image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
[Скрыть витрину]


Рецензии и отзывы на книгу «ДВОРЯНСКАЯ ПАМЯТЬ
«Бывшие» в советском городе
(Ленинград 1920—30-е годы)»

Софья Чуйкина

ДВОРЯНСКАЯ ПАМЯТЬ
«Бывшие» в советском городе
(Ленинград 1920—30-е годы)



Софья Чуйкина

Дворянская память

Рецензии в зарубежных изданиях

  • The Russian Review: An American Quaterly devoted to Russia Past and Present. Volume 67, Number 2, April 2008. By Stuart Finkel (University of Florida). pp. 349-350.

 

  • Slavic Review: International Quaterly of Russian, Eurasian, and East European Studies. Volume 67, Number 2, Summer 2008. By Gary M. Hamburg (Claremont McKenna College). pp. 510-511.

 

  • Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. Volume 8, N4, Fall 2007. By Golfo Alexopoulos. pp. 904-909.

 

 

  • La revue russe. Vol. 31, 2008. Par Véronique Jobert (Université Paris 4). pp. 101-103. 

 

Софья Чуйкина

ДВОРЯНСКАЯ ПАМЯТЬ
«Бывшие» в советском городе
(Ленинград 1920—30-е годы)



Ольга Балла

"Трава выпрямляется"

Независимая газета

Похоже, издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге обзавелось очень любопытной серией. Что именно оно намерено в ней публиковать, пока неизвестно, но начало, во всяком случае, получилось весьма интересное.

Социолог Софья Чуйкина, сотрудник питерского Центра независимых социологических исследований, пишет историю конца русского дворянства – тех двадцати межвоенных лет, на протяжении которых его вынудили сойти на нет. Просто исчезнуть.

После революции перед бывшими дворянами оставалось три пути: гибель, эмиграция или – вживание в советскую, откровенно враждебную им действительность. И трудно сказать, что из этого было самым трудным и самым страшным.

На основе рассказов дворян, родившихся в начале ХХ века и выбравших – волей или неволей – жизнь в СССР, о собственном прошлом: биографических интервью с ними и воспоминаний, написанных ими для своих потомков, – Чуйкина шаг за шагом прослеживает, как происходили распад и исчезновение единой некогда социальной группы: от первого шока утраты всего – до «посмертного», запоздалого обнаружения ценности дворянской жизни и памяти в 1990-е, да просто – изумления тому, какой огромный пласт жизни, оказывается, был утрачен, и попыток восстановить, насколько возможно, то немногое, что еще хоть как-то поддавалось восстановлению.


Читать далее:
http://exlibris.ng.ru/koncep/2007-08-16/7_trava.html

Софья Чуйкина

ДВОРЯНСКАЯ ПАМЯТЬ
«Бывшие» в советском городе
(Ленинград 1920—30-е годы)



Ольга Балла

"Дворянские практики и культура переломного времени"

"Русский журнал"

Серию "Территории истории" издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге открывает исследованием в жанре исторической социологии. Софья Чуйкина, научный сотрудник Центра независимых социологических исследований, реконструирует механизмы трансформации социальной группы, поставленной в ситуацию невозможности продолжать свое существование. Не столько даже превращения ее в другую - так же четко, как прежде, очерченную - социальную группу, сколько ее растворения, диффузного распределения ее членов внутри других групп - при сохранении, однако, некоторой "нерастворяемости": стойких характерных черт, по которым людей этой исчезнувшей породы возможно будет узнать даже по прошествии десятков лет.

Речь идет об исчезновении, насильственном и стремительном, русского дворянства: о межвоенном двадцатилетии, на протяжении которого оно, казалось бы, совершенно сошло с советской социальной сцены.

Октябрьская революция 1917 года оставила перед бывшими дворянами три пути: гибель, эмиграция или приспособление к новой, откровенно враждебной им действительности, в самый замысел которой входило то, что никаким дворянам в ней не должно быть места.

На основе биографических интервью с петербуржцами дворянского происхождения, родившимися в начале ХХ века (она еще успела опросить людей 1905, 1906, 1908 годов рождения - материал для исследования собирался с конца 1990-х годов до самого начала 2000-х) и воспоминаний, написанных людьми этого поколения для своих потомков, Чуйкина реконструирует, что и как были вынуждены сделать с собой те, кто - волей или неволей - выбрал жизнь в СССР. Эти люди, успевшие получить воспитание дворянского типа, должны были начинать себя в некотором смысле с нуля, поскольку все, бывшее до сих пор источником их личного достоинства, их образа себя, системы их ориентиров... было утрачено или объявлено утратившим всякую ценность.


Читать далее:
http://www.russ.ru/Kniga-nedeli/Uporstvo-estestva

Софья Чуйкина

ДВОРЯНСКАЯ ПАМЯТЬ
«Бывшие» в советском городе
(Ленинград 1920—30-е годы)



Вадим Левенталь

"Ядерная социология"

"Прочтение"

Ученые, если они честные, бывают, как и водка, двух видов — хорошие и очень хорошие. Хороший ученый похож на скупого рыцаря, устраивающего себе пир в «подвале тайном» в компании своих фактиков. Ученого очень хорошего можно уподобить физику-ядерщику, складывающему фактик к фактику до тех пор, пока их общая масса не перевалит за критическую отметку.

Это историко-социологическое исследование посвящено жизни бывших дворян в советскую эпоху — тех, кого в советской прессе называли просто «бывшие люди». Между тем «бывшими людьми» в одночасье стали многие десятки тысяч людей по всей бывшей империи. Каждого из них ждала своя судьба. Кто-то эмигрировал за границу, кто-то по тем или иным причинам остался; кто-то приспособился к диктатуре пролетариата, кто-то сделать этого не сумел или не захотел. Как вели себя «бывшие» на рынке труда? Как пригодились знания и навыки, полученные до октября? Как «бывшие» превратились в «старую интеллигенцию»? И что такое «новая интеллигенция»? Как функционировала семейная память и как осуществлялось дворянское воспитание?


Читать далее:
http://prochtenie.ru/index.php/docs/670

Софья Чуйкина

ДВОРЯНСКАЯ ПАМЯТЬ
«Бывшие» в советском городе
(Ленинград 1920—30-е годы)



Арсений Рогинский

"Прочитанное в феврале"

"Радио Свобода"

Только что вышла в Санкт-Петербурге книжка молодой исследовательницы, ее зовут Софья Чуйкина, называется «Дворянская память: «бывшие» в советском городе (Ленинград, 120-30-е годы)». Она работает, Софья Чуйкина, в Центре независимых социологических исследований и в Европейском университете – это такие главные, с моей точки зрения, самых интересные центры интеллектуальной жизни в Петербурге, где как раз люди занимаются смыслами. О чем же эта книжка? Сама она определяет эпоху и то, чем она занимается, проблему главную, как проблему большого компромисс. Мы говорим «Большой террор», «великие стройки». Эти слова «большой» и «великий», они всегда приписываются первому 20-летию советской истории. А был большой компромисс между прошлым и настоящим. И поисками этого компромисса занимались по сути дела все люди в ту эпоху. Эпоха изменилась. И потребовалось для того, чтобы выжить, существовать, как-то творить даже в новое время, потребовалось всем пересмотреть свою старую биографию и свою семейную историю и создать новый вариант этой биографии и истории, такой приемлемый советский вариант. Ведь, по сути дела, в каждой биографии, в каждой судьбе был какой-то изъян. У кого-то был родственник-эмигрант, кто-то служил в Белой армии, кто-то где-то не там служил в дореволюционную эпоху, у кого-то были какие-то родственники, признанные социально-опасными элементами, у кого-то были батраки и так далее. Все это надо было замаскировать и каким-то образом представить свою семейную и свою личную историю каким-то новым образом, совершенно приемлемым и лояльным. И поиски этого представления занимали у людей огромное количество времени.

Читать далее:
http://www.svobodanews.ru/content/transcript/380047.html