ua

Представляется перспективным рассмотрение в развитии исследуемой автором темы «украинского аспекта». Историческим фактом являются тесные связи и взаимовлияние запорожского и донского казачества, их совместное участие в различных военных походах. Существенной была помощь Мазепы Петру Первому в подавлении восстания Булавина, после чего начал формироваться известный нам образ «тихого Дона». Да и украинское этническое происхождение многих донских казаков не вызывает сомнений. Так же не безынтересно выяснить причины тождественности многих элементов созданиия «модели национальной истории» у активистов «Правого Дона» и их украинских коллег. Имели ли место случаи прямого замствования, либо не зависимо друг от друга они шли одним и тем же путём  «сепарирования» исторических фактов, создания нужных им мифов, прославления «своих героев» и проклятия «своих врагов»?

Читать далее:
http://historians.in.ua/index.php/novi-knizhki/1078-borys-kornyenko-pravyi-don-kazaky-y-ydeolohyia-natsyonalyzma-19091914-sankt-peterburh-yzdatelstvo-evropeiskoho-unyversyteta-2013-232-s

Все рецензии на эту книгу

Илья Эренбург

ЛИК ВОЙНЫ
Воспоминания с фронта, 1919, 1922–1924. Газетные корреспонденции и статьи, 1915–1917



Сергей Жегло

"Блики войны"

Эксперт online

<Сто лет назад Европа вовсю полыхала в мировой войне, притом что, казалось бы, ничто не предвещало ее начала. В ту пору, примерно как и сейчас, люди, пребывая в гуманистическом угаре и эйфории от плодов технического прогресса, думали, что человечество достигло небывалых высот совершенства и впредь все до