image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
[Скрыть витрину]


Рецензии и отзывы на книгу «РУКОТВОРЕННЫЙ СВЕТ
Световые эффекты как самостоятельный элемент декорации восточнохристианского храма »

Всеволод Рожнятовский

РУКОТВОРЕННЫЙ СВЕТ
Световые эффекты как самостоятельный элемент декорации восточнохристианского храма



Юрий Орлицкий

"Книжная полка"

"Новый мир" №2

«Световые эффекты в храме трудно не заметить — лучи пронизывают пространство, солнечные пятна на стенах и на полу изменяют впечатление о пространственной глубине и привлекают внимание как отдельные маяки в глубине интерьера, но при этом мешают современному зрителю в древнем храме рассматривать средневековую живопись, знаменитые мозаики или фрески». Так начинается эта необыкновенная книга.

Необыкновенна она именно тем, что рассказывает о явлении, вроде бы для всех очевидном: что свет в храме — вещь необходимая и что она помогает одним («как маяки») и мешает другим («рассматривать»). Главное открытие петербургского искусствоведа Всеволода Рожнятовского — из числа тех, о которых обыватели говорят: «Да это и так понятно». Понятно-то понятно, но никто об этом, как выяснилось, раньше не писал — не только в России, но и во всем мире.

Гипотеза ученого состоит в том, что свет в храме не просто важен, как пишет Рожнятовский, «для создания образа нефизического Божественного света», но важен настолько, что древние византийские мастера располагали свои фрески на стенах так, чтобы пришедший во храм мог читать их, следуя взглядом за лучом солнца, как связное повествование, как книгу: Рожнятовский убежден, что древние зодчие и живописцы «продумывали передвижение лучей на плоскости конкретной стены, заставляли солнечный абрис окна дробиться и множиться стройным ансамблем или же консолидироваться в цельную фигуру». И доказывает это многочисленными примерами, собранными им и его студентами в старейших храмах России и Европы — там, где работали византийские мастера.

Как пишет автор, «базовым объектом изучения эффектов дневного освещения был определен Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря в Пскове», который «сохранил около восьмидесяти процентов первоначальных фресок XII в.». Именно в этом соборе провел свою молодость Рожнятовский, работая научным сотрудником Псковского музея: многие вспоминают, с каким вдохновением, буквально от фрески к фреске, он часами водил здесь музейных посетителей. А потом наблюдения сложились в концепцию, ставшую основой сначала диссертации, а потом и книги.

Читается она как научный детектив; тем более, что Рожнятовский — не только искусствовед, но и поэт, автор нескольких книг. Убедиться в этом нас заставляют и названия книги и ее глав («Пресветлое средневековье», «Воспламенение ума», «Два дерева на равнине», «Светозарная проповедь», «Тысячелетний свет»), и к месту приводимые стихотворные цитаты, и стиль изложения материала, и, наконец, прекрасно подобранные иллюстрации, убедительно показывающие световые отблески и дорожки, выделяющие в интерьере храма самое важное и создающие неповторимое «световое убранство храма», которому посвящена книга.

Приведу только одну цитату — из латинских стихов Венанция Фортуната (VI век), описывающего, как ведут себя фигуры святых под лучами солнца: «Они движутся, идут и возвращаются по прихоти блуждающих лучей, и вся поверхность мозаики кажется пребывающей в волнении подобно волнам морским». Теперь, правда, мы знаем, что это — не «прихоть», а результат деятельности ума и таланта, «воспламененных» верой. И уже не сможем смотреть на стены и купола, не думая об этом.


Читать далее:
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2013/2/o18.html

Всеволод Рожнятовский

РУКОТВОРЕННЫЙ СВЕТ
Световые эффекты как самостоятельный элемент декорации восточнохристианского храма



Данила Давыдов

"Явленность эфемерного"

"Книжное обозрение"

Псковский искусствовед (и поэт!), живущий в последнее время в Петербурге, Всеволод Рожнятовский - пожалуй, один из самых тонких знатоков средневекового искусства, возникшего в рамках восточной ветви христианства. Монография Рожнятовского посвящена важному, но отнюдь не самому исследованному аспекту храмовой архитектуры: роли света в восприятии целостности храма. Ученый пишет: "солнечные образы в сочетании с архитектурным строем и живописью на стенах являлись доминантным выражением как символики интерьера, так и программного содержания росписей";. Самое эфемерное, самое неуловимое – игра света – становится, по Рожнятовскому, максимально явленным и одухотворяющим. Здесь можно усмотреть неожиданные и очень занятные параллели между древними храмами и новейшими виртуальными художественными опытами.